1234510>>>

Андрей Васильев

Гробницы пяти магов

ГЛАВА 1

— Ничего другого от нашего наставника я и не ожидал. — Гарольд отпил вина из кубка и стукнул его ножкой по столу. — Вот как знал, что он нам какую-нибудь подлянку устроит. Натура у него такая, с ней не поспоришь.

— Неизвестно, что досталось остальным, — резонно заметила Аманда, нарезая ножом сочное мясо, лежащее перед ней на деревянной тарелке. — Им, может, еще чего похлеще перепало. С чего бы Мартин так спешно отбыл? Мы вот сидим, трапезничаем, отдельные представители нашего свежеиспеченного отряда даже выпивают, а он своих так торопил, будто за ним демоны гонятся.

— Мартин не показатель, — вставил свое слово в беседу и я, присоединяясь к соученикам за столом. — С его самолюбием странно, что он в путь сразу после того, как узнал цель, не отправился.

— Согласна с Эрастом. — Луиза отправила в рот кусочек печенки с луком. — Фу, здесь это блюдо совершенно не умеют готовить!

— Так здесь и не королевские повара, — захохотал Фальк и грохнул опустевшей пивной кружкой по столу. — Корчмарь! Еще пива, и поживей! Кислятина жуткая, но другой-то нет. И мяса моему другу неси, тебе когда еще его заказали?

— Вот только Мартин уже в пути, а вы здесь местную кислятину лакаете, — язвительно сообщила нам простолюдинка Фриша, которая вообще болезненно относилась к любым упоминаниям об объекте наших споров. Сдается мне, что она в него втрескалась по самые уши.

Гарольда, к слову, она игнорировала, явно не простив ему памятного поединка, в котором он чуть не убил предмет ее поклонения. Правда, моему другу на это было плевать с высокой башни, для него Фриша вообще не существовала как таковая, в отличие от Жакоба и Ромула, которым он симпатизировал. Ну, настолько, насколько благородный может симпатизировать простолюдинам. Что до Флика, приспешника Мартина, так с ним отношения у нас были натянутые, все помнили его вопли во время того самого поединка. Фальк так и вовсе только и ждал повода для того, чтобы его прирезать.

Хотя… Обо всем по порядку, я как-то начал рассказ если не с середины, то уж не с начала — точно.


Утром, которое последовало за днем, поделившим обитателей замка на живых и мертвых, на будущих магов и тех, кто вернулся к обычной жизни, наш наставник Ворон дождался, когда мы доели завтрак, и сказал:

— Ну что, насытились?

Большая часть учеников сообщила: «Да». Те же, у кого в тарелках еще что-то оставалось, куда активней заработали ложками — все знали замашки нашего наставника и спешили забросить остатки каши в желудки. С него станется сказать: «Посуду со стола, вакации отменяются, все сидим в замке и учим магический алфавит от рассвета до заката. Ужинать будет тот, кто выучит всё-всё-всё». Это же Ворон, ему законы не писаны — ни человеческие, ни магические. Подозреваю, что он и богов слушать не станет, если их пожелания не совпадут с его устремлениями, вот такой он у нас.

— Хорошо, — потер руки маг. — Сытый голодного не разумеет, а если все сытые, то и взаимопонимание будет полное.

Теперь занервничали и те, кто успел доесть свою порцию.

— Сегодня вы все узнаете, как именно проведете ближайшие четыре месяца. — Наставник блаженно зажмурился. — И даю вам слово, что эти месяцы станут для вас одним из самых ярких воспоминаний молодости. Ну, для тех, разумеется, кто доживет до старости.

— Что-то мне сильно не по себе, — пробормотала Луиза.

— А мне попросту страшно, — не стала скрывать Флоренс, которая уже всем нам надоела своими рассказами о том, что она перво-наперво сделает, когда окажется в родной Сидении, в родительском поместье. Папенька ее был хоть и не из благородных, зато из очень и очень зажиточных людей, владел невероятным количеством пахотной земли, а потому крутил рынком зерна в этом небольшом королевстве так, как хотел. Сам король с ним считался, если верить рассказам Флоренс. С чего наша первая (как она сама думала) красавица взяла, что мы окажемся в Силении, мне лично было неизвестно. — Меня сейчас вообще стошнить может, вот как страшно.

— Итак, — продолжил Ворон. — Вчера я вас поделил на три группы, или отряда, называйте их как хотите. Было такое?

— Было, — нестройно отозвались мы.

— Каждому отряду будет выдано свое задание, об этом я тоже упоминал. — Ворон иронично посмотрел на нас. — Упоминал?

— Упоминали, — обреченно признали мы.

— И это все… — Ворон выдержал паузу, — …была не шутка. Я не передумал, как сказал — так и будет. Мое слово крепкое.

— Да мы и не думали, что вы пошутили, — выразил общую мысль Гарольд. — Вот если бы вы сказали что-то вроде: «Ну все, валите из замка до осени. Пейте, гуляйте, отдыхайте перед новым учебным годом», — тут да, тут мы бы засомневались, чего греха таить. А здесь как не поверить, все же как всегда — вам весело, нам маятно.

Нестройный гул голосов одобрил и подтвердил слова Гарольда.

— Н-да… — Ворон почесал затылок. — И вправду, не подумал я как-то, что вы ко мне уже настолько привыкли. Надо было вчера сказать так, как ты сейчас, а сегодня взять да все и поменять. Смешно было бы, да?

Народ, судя по лицам, не слишком разделял юмористический настрой наставника, представив себе эту картину, мне же было, по сути, все равно. Дома у меня нет, ехать все одно некуда, только если в гости к Гарольду. Впрочем, отправиться в гости было бы несравнимо лучше, чем тащиться невесть куда. Кстати, а куда? Ворон нам этого вчера так и не поведал.

— Невероятно смешно, — ответил за всех Мартин. — Нам так точно, мы бы с удовольствием посмотрели на лица некоторых наших соучеников.

И его окружение захохотало, кое-кто — преувеличенно громко. Простолюдинам, как и мне, коротать лето в большинстве своем тоже было негде. Нет, у двух-трех человек имелся дом, так как родом они были из крестьян, но вряд ли их там ждали с нетерпением. Остальные и вовсе бездомные — бывшие подмастерья, поденные рабочие и так далее. Или просто воры, как я.

— Н-да. — Ворон понял, что разговор поворачивается не туда. — Так, все. Посмеялись — и будет. Итак — три группы, три отряда. Но что за отряд без предводителя? Это не отряд, это недоразумение. Надеюсь, вы уже обзавелись лидерами?

— Пока нет, — громко сказала Рози де Фюрьи. — Решили отложить это на потом. Так сказать, по ситуации.

— И зря. — Ворон встал с кресла. — Потому что именно они, предводители, узнают от меня условия заданий на лето. Причем сделать это они должны в течение ближайшего получаса, так что жду их в своих покоях, по одному. Кто не доберется до меня сегодня, тот потеряет ровно одну неделю, день в день. То есть проведет ее здесь, в замке, поскольку следующая раздача заданий отложится именно на этот срок. И соответственно у всего отряда времени на выполнение задания будет меньше тоже ровно на неделю. Надеюсь, вы не достигнете согласия.

— Неожиданно, — громко сказала Аманда. — А как же: «Вы должны быстро принимать решения?» Вы эту фразу за последний год раз сто повторили.

— Мне все-таки надо полы на втором этаже переложить, — пояснил Ворон благодушно. — Так что те, кто не успеет получить от меня разъяснения по своим задачам, этим и займутся.

— Бодрое утро выдалось, — заметил Фальк.

— Не то слово! — согласился с ним Ворон и поставил на стол массивные песочные часы, извлеченные из кармана, в котором они невесть как умещались. — Время пошло.

И ушел, оставив нас одних.

— Тот случай, когда надо что-то сказать, а что сказать — непонятно, — пробормотала Фриша, глядя на Мартина.

Ну да, ей бы поорать в его поддержку, но какой в этом смысл? Она же в нашем отряде.

— Те, кто со мной в одной группе, идем вон в тот угол, — скомандовала Рози, вставая из-за стола. — Там все и обсудим.

Моя нареченная явно решила взять власть в свои руки. Причем могло и получиться, народ у нее в группе подобрался разношерстный, без ярко выраженных лидеров. Плюс Эбердин — ее лучшая подруга, крепкая и уверенная в себе уроженка Предгорья, по доброй воле Ворона осталась при Рози, так что как минимум один голос ей был обеспечен.

— И то, — посмотрел на нее Гарольд. — Де Фюрьи права, идем и мы в сторонку. Чего тут, за столом, всем сразу орать?

— Зачем орать-то? — удивилась Аманда. — О чем спорить? И потом — Фюрьи ушла, больше глотку драть некому, так что сидим здесь. Так вот, вариантов старшинства немного — это будешь либо ты, либо Эраст, либо вон Фальк. Хотя его в лидерах видеть мне неохота, с ним мы все кабаки по дороге посетим, но до цели так и не доберемся. Что ты хмуришься, Монброн? Ну не нам же с Луизой или Флоренс командовать, это мужское дело. Нет, если вы все будете настаивать на моей кандидатуре, то я, конечно…

— С нами едут еще четыре простолюдина, — тактично заметил Гарольд, который, несомненно, уже примерил на себя мантию предводителя, уж я-то его знаю. — Не то чтобы меня сильно интересовало их мнение, но дорогу нам делить придется поровну, так что надо бы с ними поговорить.

На это Флоренс только рассмеялась. В ее прелестной головке подобный вариант развития событий не укладывался.

— Это… — вклинился в наш разговор Жакоб, могучий и очень спокойный простолюдин, он со своим приятелем Ромулом, который тоже был в нашем отряде, подошел к нам. — Командовать мы не мастера, я сразу скажу. Для такого умение надо, у нас нет его пока. Мы оба за Монброна, он в таких делах мастак.

1234510>>>