logo Книжные новинки и не только

«Марс и Венера вместе навсегда. Как сберечь любовь» Джон Грэй читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Джон Грэй

Марс и Венера вместе навсегда. Как сберечь любовь

С глубочайшей любовью и благодарностью книга посвящается моим родителям Дэвиду и Вирджинии Грэй.

Их вечная любовь, вера и содействие продолжают окружать и поддерживать меня на моем пути учителя, мужа и отца.

Предисловие

В пятидесятые годы, когда я уже появился на свет, мой отец признался маме, что изменяет ей; то, что поначалу, вероятно, было лишь моментом страсти, постепенно переросло в серьезные отношения на стороне. В конце концов отец захотел развестись с мамой.

Она любила отца, и потому ей было очень больно. Однако вместо того, чтобы показать, как сильно она его любит и как он ей нужен, мама решила быть сильной. Она спокойно, насколько это было возможно, сказала: «Что ж, если тебе нужно, я согласна развестись. Давай подумаем месяц, а потом ты примешь решение».

Неделю спустя в дело вмешалась судьба: мама узнала, что беременна в седьмой раз. И отец решил не уходить из семьи. Мама была счастлива. Они оба никогда больше не вспоминали о произошедшем. В последующие годы у отца бывали любовницы в других городах, но родители никогда не говорили на подобные темы.

Хотя мои родители и не развелись, это событие стало поворотным моментом в их совместной жизни. Они продолжали любить и поддерживать друг друга как муж и жена, но в их взаимоотношениях все-таки чего-то уже недоставало. Романтическая нежность и свежесть любовных отношений постепенно исчезли.

Когда я вырос и узнал о похождениях отца, мне захотелось поговорить с ним об этом. В ответ я услышал: «То, чего ты не знаешь, не может тебе навредить». Мои попытки не увенчались успехом.

Я понял: так отец оправдывал свое поведение. Он не хотел делать больно маме и считал, что будет лучше все от нее скрывать.

В какой-то мере можно признать его правоту. На первый взгляд, все было в полном порядке: мама никогда не говорила об изменах отца и не просила хранить ей верность. Подобно многим другим парам, они с отцом ошибочно полагали, что утрата страсти после нескольких лет жизни в браке есть нечто вполне естественное.

После смерти отца мы с матерью нашли фотографию, на которой он был снят вместе с одной из своих любовниц. Увидев снимок, мама, которая держала себя в руках столько лет, заплакала. И я знал, почему она плачет.

Я понимал, насколько больно ей видеть отца таким открытым и свободным с другой женщиной, видеть в его глазах блеск, с каким он когда-то смотрел на нее саму.

Мне тоже было больно, ведь я никогда не видел отца таким счастливым. Он был заботлив, но часто выглядел угрюмым и раздражительным. Однако на этой фотографии, в своем тайном мире, отец сиял от счастья. Он был таким, каким хотел бы видеть его я.

Когда я спросил маму, зачем отцу нужны были измены, она ответила: «Мы сильно любили друг друга. Но спустя несколько лет я стала матерью, а твоему отцу нужна была жена». Меня поразило то, как она смирялась с его неверностью. Она сказала: «Я ценила, что твой отец не бросил нас. С его стороны это большая жертва. У него был серьезный роман, но он не ушел».

В тот день я наконец-то понял, почему он изменял маме: в его глазах она утратила романтическую привлекательность, и он просто не знал, как быть дальше; не знал, как выполнять семейные обязанности и в то же время сберечь романтические отношения. Отец не ведал, как вернуть страсть и радость в семейную жизнь. Если бы он это знал, то не изменял бы маме.

Я также понял, что мама делала все, что было в ее силах. Она умела быть заботливой матерью, но не смогла сохранить романтические отношения. Она поступала так же, как ее мать и бабушка. Но ведь они жили в ином мире, с иными правилами.

Во времена молодости моей мамы, когда на смену Великой депрессии пришла Вторая мировая война, выживание было важнее лирики. Поэтому люди не проявляли свою внутреннюю сущность: мама была слишком занята заботой о шестерых, а позже и о семерых детях, чтобы у нее оставалось время демонстрировать собственные чувства. Даже если ей чего-то такого и хотелось, она никогда не делилась своими переживаниями с отцом. Она попросту не знала, как сделать так, чтобы он не воспринял проявление ее чувств как попытку контроля и не ощутил необходимость обороняться.

Когда отец решил, что не оставит нас, она испытала огромное облегчение от того, что семья сохранится. Для нее, как и для ее матери и бабушки, благополучие семьи было важнее личных потребностей. Отец тоже пожертвовал личными интересами ради семьи, но, подобно своим предкам по мужской линии, продолжал изменять жене. Мать сказала мне, что вопреки всему они любили друг друга и со временем во многом становились все ближе.

Хотя многим людям прежних поколений отношения моих родителей показались бы обычными, мы, современные мужчины и женщины, хотим, ждем и требуем от взаимоотношений большего. Основные параметры супружеской жизни ныне существенно изменились: мы живем вместе не потому, что нужно выжить или иметь защиту, а потому, что любим друг друга и нуждаемся в удовлетворении своих эмоциональных потребностей. Сейчас многие правила и стратегии сохранения семьи, к которым прибегали наши родители, стали неэффективными, а иногда даже приводят к обратным результатам.

Всех нас можно назвать профессорами науки семейных взаимоотношений, однако, к сожалению, эта наука унаследована нами от наших родителей, рядом с которыми мы жили на протяжении восемнадцати или даже более лет, бессознательно перенимая их правила поведения. По этой простой причине наш детский опыт оказывает огромное влияние на качество взаимоотношений во взрослой жизни.

Несмотря на огромную любовь к своим детям, наши родители не могли научить нас тому, чего не знали сами. Они не могли научить нас решать те проблемы, которых не существовало в их время. Мы, их потомки, — первооткрыватели другой жизни, нам приходится сталкиваться с иными проблемами, для решения которых необходимы иные стратегии. Нам нужно не только овладеть новыми навыками улучшения взаимоотношений, но и забыть то, чему мы научились у своих родителей. О каких новых навыках и правилах идет речь? И что необходимо нам для совершенства?

В нынешнее время мужчины нужны женщинам не только для того, чтобы те обеспечивали и защищали их физически. От мужчин требуется также и эмоциональная поддержка. Мужчины в свою очередь хотят, чтобы женщины были не просто домохозяйками и матерями их детей, но и удовлетворяли их эмоциональные потребности, при этом не обращаясь с нами, мужчинами, как с детьми.

Конечно, наши родители тоже нуждались в эмоциональной поддержке; просто для них это не было главным. Женщины удовлетворялись тем, что их мужья работают и обеспечивают семью. Мужчинам хватало того, что их жены ведут домашнее хозяйство, заботятся о детях и не придираются к ним.

Того, чем довольствовались наши родители, нам уже мало. Мы больше не хотим так жертвовать собой. Мы заслуживаем и требуем непреходящего счастья и страсти от близости с одним партнером. Не получая этого, многие готовы расстаться друг с другом. Чувство удовлетворения отношениями сейчас намного важнее, чем сохранение семьи.

Согласно последним статистическим данным, половина браков заканчивается разводами, причем число последних постоянно увеличивается (в Калифорнии таков удел трех из четырех браков). Более пятидесяти процентов американских школьников — из распавшихся семей, и более тридцати процентов детей рождаются вне брака. Преступления, наркомания, случаи использования психотропных препаратов — все это принимает угрожающие масштабы. Безусловно, на столь тревожную статистику во многом влияет распад семьи.

Эти новые проблемы порождают крайне важные вопросы. Может быть, нам следует перевести стрелки часов назад и отказаться от личных потребностей ради семьи? Неужели следует терпеть, сохраняя брак, который не удовлетворяет нас эмоционально? Раньше подобные вещи были оправданны, поскольку обеспечивали наше выживание, но сейчас, когда на первом месте оказываются собственные эмоциональные потребности, такая жизненная стратегия уже не эффективна.

В большинстве случаев правильное решение — не в том, чтобы развестись или же жертвовать собой, а в том, чтобы научиться строить взаимоотношения, удовлетворяющие нас.

Нет ничего плохого или эгоистичного в том, что мы хотим иметь больше, чем наши родители. Сейчас другое время и другие ценности.

Ныне, когда цивилизация в значительной мере обеспечивает наше физическое выживание и безопасность, она также предоставляет нам физическую свободу оставаться самими собой.

...

В наши дни мотивом служат не основные физиологические потребности, а высшие запросы, и мы ожидаем гораздо большего, чем прежде, как от самих себя, так и от жизни.

Именно поэтому мы надеемся получить от взаимоотношений эмоциональную поддержку, которая помогла бы нам реализовать себя сполна.

Следуя передающемуся из поколения в поколение стремлению к целостности, женщины развивают мужские качества своей натуры, а мужчины начинают признавать в себе женскую сторону. Женщинам хочется быть чем-то большим, чем просто матерями и домохозяйками; они желают играть вне дома иные роли. Мужчины тоже стремятся быть не просто воинами и рабочими машинами; им хочется нежных, исполненных любви взаимоотношений в семье, они стремятся больше времени отдыхать и больше участвовать в воспитании детей.