12345>>>

Энди Чемберс

Маскарад Вайла

...

Истязатели и садисты, ночной кошмар, ставший реальностью, темные эльдары — воплощенное зло. Холодные и прекрасные, стройные и гибкие, под этой личиной они скрывают смертоносные таланты убийства и жестокости.

Из потаенного града Комморраг темные эльдары устраивают молниеносные рейды в глубины реального космоса, сея ужас и опустошая все на пути. Они охотятся за рабами — мясом для адских арен и праздных развлечений повелителей, которые питают себя кровью, пролитой в ритуальных сражениях. В этом царстве преисподней живая плоть служит деньгами и превыше всех стоит властелин Асдрубаэль Вект, получающий наибольшую долю добычи.

Подчиненные верховному господину архонты этого сумрачного города убивают и лгут, чтобы оставаться на шаг впереди Той, что Жаждет. Ибо на темных эльдарах лежит ужасное проклятие, изнуряющее их плоть, и ослабить его может лишь причинение боли. Пожиная души, они обретают вечную жизнь, а милость древних гемункулов может еще больше продлить пребывание в смертной юдоли… за определенную плату. Любой иной путь ведет к проклятию и бесконечному страданию, истощению тела и разума до тех пор, пока не останется лишь прах.

Но таков их голод, что утолить его невозможно. В каждом темном эльдаре кроется бездонная пропасть ненависти и порока, и никогда не быть ей заполненной даже океанами пролитой крови. И, когда истечет последняя капля, похитители душ познают истинный ужас, ибо явятся демоны, чтобы забрать их…

Посвящается Эйдриану и бригаде пятничного вечера, а также всему, что мы сделали вместе. Всегда следуйте плану «А»!


Вероятно, для эльдарской расы самоочевидно, что некоторые из самых ее смертоносных воинов вовсе не являются воинами. Кочующий культ или секта артистов, именуемых арлекинами, находится вне ритуалистических норм общества эльдаров. Некоторые их представления стилизованы, другие абстрактны, а иные весьма формальны. Актеры постоянно перемещаются между уцелевшими анклавами с внешней целью продемонстрировать им свои сценические интерпретации общей мифологии расы — истории о богах, сотворении, древних героях, — в которых зачастую кроется метафора или моралистический намек. Выглядит вероятным, что призвание арлекинов также включает в себя функции дипломатов между различными анклавами с сопутствующими элементами шпионажа. Юлианн из Вергона полагает, что деятельность арлекинов даже имеет некоторое отношение к судебным процессам.

Судя по всему, актеры в труппе арлекинов принимают определенные роли как па сцене, так и за се пределами, и их личные отношения всегда подвержены влиянию со стороны тех персонажей, которых они изображают. Среди этих отдельных ролей наиболее узнаваемыми являются Высший Аватар и Шут Смерти, соответственно — лидер и персонификация смерти. Мастер-мим — более сложная фигура, которая предположительно включает в себя концепцию невидимости или игры геней. Его роль пересекается с ролью Провидца Теней, который сам по себе известен как телепатический кукловод, но также наделен функциями, имеющими аспект материнской заботы. Таким образом, он оттеняет строгость царственного Высшего Аватара. Самый любопытный их представитель — так называемый Солитер. Изгой, которого обычно избегает вся остальная труппа, Солитер нечасто появляется в представлениях. Только он может исполнить роль сущности, что вызвала легендарное крушение эльдарской цивилизации, бога Хаоса Слаанеша, создания, которое эльдары называют Та, что Жаждет.


Отрывок из «Де Либратии Ксеностиус Максима»,

том XXII, приложение 95.0349.378 «Дополнительные апокрифы»

Глава первая

МЕРТВЕЦЫ В ПУСТОТЕ

Они собрались но безмолвному зову. Они шли, легко проходя сквозь пряжу реальности, к темному месту, к спутанному клубку негативности и разложения в многомерном кружеве Паутины. Они скользили по ее нитям, словно пауки, почуявшие гудение диссонанса, что расходится по их дому. Их целью был корабль длиной во много километров, который падал сквозь пустоту, будто громадная туша умирающего левиафана.

Первым прибыл Ашантурус, как и подобало предводителю труппы, Высшему Аватару и Королю-Солнцу. Немногие из живущих могли сравниться с ним в знании Паутины. Несмотря на ее плачевное состояние в сравнении с временами древности, Ашантурус столь хорошо понимал бесконечное множество ее маршрутов, перекрестков и сквозных путей, что мог добраться до своей цели быстро и легко.

Ашантурус переместился в это темное место через портал и немедленно подвергся атаке. Отовсюду из теней вокруг, пошатываясь, выбрались сломанные автоматы и бросились, чтобы смять и выдавить из него жизнь. Он сразу же понял, что существа на длинных конечностях когда-то были благородными мертвецами этого мира, что их вместилища взломаны, а души необратимо осквернены Той, что Жаждет. Эта перемена уже отметила их некогда гладкие панцири шипами и чешуей, словно неживая психокость, из которой состояли их тела, алкала возродиться в облике исчадия Хаоса. Все они были заражены безумием.

Ашантурус танцевал гибельную павану с искаженными мертвецами, отскакивая и увертываясь от их хлещущих лезвий и сокрушающих конечностей. Он не поднимал на них оружия и с неизменной ухмылкой маски на лице постепенно обращал их ужасающую мощь против них самих. Небрежными шагами он миновал клинок за клинком, сцепив руки за спиной, и с легкостью избегал сжимающихся когтей, заходя за спины своим шатающимся врагам. Одна за другой совращенные оболочки начали разбивать друг друга на части в неуклюжих попытках уничтожить врага.

Через несколько мгновений прибыл Ло'тос и застал Ашантуруса в разгар его упражнений. Будучи мастером-мимом и фокусником труппы, Ло'тос знал свое место и без промедления начал собственное представление, основываясь на игре Ашантуруса. Начал он с того, что стал по-обезьяньи подражать движениям Короля-Солнце, шагая след в след за лидером труппы. Идя за ним клоунской тенью, Ло'тос едва избегал стремительных конечностей-клинков, от которых Ашантурус уходил без всяких усилий. Мастер-мим с притворным ужасом прыгал от одной мертвой машины к другой, прежде чем метнуться обратно и снова идти по стопам Ашантуруса. Вскоре он порхал вокруг своего предводителя и короля, словно в беспомощной мольбе, пока тот не заставил последний из автоматов напороться на обломки его сородичей.

Ло'тос выпрямился и замысловато поклонился Ашантурусу, который ответил тем же, хотя его поклон и не был столь глубок. Двое на миг замерли в этой позе, чтобы обозначить конец представления. Ашантурус выглядел блистательно, облаченный в великолепный алый костюм и отделанную золотом маску. Он резко контрастировал с Ло'тосом, лицо которого постоянно изменялось, а сухощавое тело казалось скрытым в тени.

— Это было неподобающе, Ло'тос, — укорил Ашантурус глубоким, медоточивым голосом. — То, что здесь произошло, взывает скорее к трагедии, нежели к комедии.

Маска Ло'тоса мгновенно завихрилась и стала карикатурой на плачущее эльдарское лицо, чаще всего символизирующее лунную богиню Ишу. Фокусник вновь низко поклонился и стал самим воплощением раскаяния.

— Трагедия, случившаяся здесь, сотворена не Ло'тосом, — сказал другой голос, на сей раз столь же прохладный и текучий, как звездный свет, танцующий на поверхности глубоких вод. — Ты должен даровать ему прощение, мой король шутов.

Ашантурус повернул ухмыляющуюся маску к новоприбывшей и безразлично повел рукой в сторону Ло'тоса.

— Сей же миг я прощаю его, моя таинственная королева, ибо рад я, что ты вовремя явилась в это место, погруженное во мрак.

Цилия, Королева-Луна и Провидец Теней их труппы, вышла из портала, по-прежнему скрытая плащом и капюшоном. Ее маска представляла собой зеркальный овал, прячущий лицо, а за спиной, словно ветвистые рога, расходились трубки крейданна — устройства для метания снарядов.

— Я чувствую, что здесь было сотворено великое зло, и сотворено слишком быстро, чтобы эти воины-призраки успели вмешаться и защитить свой дом, — печально проговорила Цилия. — Боюсь, что именно эта неудача привела их к безумию.

Когда она, ступая с бесконечной грацией, легко прошла вперед, стало видно, что за ней следует угрожающая тень — закованная в броню фигура, все снаряжение которой было изукрашено костями и символами смерти. Этот арлекин носил маску в виде ухмыляющегося черепа и был известен как Храдхири Ра, маргроах труппы, иначе называемый Шут Смерти. В руках он держал тонкую пушку, покрытую желобками, столь же длинную, сколь высок был его рост. Храдхири Ра оглядел разбросанные повсюду останки призрачных стражей, и выразительно перевел взгляд на Ашантуруса.

— Достаточно тяжко быть призванным куда-то без объяснений, — прошептал он голосом, от которого по позвоночнику слушателя словно пробегали ледяные пальцы. — И все ж неприятнее прибыть и обнаружить, что дело уже сделано.

— Причина, по которой наш странствующий друг призвал нас, больше, чем одно лишь это искажение, — возразила Цилия. — Я чувствую, что эти несчастные разбитые сосуды — лишь начало той скорби, которую мы еще откроем в этом месте. Послушайте — чего вы здесь не слышите?

12345>>>