«Лекарство от смерти» Джеймс Дэшнер читать онлайн - страница 3

Knizhnik.org Джеймс Дэшнер Лекарство от смерти читать онлайн - страница 3

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

<<<12345610>>>

— Я огласил список для ясности, — произнес Крысун. — Главным образом для того, чтобы вы помнили: суть операции — в поисках лекарства. Те, кто не обладает иммунитетом, еще на ранней стадии болезни, и пока процесс не зашел далеко, их можно спасти. Просто испытания требовали их участия.

— Что, если вы не решите задачу? — спросил Минхо.

Крысун будто не слышал его. Он подошел к ближайшей койке и потянулся к странному металлическому прибору, свисающему с потолка.

— Мы гордимся этим устройством, шедевром медицинских технологий. Оно называется Извлекатель, с его помощью мы отключим Стерку. Извлекатель накладывается вам на лицо — не бойтесь, уродами от этого не становятся — и запускает в ушные каналы тонкие проводки. Ими он, собственно, извлекает имплантаты из мозга. Наши врачи и сестры дадут вам успокоительное, чтобы приглушить неприятные ощущения. — Помолчав, он оглядел ребят. — Вы погрузитесь в подобие транса, через который прошли некоторые из вас еще в Лабиринте. Тогда это называлось Метаморфоза, на сей раз вы испытаете абсолютно другие ощущения. Боль во время Метаморфозы вызывало особое вещество, стимулятор мозговой активности. Здесь несколько таких палат, где вас всех ожидает целая команда специалистов. — Крысун снова сделал паузу. — Погодите минутку, я только предупрежу их. За оставшееся время предлагаю окончательно определиться с решением.

Он развернулся и, шелестя штанинами в полной тишине, направился к первой металлической двери. Когда же Крысун покинул комнату, ребята загомонили хором.

К Томасу подошла Тереза, прямо за ней — Минхо. Он наклонился, чтобы перекричать поднявшийся безумный гул:

— Вы, два шанка, знаете и помните больше остальных. Тереза, ты мне не нравишься и никогда не нравилась, это не секрет, однако я хочу знать, что ты думаешь.

Томасу тоже стало любопытно выслушать ее соображения. Он кивнул бывшей подруге, призывая поделиться мыслями. Какая-то малая часть его все еще надеялась, что Тереза выскажется против ПОРОКа.

— Мы должны согласиться, — произнесла Тереза, и Томас нисколько не удивился. Надежда в сердце умерла окончательно. — Чутье подсказывает, что надо вернуть себе память, иначе так и останемся в неведении. Нужно действовать как можно быстрее и решительнее. Вернув память, определимся, как быть дальше.

Голова закружилась.

— Тереза, — произнес Томас, пытаясь соображать на ходу. — Я знаю: ты не дура, — но без ума от ПОРОКа. Поступай как знаешь, а я на их уловки больше не куплюсь.

— Я тоже, — вставил Минхо. — Чуваки, они манипулируют нами, играют нашим мозгом. Разве можно верить им и надеяться, что нам вернут память? Нашу, а не поддельную?

Тереза тяжело вздохнула.

— Парни, вы сами себе противоречите! Если ПОРОК манипулирует нами, играет, как ему заблагорассудится, то какого черта они тогда устроили этот спектакль? Зачем дают выбор? Тем более что они собираются вынуть имплантат контроля. По мне, так все в ажуре.

— Все ясно. Правильно я тебе не доверял, — ответил Минхо и медленно покачал головой. — И ПОРОКу никогда не верил. Я с Томасом.

— Как насчет Эриса? — Все это время Ньют молчал и слушал их спор. Томас не заметил, как он и Фрайпан тихонько подошли и встали сзади. — Вы вроде говорили, что он был с вами заодно, еще до Лабиринта? Что он думает об этом?

Томас взглядом поискал Эриса — тот переговаривался с товарками из Группы «В». С тех пор как Томас вернулся, Эрис от девчонок не отходит. Правильно, они же вместе прошли собственный Лабиринт. Однако Томас все равно его не простит — за пещеру в горах, за то, как Эрис силой затащил его в газовую камеру.

— Пойду спрошу, — вызвалась Тереза.

Она отошла к девчонкам и Эрису и о чем-то с ними яростно зашепталась.

— Терпеть не могу эту девку, — сказал наконец Минхо.

— Да брось, не так уж она и плоха, — ответил Фрайпан.

Минхо закатил глаза.

— Если она согласится на возврат памяти, я точно пас.

— И я, — присоединился к нему Ньют. — Я болен и скоро надую кеды. Мне есть что терять, но все равно за ПОРОКом больше не пойду.

Томас тем временем произнес:

— Давайте сначала выслушаем, что сама Тереза скажет. Вон идет уже.

С Эрисом Тереза говорила недолго.

— Он настроен даже решительнее нас. Вся Группа «В» за возврат памяти.

— Значит, и для меня выбор ясен, — ответил Минхо. — Если Тереза и Эрис — за, то я — против.

Томас и сам не сказал бы лучше. Все инстинкты твердили: Минхо прав. Томас не стал высказываться вслух — следил за реакцией Терезы. Девушка вдруг обернулась к нему и посмотрела таким знакомым взглядом — полным надежды, что Томас ее поддержит. Однако Томас изменился, теперь его обуревали сомнения. Подозрительно, зачем Тереза так хочет переманить его на свою сторону?

Он посмотрел на нее, стараясь не выдать своих мыслей. Разочарованная Тереза покачала головой.

— Как хотите, — сказала она, развернулась и пошла прочь.

Гнев гневом, а сердце в груди у Томаса сжалось.

— Эх, чувак, чувак… — Голос Фрайпана выдернул Томаса из задумчивости. — Мы же не дадим надеть на себя эти железяки, верно? Вернуться бы сейчас на свою кухоньку в Хомстеде.

— По гриверам соскучился? — напомнил Ньют.

Чуть подумав, Фрайпан выдал:

— Они хотя бы на кухне мне не мешали.

— Ладно, ладно, пристроим тебя куда-нибудь поваром. — Схватив Томаса и Минхо за руки, Ньют отвел их в сторону от основной группы. — С меня довольно лапши, которую вешали нам на уши. На койку не лягу.

Минхо сжал его плечо.

— Я тоже.

— Поддерживаю, — сказал Томас и поделился накипевшим за последние недели: — Побудем здесь, притворимся послушными, а когда представится удобный случай — дадим бой и вырвемся на волю.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Не успели друзья ответить, как вернулся Крысун, однако по выражению на лицах Минхо и Ньюта Томас понял: он не один.

Вслед за Крысуном в палату вошли еще несколько человек: в просторных комбинезонах зеленого цвета, с надписью «ЭТО ПОРОК» на груди. Все же как тщательно продумана игра, каждая деталь испытаний. Так, может, и название — грозное имя, за которым якобы стоит организация с благими намерениями, — очередная шарада, с самого начала призванная стимулировать мозговые реакции, чувства, эмоции?

Переменные — сплошные загадки и никогда ими быть не перестанут.

Каждый врач — если и правда врач — занял место у отдельной койки и принялся настраивать свисающую с потолка маску, регулируя положение трубок и невидимых Томасу рычажков.

— За каждым из вас закреплена отдельная койка, — сказал Крысун, глядя на планшет со списками. — В первой палате остаются… — Он перечислил несколько имен, среди них — Соню, Эриса, но никого из глэйдеров. — Если вас не назвали, прошу следовать за мной.

События приняли странный оборот, непринужденный, обыденный — для такого-то серьезного дела. Казалось, не судьба мира решается, а гангстеры проводят перекличку, перед тем как утопить стукачей.

Томасу ничего не оставалось, кроме как следовать за Крысуном и ждать подходящего момента.

Крысун вывел оставшуюся группу из палаты и по длинному коридору без окон проводил до второй двери. Зачитал список — на сей раз в шестерку попали Фрайпан и Ньют.

— Я отказываюсь, — произнес Ньют. — Ты говорил, что можно выбирать, — так подавись моим решением.

Он злобно посмотрел на Томаса, как бы говоря взглядом: пора что-то делать, иначе и свихнуться недолго.

— Отлично, — ответил Крысун. — Довольно скоро ты передумаешь. Пока распределение не окончено, держись рядом.

— Что скажешь, Фрайпан? — спросил Томас, стараясь не выдать удивления — уж больно легко Крысун принял ответ Ньюта.

Бывший повар внезапно сдулся. Затравленно оглядев друзей, он произнес:

— Я… пожалуй, соглашусь.

Томас ушам своим не поверил.

— Фрайпан, ты спятил?! — воскликнул Минхо.

Фрайпан покачал головой и, оправдываясь, пояснил:

— Я хочу вспомнить прошлое. Вы как знаете, а я свой выбор сделал.

— Идем дальше, — позвал Крысун.

Фрайпан поспешил скрыться в палате — видимо, не хотел больше споров. Томас принял его выбор. Сейчас надо позаботиться о себе и отыскать выход, а после и других спасти можно будет.

Имен Минхо, Терезы и Томаса Крысун не называл до самой последней палаты. Вместе с ними остались Гарриет и еще несколько девчонок из Группы «В». До сих пор от операции отказался один только Ньют.

— Нет уж, увольте, — сказал Минхо, когда Крысун жестом пригласил в палату. — Спасибо за предложение, всем остальным — хорошо повеселиться.

Он издевательски помахал ручкой.

— Я тоже не согласен, — присоединился к нему Томас. Чутье подсказывало: вот-вот представится возможность действовать.

Крысун, сделав непроницаемое лицо, долго смотрел на Томаса.

— Поплохело, мистер Крыс? — позвал Минхо.

— Я заместитель директора Дженсон, — низким натянутым голосом ответил Крысун, словно ему стоило огромных усилий не сорваться на крик. Взгляд его по-прежнему был прикован к Томасу. — Учитесь уважать старших.

— Сначала перестаньте обращаться с людьми как с животными, тогда и подумаем, — парировал Минхо. — И чего это ты вылупился на Томаса?

Наконец Крысун — Дженсон — обернулся к Минхо.

— Есть над чем поразмыслить. — Он выпрямился. — Но будет. Мы обещали выбор — получайте. Сейчас все заходят в палату, и мы проведем через процедуру тех, кто все же на нее отважился.

И вновь Томас ощутил дрожь во всем теле. Момент близок. Минхо — судя по его лицу — тоже готовится действовать. Друзья мельком кивнули друг другу и проследовали за Крысуном в палату.

Выглядело последнее помещение в точности как и первое: шесть коек, маски над ними; гудит и пощелкивает механизм, приводящий Извлекатель в действие. У каждой койки — по человеку в зеленом комбинезоне.

Томас огляделся и судорожно вздохнул: у дальней койки, одетая в зеленый комбинезон, стояла Бренда. (Самая молодая из присутствующих; каштановые волосы чистые, пышные, личико не чумазое.)

Коротко кивнув Томасу, Бренда посмотрела на Крысуна. Томас понять ничего не успел, как девушка метнулась через всю палату к нему. Обняла крепко-крепко. Томас невольно отстранился, однако Бренду из объятий не выпустил.

— Бренда, что ты делаешь?! — заорал Дженсон. — Вернись на место!

Бренда прижалась губами к уху Томаса и едва слышно прошептала:

— Не доверяй им. Верь только мне и Советнику Пейдж, Томас. Только нам, больше никому.

— Бренда! — не унимался Крысун.

Девушка наконец отпустила Томаса и отошла от него.

— Простите, — пробормотала она. — Я так обрадовалась, что он прошел Третью фазу. Вот и забылась…

Вернувшись на место, Бренда — уже невыразительно — посмотрела на остальных ребят.

— У нас нет времени на телячьи нежности! — прорычал Дженсон.

Томас не мог оторвать от нее взгляда. Он не знал, что думать, что чувствовать. ПОРОКу Томас не верит, значит, он и Бренда — на одной стороне. Тогда почему она здесь? Почему работает на ПОРОК? Разве она не больна? И кто это — Советник Пейдж?

Что, новый тест? Новая Переменная?

Когда Бренда обнимала Томаса, по его телу прошла мощная волна непонятного чувства. Томас вспомнил, как Бренда говорила с ним, мысленно предупреждая о грозящей беде. Откуда у нее дар телепатии? Правда ли Бренда и Томас заодно?

Тут подошла молчавшая до сих пор Тереза и нарушила ход его мыслей.

— Что Бренда здесь делает? — недобро прошептала она. Впрочем, что бы она ни говорила, ни делала, Томасу все покажется недобрым. — Она вроде шиз?

— Сам не знаю, — пробормотал Томас. В голове закружились воспоминания о времени, проведенном с Брендой в сердце разрушенного города. Он вдруг соскучился по зачумленной дыре. По минутам наедине с Брендой. — Может, она… просто часть очередной Переменной?

— Думаешь, ее специально послали в Жаровню? Помочь нам пройти испытание?

— Не исключено. — Томасу стало больно. Бренда и впрямь может быть частью ПОРОКа, но тогда выходит, что она врала ему всю дорогу. Вот и с ее стороны ложь, а так не хочется видеть предателя в Бренде.

— Она мне не нравится, — призналась Тереза. — Какая-то она… скользкая.

Томас едва сдержался, чтобы не заорать на Терезу, не рассмеяться ей в лицо. Вместо этого он спокойно ответил:

— Иди уже, пусть поиграют с твоим мозгом. — Тереза Бренде не доверяет. Это ли не явный признак, что Бренда заодно с Томасом?

Резко взглянув на Томаса, Тереза сказала:

— Думай обо мне что хочешь. Я просто действую, как велит сердце. — С этим она отошла в сторону, дожидаться указаний от Крысуна.

Томас, Ньют и Минхо смотрели, как Дженсон распределяет остальных по койкам.

Обернувшись к двери, Томас подумал: не воспользоваться ли моментом? Он как раз хотел толкнуть Минхо локтем, как вдруг Крысун — словно прочтя его мысли — произнес:

— Вы, трое бунтарей, даже не думайте дергаться. Мы все еще под наблюдением, и пока болтаем, сюда спешит вооруженная охрана.

Уж не читают ли мысли Томаса? Может, ПОРОК умеет расшифровывать паттерны мозговых волн, за которыми так жадно охотится?

— Он нас кланком кормит, — прошептал Минхо, стоило Дженсону отвернуться. — По-моему, надо использовать шанс, а дальше будь что будет.

Томас не ответил, внимательно наблюдая за Брендой — та стояла молча, глядя в пол, как будто задумалась. Томас к ней привязался и очень сильно. Его влекло к Бренде. Хотелось поговорить с ней один на один. И не только о страшных предупреждениях.

В коридоре послышались торопливые шаги, и в следующий миг в палату ворвались трое мужчин и две женщины, все в черном, на спинах — какое-то снаряжение: веревки, инструменты и боеприпасы. Каждый сжимал в руках увесистое оружие. Томас вроде и видел-то такое впервые, но оно вызывало смутные, едва уловимые воспоминания. Оружие светилось голубоватым огнем: прозрачную трубку в середине корпуса наполняли потрескивающие током металлические шары. И целились охранники в Томаса и двоих его друзей.

— Вот так вот резину тянуть, — низким, хриплым шепотом произнес Ньют.

Нет, шанс еще представится.

— Нас бы все равно в коридоре перехватили, — едва шевеля губами, ответил Томас. — Терпение, терпение.

Подойдя к наемникам, Дженсон указал на необычное оружие.

— Эти устройства мы называем просто и незатейливо: пушки. Охрана не задумываясь откроет по вам огонь — только дайте повод. Выстрел не смертелен, зато, поверьте, если в вас попадут, вы переживете самые болезненные пять минут в своей жизни.

— В чем дело-то? — спросил Томас, поражаясь собственной наглости. — Ты же сам позволил выбирать. Так зачем сюда армию пригнали?

— Так спокойнее. — Дженсон помолчал, видимо, тщательно подбирая слова. — Мы надеялись, что, вернув себе память, вы станете сотрудничать с нами добровольно. Так проще, да. Однако я не говорил, что вы нам больше не пригодитесь.

— Надо же, — проворчал Минхо. — Ты опять соврал!

— Я не произнес ни слова лжи. Вы сделали выбор, теперь извольте принять последствия. — Дженсон указал на дверь. — Охрана, проводите Томаса и остальных в камеру. Пусть поразмыслят до испытаний, которые начнутся завтра утром. Если понадобится, примените силу.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Наемницы подняли оружие, нацелив широкие жерла стволов на троих парней.

— Не заставляйте нас стрелять, — предупредила одна. — Право на ошибку у вас нулевое. Малейшее неверное движение — и спускаем курок.

Мужчины, забросив пушки за плечо, взялись за непослушных глэйдеров. Томас и сейчас ощущал странное спокойствие: отчасти из-за намерения сражаться до последнего и отчасти — из удовольствия. За тремя подростками прислали аж пятерых солдат!

Охранник, что схватил и вытащил Томаса в коридор, был вдвое больше своего пленника. Минхо буквально волокли по полу, а Ньют пытался вырваться (впрочем, безуспешно).

Миновали несколько коридоров. Слышно было только, как пыхтит и кроет охрану последними словами Минхо. Томас хотел успокоить его, говорил, что Минхо вредит всем троим, но тот не слушал: продолжал брыкаться, пока группа не остановилась у двери.

Одна из наемниц пластиковой карточкой открыла замок и толкнула дверь — за ней оказалась небольшая комната с кухонькой в дальнем углу и двумя комплектами двухъярусных кроватей. Томас определенно не этого ожидал — думал, их бросят в некое подобие Кутузки, с грязными полами и колченогим табуретом.

— Входите, — велела женщина. — Скоро принесут поесть. Скажите спасибо, что за такое поведение вас не морят голодом. Завтра предстоят тесты, поэтому советую отоспаться.

Трое мужчин втолкнули глэйдеров внутрь и закрыли дверь. Щелкнул замок. Значит, ребят заперли.

Сию же секунду Томаса переполнило чувство безысходности, пережитое в белой комнате. Он снова в плену. Томас подергал за ручку, навалился на дверь всем весом, а после заколотил в нее кулаками — крича и требуя выпустить.

— Спокуха, — произнес за спиной Ньют. — Никто не придет подоткнуть тебе одеялку.

Томас вихрем развернулся, но при виде друга успокоился. Хотел уже что-то сказать, однако Минхо опередил его:

— Шанс, надо думать, мы упустили. — Он плюхнулся на нижний ярус одной из кроватей. — Мы от старости помрем, пока случится чудо и возможность бежать возникнет сама по себе, Томас. Никто из местных не придет и не объявит в матюгальник: «Мы сейчас отвернемся минут на десять, а вы пока уходите, мальчики!» Надо было сразу рвать когти.

Друзья правы, как ни противно это признавать. Надо было сразу пробиваться, пока не вызвали наемников.

— Простите, — извинился Томас. — Мне показалось, что момент неудачный. А уж когда нам в морды ткнули оружием, то и вовсе стало бессмысленно трепыхаться.

— Да уж, что и говорить, — произнес Минхо и добавил: — Зато вы с Брендой свиделись.

Томас глубоко вдохнул.

— Она мне кое-что передала.

Минхо резко сел на кровати.

— Что значит — она тебе передала кое-что?

— Просила не доверять здесь никому. Только ей самой и какому-то Советнику Пейдж.

— Правильно, что еще ей делать? — сказал Ньют. — Она же пашет на ПОРОК. Актриска, так ее перетак. Устроила спектакль в Жаровне.

— Во-во, — поддакнул Минхо. — Чем она лучше хозяев?

Соглашаться Томас отказывался. Почему — он и себе объяснить не мог, не то что друзьям.

— Слушайте, я ведь тоже работал на ПОРОК, но вы мне доверяете, да? Вот и Бренда на них работает — может, не по доброй воле? Может, она изменилась? Не угадаешь.

Минхо задумчиво прищурился. Ньют просто сидел на полу — скрестив на груди руки и надувшись, как малое дитя.

Томас покачал головой. Смертельно устав от загадок, он открыл холодильник — желудок вовсю рычал от голода. Найденные сырные палочки и виноград они разделили поровну на троих. Томас свою долю буквально проглотил, запив бутылкой сока. Друзья тоже махом съели свои порции и не сказали ни слова.

Вскоре наемница принесла обед: ветчину с картошкой, — который парни тут же умяли. Судя по часам, был ранний вечер, однако спать совсем не хотелось. Томас присел на стул лицом к друзьям. Что делать? Как быть? Он все еще злился на себя: есть воля действовать, зато нет плана.

Первым после обеда заговорил Минхо.

— Может, сдадимся этим кланкорожим? Выполним требования? Потом как-нибудь в один прекрасный день, сытые и толстые, сядем вместе и посмеемся?

<<<12345610>>>