logo Книжные новинки и не только

«Я хочу в школу» Андрей Жвалевский, Евгения Пастернак читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Андрей Жвалевский, Евгения Пастернак

Я хочу в школу!

От авторов

Мы давно хотели сказать большое спасибо нашим учителям и очень рады, что такой повод представился.

Лучший способ сказать спасибо — написать книгу.

Дорогие учителя!

Те, кто вопреки всему не растерял умение слышать, те, кто в перерывах между внеклассными мероприятиями и заполнением бумажек, еще способен преподавать, те, для кого «педагогика» — это не название давно забытого предмета, сданного в вузе, а жизнь…

Дорогие! Спасибо вам за то, что вы есть! Спасибо вам за то, что вы делаете!

И когда вы в очередной раз подумаете: «Уволюсь! Нет больше сил!», пожалуйста, возьмите в руки эту книжку. Мы бы очень хотели, чтобы она помогла вам остаться в школе. Потому что на вас вся надежда…


Первая четверть

— Предлагаю убить Анечку! — вдруг сказал Женька.

Сказал тихо, но горячее обсуждение сразу же оборвалось. Женька просто так говорить не стал бы. Анечка охнула и прикрыла ладошкой рот. Она во все свои огромнющие глаза смотрела снизу вверх на Женьку, не веря, что он вот так просто…

— А что? — задумчиво согласился Ворон, ссутулившись больше обычного. — Вполне может быть. Анечка обычно трещит как сорока, а сейчас молча сидит… Ее мочить нужно.

У Анечки задрожали нижняя губа и оба хвостика.

— И рот ладонью прикрывает. Признак вранья…

Предполагаемая жертва мелко-мелко заморгала. Это был нехороший знак. Щуплая восьмилетняя Анечка умела плакать, как профессиональный клоун — фонтанами. Кошка вскочила с места:

— Ты офонарел! Анечка — честный человек, ясно?! Скажите им, Впалыч!

Впалыч никак не отреагировал, развалившись в кресле-«груше», мягком и бесформенном. Трупы, разбросанные по ковру, тоже молчали. Давились от смеха, но молчали.

— Хорошо, — Женька пригладил волосы, хотя особой нужды в этом не было. — А кого тогда?

— А Ворона! — Кошка стала тыкать в новую жертву, чуть не выкалывая ей глаз. — Что-то он быстро согласился на Анечку!

— Я согласился? — обиделся Ворон. — Я просто…

— Просто тебе все равно, кого убивать! — Юлька-Кошка, казалось, сейчас задушит Ворона, хотя он на две головы выше. — Ты — мафия!

Галдеж возобновился с новой силой, но Ворон так и не отбился. За него проголосовали все, кроме Молчуна. Он поднял руку за Женьку.

— Дураки вы все, — пробурчал Ворон, переворачивая карту.

Это был червовый валет. Даже не дожидаясь появления метки «честного человека», Кошка, Анечка и Женька победно завопили. От толпы трупов к ним присоединился Димка.

— Осталось три мафии и три честных, — бесстрастно прокомментировал Впалыч. — По условиям игры это означает победу мафии.

— Нечестно! — убитый в первом же туре лидер Ежей наконец дал себе выговориться. — Вы, Виктор Павлович, специально выдали карты мафии Птицам! Они слетанные! Если бы вы нашей группе дали мафию, мы бы тоже всех раскатали!

Впалыч не стал спорить.

— Ага, — сказал он, — я решил показать вам, как трудно справиться с командой хорошо подготовленных манипуляторов. Группа «Птицы» справилась с задачей… на «восьмерку».

— А чего на «восьмерку»?! — Кошке хотелось полного триумфа. — Мы кратчайшим путем шли!

Виктор Павлович покачал головой.

— Во-первых, давайте успокоимся… Анализ нужно проводить как?

— На холодную голову, — неохотно согласилась Кошка и даже выполнила три дыхательных упражнения, которым их обучили на физре.

На большее ее не хватило, потому что Анечка решила собезьянничать и принялась пародировать Кошку. Естественно, Кошка покатилась со смеху, погналась за Анечкой, та спряталась за Женьку, как за скалу…

Словом, к анализу удалось приступить только минут через десять.

— Итак, продолжим, — заявил Впалыч, как будто ничего не случилось.

Он, кстати, все десять минут суматохи преспокойно читал ридер.

— Я бы поставил «десятку», если бы вы не потеряли Дмитрия…

— Так это же элементарно! — Кошка никак не могла успокоиться. — Я же его специально сдала! У меня сразу авторитет до неба!

Впалыч сдвинул брови. Кошка прикусила язык.

— А как было бы идеально? — учитель психологии повернулся к Женьке.

Лидер группы «Птицы» по обыкновению ответил не сразу. Достал расческу, повертел ее в руках, спрятал.

— В идеале мы должны были создать атмосферу общей подозрительности. Если бы никто никому не верил… — он задумался на мгновение и поправился: — Если бы все друг друга боялись, то никто бы не был адекватен. Вот тогда в мутной воде…

Договорить он не успел — грянул звонок. Впалыч вылез из кресла, давая понять, что урок закончен. Остальным тоже пришлось подниматься с ковра, только Анечка заканючила:

— Да ну ее, эту перемену! Давайте еще поговорим!..

Однако учитель покачал головой:

— Звонок на перемену вы уже пропустили. Это на следующий урок…

— Упс, — Женька озабоченно глянул на часы. — Пернатые, у нас предзащита проекта!

Птицы вылетели из класса, словно и на самом деле обладали крыльями. Остальные тоже потянулись в коридор, но неторопливо, обсуждая, как ловко Кошка подставила своего же. У большинства групп была литература, а туда чего спешить? Сел в коридоре с книжкой — и читай.

Последним шел Молчун, маленький, стриженный почти под ноль, но при этом неуловимо монументальный.

— Артем! — остановил его Виктор Павлович.

Молчун послушно остановился.

— Ты когда понял, кто мафия?

— В первом, — тихо ответил мальчик.

— В первом туре? А почему молчал? Почему не отстаивал свою точку зрения?

Молчун пожал одним плечом. Впалыч терпеливо ждал. Когда он подобрал этого чернявого паренька на улице, тот вообще не разговаривал. Да и теперь для него две фразы подряд оставались событием. Если не подвигом.

— Я голосовал, — наконец родил Молчун вторую фразу, выбрав на этом дневной лимит болтовни.

Впалыч понимающе кивнул. Молчун вздохнул и пошел к выходу. Его ждало индивидуальное по инглишу. Добрейшая Алла Терентьевна пока просто крутила ему диснеевские фильмы в оригинале да иногда просила что-нибудь написать на английском. Поэтому Молчун инглиш, кажется, любил.



Вопль: «Едуууут!» взорвал коридор школы. Он не разрушил тишину, нет. В этих коридорах никогда не было абсолютной, гулкой тишины стандартного учебного заведения. Но после этого крика коридор забурлил, закипел и стал выплескивать самых активных на крыльцо, а потом и во дворик. А там уже выгружались из автобуса такие красивые, такие загоревшие…

— Ну вы и негры! — не выдержала Анечка, разглядывая приехавших.

— Ничего, мы помоемся, и это пройдет, — отмахнулся старшеклассник, вытаскивая из автобуса огромный рюкзак.

— А фотки, когда будут фотки? — заскулила Аня.

— Дайте хоть поесть, — засмеялся физрук, выгружая снаряжение. — Мы две ночи практически не спали, рейс задержали очень сильно. Да и последнюю ночь в горах было… не очень комфортно.

— Пал Иванович, зато фотки получились, — хмыкнул старшеклассник.

— В жизни больше не куплюсь на проект под названием «Выживание в горах», — заявил физрук, зевая.

— А в пустыне? — полюбопытствовала Анечка.

Все вокруг захихикали, а Пал Иванович сделал вид, что обдумывает ее предложение.

— В пустыне ладно, — решил он, — хоть согреемся.

— А вот и нет! — горячо заявила Анюта. — В пустыне ночью…

Дима потащил Аню в школу.

— Пойдем! Женька убьет, мы и так опаздываем.

Они влетели в кабинет и наткнулись на суровый взгляд руководителя группы.

— Жень, — Анечка изобразила свой коронный прием, «брови домиком», — ты нас наругаешь?

Женя прикусил губу, чтобы не рассмеяться, но демонстративно постучал ногтем по стеклу наручных часов.

— Там с Эльбруса вернулись! — сообщила Аня. — Фотки привезли! И Пал Иванович обещал меня в пустыню с собой взять…

Женя понял, что сейчас точно улыбнется, и перебил:

— У нас предзащита проекта. Сегодня мы должны выявить все слабые места нашей защиты. Понять, за что могут зацепиться наши оппоненты, предусмотреть их вопросы и приготовить свои ответы. Давайте посмотрим презентацию так, как будто видим ее первый раз.

Экран, который заменял доску, ожил, и появилось изображение Икара, летящего на зрителя. За Икаром тянулся ряд букв, которые выстроились в вопрос: «Почему человек произошел от птицы?»

— А вам не кажется, что вы сразу подставляетесь?

Группа «Птицы» как по команде повернулась к самой дальней парте. Там, подперев подбородок рукой, сидела Ольга Петровна, учительница биологии.

— Разве правильно начинать защиту с вопроса? Такое впечатление, что вы сами не уверены в правоте этого утверждения.

— Это правильный вопрос! — тут же отозвалась Кошка. — Мы же не спрашиваем, правда ли, что человек произошел от птицы, мы спрашиваем «почему». То есть уверены в том, что правы, и хотим разъяснить это всем окружающим.

— Хорошо, убедила, — улыбнулась Ольга Петровна, — просто я не люблю вопросы в названиях. Потом вас каждый будет попрекать, что вы на него не ответили.

— Мы ответим! — уверенно сказал Женя. — Обещаю.

Презентация катилась, Ольга Петровна реагировала хорошо. Где-то смеялась, где-то хмурилась, что-то черкала у себя в блокнотике.

— В целом неплохая работа, — сказала она. — Дырки есть, конечно… Особенно все, что касается строения скелета, притянуто за уши. Я б на вашем месте вообще про это ничего не говорила, это ваше самое слабое место.

— Но если совсем ничего не говорить — вступил Дима, поправляя очки, — все поймут, что мы не хотим говорить на эту тему, и нас завалят.

— Зато теория о том, почему и как пропало оперение — просто блеск! — продолжила Ольга Петровна.

Анечка счастливо покраснела.

— Она настолько остроумна, что ее не хочется критиковать, хочется сразу в нее поверить!

— Просто это правда! — радостно сообщила Аня, и все засмеялись.

— Ладно, я от всей души буду желать вам завтра победы, но не думайте, что будет легко.

— Да мы и не думаем! — отозвался Женя.

— Хотя лично мне гораздо приятнее поверить в то, что человек произошел от птицы, чем от рыбы или от растения, — добавила учительница. — Кстати, обычного голосования не будет.

— А что будет? — спросила Кошка.

— Вам будут начисляться баллы. Сначала на презентацию, потом за ответы на вопросы. Для зачета нужно не меньше 50 баллов. А еще будут учитываться все ваши вопросы, которые вы зададите командам-противникам.

— Не противникам, — серьезно поправила Аня, — а командам, предоставляющим альтернативную точку зрения.

Ольга Петровна кивнула и продолжила:

— А за агрессию и переход на личности будут начисляться штрафные баллы.

Кошка потупилась и принялась разглядывать пол.

— Летите на обед, Птицы, — улыбнулась Ольга Петровна, — уже почти три часа. И постарайтесь не наиграться сегодня до полусмерти в футбол, как перед предыдущей защитой.

Птицы захихикали и убежали.



Беда пришла, откуда не ждали.

Ждали ее с задней парты, на которой расположился проверяющий из РОНО — лысоватый толстячок с заранее недовольным видом. По опыту и ученики «нашумевшей» школы № 34, и ее учителя знали, что люди со стороны очень тревожно относятся ко всему, что происходит в этих стенах. Чужих раздражало: отсутствие привычных «параллелей» и наличие вместо них странных разновозрастных «групп»; оценки, которые ставились только в качестве поощрения; вольное обращение с учебным планом и утвержденной министерством программой; даже то, что ученики обращаются к педагогам по имени, а то и по кличкам.

Но толстячок оказался безвредным. Когда он увидел тему дебатов — «От кого на самом деле произошел человек», — то замер, удивленно задрав брови к лысине. И чем больше слушал, тем выше поднимались брови, хотя это противоречило всем нормам физиологии и стандартам пластической хирургии.

К третьей защите («Человек разумный еще не произошел») брови гостя добрались почти до макушки и застряли там — зато за ними потянулись уголки губ. «Птицы» защищались последними. Их представитель РОНО встречал радостной улыбкой и нетерпеливым выражением лица: «Ну, удивите и вы меня чем-нибудь!». Похоже, толстячку в его детстве очень не хватало вот таких сумасшедших посиделок, на которых пятиклашки с умным видом доказывают выпускникам, что направленные вниз ноздри — еще не доказательство водного происхождения человека. И что самое удивительное — выпускники не отвешивают наглой мелюзге «леща», а на полном серьезе отвечают: «При всем уважении к вашему ошибочному мнению…»

Словом, проверяющего оставалось только добить, и Птицы горели желанием это сделать. Они не ограничились иллюстрированным докладом и моделированием в «3D Мах». Целый месяц они готовили механическую модель эволюции птицы в человека. Это должно было произвести сногсшибательное и зубодробительное впечатление: с размахивающей крыльями птицы сначала слетает все оперение (которое держится на тщательно рассчитанном слое клея), затем деформируются кости (Димка весь месяц колдовал над телескопическими трубами), выпрямляется походка (тут сработает металл с термопамятью) и преобразится череп (единственный этап, на котором вмешивался человек — Кошка, мгновенно меняющая одну черепушку на другую).

И все это произошло! Все перья облетели, ни одно не «примерзло»! «Кости» без единого скрипа преобразовались в «человеческие»! Термопамять сработала всего с двухсекундной задержкой! А маневр с заменой черепов вышел у Кошки прямо-таки виртуозно.

В этот момент, хотя это и не было принято на дебатах, все захлопали. Даже проверяющий. Или нет, он, кажется, и начал… Впрочем, неважно. Таких оваций школьный зал не слышал — разве что во время юбилея директора.

Только Молчун не хлопал. Он тихо подошел к макету и попытался что-то с ним сделать. Не получилось. Молчун исподлобья посмотрел на «Птиц», но те сейчас мало что соображали, только краснели, пыхтели и с трудом сдерживали улыбки.

Тогда Молчун подошел к доске и принялся рисовать. Один за другим зрители переставали хлопать, удивленно уставившись на фигурку у доски. Когда Молчун закончил чертеж, в зале царила полная тишина.

— А что случилось, Михаил Александрович? — шепотом спросил проверяющий у сидевшего рядом директора.

Тот ответил громко, для всех:

— Артем только что нашел критическую нестыковку в вашей гипотезе. Большой палец…

Зал нестройно, но явственно ахнул.

— Я извиняюсь, — человек из РОНО чувствовал себя, как Иван-дурак на съезде Эйнштейнов, — но причем тут палец?

И Михаил Александрович растолковал — уже вполголоса, только для проверяющего — что отстоящий большой палец есть определяющий атрибут Homo habilis и вообще всего отряда Homo. И что у птиц большой палец никак не мог стать отстоящим. А если мог, то в проекте этот момент упущен…

У доски тем временем кипела битва. На Птиц наседали. Птицы отбивались как звери, но силы были неравны. Дельфины разобрали скелет птицечеловека по косточкам (и в прямом смысле, и в переносном). Хомо Футурисы засомневались в скорости трансформации черепа. Динозавры требовали археологических доказательств… Молчун скромно уселся за парту и молчал, уткнувшись в свой планшет.

Птицы оказались единственной командой, которая провалила защиту, недобрав всего пару баллов. Проверяющий подошел к ним и искренне сказал:

— Вы молодцы! Мне очень понравилось!

— Ага, «молодцы», — буркнула Кошка. — Это несправедливо! У нас не хуже был, чем у всех!

— И что теперь? — инспектор почему-то чувствовал себя виноватым. — Снизят оценку за четверть?

— Да причем тут оценки! — Юля мотнула головой так, что хвост чуть не хлестнул ее по щекам. — Опозорились же!

— Но проект переделаем… — вздохнул Женька. — Если захотим.

— А если не захотите?

Птицы посмотрели на проверяющего, как на человека с ограниченными умственными возможностями.

— Тогда не переделаем, — терпеливо объяснил лидер группы.

— Но мы переделаем! — пообещал Димка, протирая стекла очков, которые запотели во время бурных дебатов. — А то стыдно же…

Кошка глухо зарычала. Проверяющий растерялся и хотел погладить ее по голове, но в последний момент передумал и погладил Анечку. А потом зачем-то пожал руку мрачному Жене. Окончательно смутившись, толстячок пробормотал нечто невнятное и торопливо ушел…

А на следующий день пришла настоящая беда.

День не задался с самого начала, даже у вечно спокойной Настеньки (учительницы русского языка) все валилось из рук.

А когда она решила «посмотреть вдаль» — то есть заглянуть в словарь Даля — и потянула его с полки, то… все содержимое книжного шкафа вывалилось ей под ноги.

— Говорили мы вам, давайте пользоваться интернет-словарями, — бурчала Кошка, откапывая из-под толстых томов учительницу.

— Интернет-словари у вас и дома есть. Они хороши, когда нужно срочно что-то глянуть. А мы с вами учимся, мы можем себе позволить… пока…

Настенька запнулась и опустила глаза.

— Что значит «пока»? — спросил Женя.

Учительница махнула рукой.

— Нет уж, — встала в позу Кошка, — раз уж начали говорить — договаривайте.

— У вас собрание после моего урока, там все и узнаете, — вздохнула Настенька и быстро надела очки на подозрительно влажные глаза.

От нехорошего предчувствия ни у кого даже слов не нашлось, чтоб друг друга подбодрить.



Школьный зал, битком набитый народом, молчал. Ученики школы № 34 пытались осознать то, что только что сообщил их любимый директор.

— Вы же знаете, как мне дорога наша школа. Я постараюсь сделать все, что от меня зависит, чтобы ее сохранить. Но в данный момент обстоятельства складываются так, что…

— Что с нами будет? — не выдержала Кошка.

— Ничего страшного, — улыбнулся директор, — вы просто немного поучитесь в обычной школе. Точнее, в нескольких школах: 45-й, 33-й, 7-й…

Зал опять замер. У кого-то тихо пиликнул телефон, приняв сообщение, и это показалось чуть ли не ревом музыки из колонок.

— Поймите, у меня просто нет другого выхода, — тихо сказал Михаил Александрович, — вы же знаете, наша программа не совсем согласуется… Если эта проверка несколько дней будет наблюдать наши занятия, то… А так мы тихо закроем школу на ремонт, я пообещаю им, что после ремонта мы начнем внедрять все ценные указания.

— Это вчерашний толстяк виноват? — хмуро спросил Дима.

Директор сделал неопределенный жест рукой.

— Но ведь ему понравилось! — воскликнула Анечка. — Он же улыбался! И подошел к нам после защиты.

— А может, он вас просто пожалел? Проект-то вы провалили! — ехидно поинтересовался Ворон.

Все, как по команде обернулись на Молчуна-Артема, который сидел, уставившись в окно.

— Да нет, не может быть, — примирительно сказал Дима, — просто совпадение…

— Дорогие мои! — перебил его директор. — Давайте не будем искать виноватых! У вас впереди неделя каникул, а потом четверть в новой обстановке. Я очень надеюсь, что у вас хватит ума воспринять все происходящие правильно и по возможности вынести для себя как можно больше полезного из этой ситуации. Лично я верю в то, что Новый год мы будем встречать здесь. Все вместе.

— А на каникулах нам что делать? — спросил Дима.

— Отдыхать, — развел руками Михаил Александрович.

— От чего отдыхать?

— Как отдыхать?

— Да что мы дома не видели?!

— Тихо! — повысил голос директор. — С завтрашнего дня школа закрыта на ремонт! Постарайтесь за сегодня привыкнуть к этой мысли.

И собрание бы на этом и закончилось, если бы не истошный крик Ани.

— А фотографии с Эльбруса! Нам что, их теперь целую четверть ждать?!

Трехчасовой рассказ участников похода с подробным фотоотчетом немного скрасил всем минуты расставания.

А потом… Выгребали и паковали личные вещи, которые скопились в школе, обсуждали, делились планами. Настроение у всех было боевое.

— Подумаешь, чутка в обычной школе поучиться, — успокаивал себя и окружающих Дима. — Остальные там одиннадцать лет учатся — и ничего. Живы.