logo Книжные новинки и не только

«Механизмы некромантии» Анастасия Левковская читать онлайн - страница 1

Анастасия Левковская

Университет Ульгрейм

Механизмы некромантии

Пролог

— Хен, стой! Убью заразу!

Студенты, сновавшие по коридору, куда выходили двери тренировочных залов, торопливо расступались, ошарашенно провожая взглядом одного из преподавателей боевки Шэйна Даверлина. Тот в данный момент изо всех сил старался догнать полуэльфа и пугал окружающих зверским выражением лица Некоторые, впрочем, узнали и этого полуэльфа. Им был Хенрим Керриви, довольно известный в узких кругах целитель с редкой специализацией мозгоправа. Сейчас он, хохоча, мчался по коридору и останавливаться даже не думал.

Ровно до того момента, как его взгляд зацепился за стоящую у стены девушку. Техномагичка в боевом крыле университета Ульгрейм сама по себе была явлением редким. Да и то, как она спокойно, можно даже сказать безучастно, взирала на разворачивающееся представление, тоже выбивалось из общей картины. Узкое лицо с острым подбородком, высокие скулы, раскосые светлые, не то серые, не то голубые глаза, смуглая кожа и черные блестящие волосы, убранные в высокий хвост, — девушка была очень привлекательна. Но отнюдь не из-за этого Хенрим так засмотрелся на незнакомку, что не вписался в поворот и врезался в стенку.

— Ох! — Он сполз на пол, потирая пострадавшее плечо, но при этом не отводя заинтересованного взгляда от Девушки.

Вернее, от ее рук, которые в данный момент были сложены на груди. И пусть ему сейчас видны только пять пальцев из десяти, руны на костяшках красноречиво говорили сами за себя. Некромантка [Из всех магических способностей некромантия — самая нестабильная для душевного равновесия. Из-за этого некроманты мало пьют и не употребляют наркотики. Руны на костяшках частично ослабляют воздействие дара на человека.]. Но наряд техномага, круглые очки на голове и гаечный ключ, прицепленный к карабину широкого пояса, тоже не оставлял вариантов.

Но это же невозможно! Некроманты не становятся техномагами!

И такой вдохновенный мозгоправ, как Хенрим, конечно же, не мог не заинтересоваться.

Странная девушка, заметив взгляд полуэльфа, недоуменно вскинула бровь, а затем, передернув плечами, резко развернулась и направилась на выход из крыла боевых искусств.

— Попался, засранец!

Мозолистые пальцы с некромантскими татуировками ухватили Хена за острое ухо и безжалостно потянули вверх.

— Ай, придурок, пусти! — возмутился тот, вырываясь из рук друга. — Я тебе сколько раз говорил: к ушам не лезть?!

— Да ты!.. — У Шэйна явно закончились цензурные слова, потому что следующую эмоциональную фразу можно было целиком заносить в словарик достижений некромантского матерного.

— Да-да, — не впечатлился полуэльф, провожая взглядом гибкую фигурку. — Лучше скажи мне, кто она?

— А? — сбился Шэйн и посмотрел туда же, куда и друг. После чего негромко хмыкнул: — О-о-о… Это, Хен, наша с Ником головная боль. Студентка второго курса Ясмира Ловердейл. И да, ты не ошибся. Она некромантка, которая учится на факультете техномагии. И если тебя интересует, на кой ей подобный изврат, то спрашивай сам. Ибо этого не знает никто, а спрашивающих девочка посылает независимо от возраста и статуса.

Хенрим мягко улыбнулся, заставив некроманта вздрогнуть. Шэйн знал — когда на устах этого полуэльфа появляется такая улыбка, стоит порадоваться, если она направлена не на тебя. Потому что мозгоправ учуял интересную цель и вышел на охоту.

— Ясми-и-ир-р-ра, — протянул Хен, словно пробуя имя на вкус, а затем его улыбка стала хищной. — Что же… Определенно, я не зря принял приглашение ректора.

Глава 1

— Как всегда, блестяще, Ясмира.

Ник Кайндорф отложил в сторону исписанные мелким почерком листы, взъерошил пальцами, украшенными рунами, платинового цвета волосы и посмотрел на меня до того безнадежно, что мне на миг даже стало жаль преподавателя.

Каково ему, влюбленному в свой дар, учить некроманта, который отказывается пользоваться своими силами?

— Ясмира…

— Да, наставник?

Мой прямой взгляд, привычный, нечитаемый, как всегда, вызвал у него досаду.

— Должна быть причина, — тихо сказал он. — Ты…

Второй год учебы в Ульгрейме магистр Кайндорф задает мне подобный вопрос. И не надоело ему?..

— Наставник, — спокойно перебила я его, — вы что-то имеете против техномагии?

Удар подлый, но я, честно говоря, слишком устала.

Почему бы им всем не оставить меня в покое? Какое вообще есть до меня дело окружающим, если мне до них — ну совершенно никакого?! Душеспасительные беседы с родственниками и наставниками давно не вызывают ничего, кроме зубовного скрежета.

Я же не отказываюсь учить все, положенное некроманту. Какое им дело, что я не практикую?!

— Если бы я имел что-либо против техномагии, боюсь, меня супруга на шестеренки разобрала бы еще в первый год знакомства, — нервно хохотнул он и сощурил зеленые глаза. — Если это гораздо раньше не сделала бы ее бабушка.

Небрежно пожала плечами. Семейные отношения моего преподавателя меня не волновали ни в коей мере.

— Ясмира, все знают, что у тебя есть проблема, — решил, видимо, зайти с другой стороны он.

— У меня нет никаких проблем, — ответила ровным тоном, сложив руки на груди. — Мне просто неинтересна некромантия, в отличие от захватывающей техномагии. К тому же при сильном даре у меня низкий критический уровень [Критический уровень — на определенном уровне расхода сил некромант может впасть в неадекватное состояние. Для каждого мага этот уровень свой, определяется чуть ли не в момент инициации дара Он и называется критическим уровнем. Учитывая, что некромант, ушедший за критический уровень, очень опасен, все некромаги жестко контролируют, сколько осталось до этого самого уровня.], так что нормальным практиком мне все равно не быть.

— Я бы тебе поверил, если бы не видел твои результаты в детстве.

Вздрогнув, я подняла на него взгляд:

— Вы наводили обо мне настолько детальные справки?!

— Ты — моя ученица, — многозначительно отозвался магистр Кайндорф. — Я должен был понять, что на тебя так повлияло. Ты прекрасно знаешь, что низкий критический уровень — это приобретенное. Тот случай очень сильно по тебе ударил, понимаю, но консультация мозгоправа…

Упоминание этой профессии заставило на миг вздрогнуть и, собравшись, вернуть на лицо привычную бесстрастную маску.

— Простите за прямоту, наставник, но это не ваше дело. — Я поднялась. — Людям свойственно меняться, и таков мой личный выбор. Тот случай… лишь стал последней каплей, ведь я и до этого сомневалась, стоит ли связывать жизнь с такой проблемной профессией. Повторюсь, я не отказываюсь от обучения и прилежно прохожу все курсы, положенные некроманту. Остальное никого не должно волновать.

— Это твое право, безусловно. — Точно такая же маска застыла напротив. — Вот только некромантия — не та дисциплина, в которой все легко пустить на самотек Вынужден передать тебе неутешительные новости: Совет некромантов все-таки рассмотрел твой случай в индивидуальном порядке.

Я, судорожно сжав кулаки, сипло спросила:

— И… что они решили?

— Если ты в конце этого семестра не сдашь хотя бы что-то из практической части, тебя принудительно отправят к мозгоправу.

Только годы медитаций и обучения самоконтролю не позволили мне выдать, насколько новость меня… не порадовала.

Что же… Этого следовало ожидать. Я давно как бельмо на глазу у нашего некромантского сообщества. Никто не способен поверить, что от некромагии можно вот так легко отказаться в пользу профессии техника. Особенно когда ты из настолько уважаемого и древнего рода и в родственниках у тебя сплошные выдающиеся лица.

Вопрос только в том, как теперь выкручиваться? Встреча с мозгоправом… Не то, совсем не то, что поможет мне жить тихо и спокойно, как хотелось.

— У меня есть время на размышление? — уставилась на преподавателя немигающим взглядом.

— Разумеется, — кивнул магистр Кайндорф и мягче добавил: — Более того, у меня есть предложение.

— Предложение? — подозрительно сощурилась я.

— Да, я знаю, где можно задействовать такой сильный дар без оглядки на низкий критический уровень.

— С чего вам помогать мне? — прямо в лоб спросила я, ни секунды не веря в бескорыстное желание помочь.

Ник Кайндорф был некромантом во всех смыслах этого слова. Самый сильный некромаг нашего века, портальщик, маг стихий и иллюзий, преподаватель лучшего магического университета Содружества — лишь несколько его граней. Проклятый дар, подаренный не менее проклятой богиней, делал нас тяжелыми и неуживчивыми людьми. Некромагов боялись и обходили по широкой дуге, и это было оправданно. Уж на что я себя считала некромантом постольку-поскольку, а все характерные черты имела. И в их числе эгоизм, приближенный к эгоцентризму. Разбиться в лепешку некромант мог только ради близких, а таких никогда не набиралось много. Что касается магистра Кайндорфа… Уверена, даже то, что я была троюродной сестрой лучшего друга его обожаемой супруги, скидок мне не делало. По крайней мере, таких.

Поэтому вопрос мой совсем не праздный. У старшего некроманта нашелся ко мне свой интерес, в этом не было никаких сомнений.

— Полировать тебе уши, как говорит моя жена, не буду, — тонко ухмыльнулся он и показал на стул: — Садись.

Я послушно присела, аккуратно сложив руки на коленях.

— Я получил разрешение от декана на сбор группы для факультатива по спиритизму, — спокойно озвучил преподаватель. — Хотя спиритизм — трудоемкая и не самая простая специализация, все же она не относится к боевой составляющей некромантии. И я знаю точно, что тебе она подойдет.

Если бы я была более эмоциональна, конечно же, отреагировала бы бурно. Хотя бы потому, что настолько бредовое предложение нужно еще поискать.