logo Книжные новинки и не только

«Собачья гроза» Эрин Хантер читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Эрин Хантер Собачья гроза читать онлайн - страница 1

Эрин Хантер

Собачья гроза

Особая благодарность

Инбали Исерлес.

Посвящается

Ноа Александер.


ПРОЛОГ

Счастливчик проснулся мгновенно, будто его кто-то разбудил. Он вскочил и завертел головой. Страх молнией пробежал по спине, поднял дыбом шерсть, горячим комком заткнул горло. В голове зазвенело от желания немедленно бежать, но бежать было некуда. Снова и снова Счастливчик лихорадочно проводил глазами по железным прутьям, преграждавшим ему путь к свободе.

В воздухе пахло другими собаками, их ужасом и отчаянием. Они выли, скулили и тоненько повизгивали вокруг. Счастливчик затряс головой, пытаясь сообразить, куда попал. Он знал, что это за место, он уже бывал здесь…

Западня!

Но как получилось, что он снова здесь очутился?

Счастливчик повернулся к соседней клетке, потянул носом, ища Лапочку. Едва он почувствовал ее милый добрый запах, как его усы задрожали от волнения.

— Лапочка! Лапочка, что-то надвигается! Что-то очень плохое, и оно вот-вот случится!

— Да, я тоже это чувствую! Но что? Что происходит? — испуганно и резко пролаяла собака-бегунья.

Счастливчик уперся передними лапами в сетчатую дверь, надавил, затряс, но та даже не прогнулась. Вой и тявканье теперь доносились со всех сторон. Повторялось всё самое страшное — они все были заперты в Западне!

— Лапочка! — пролаял он. — Наверное, всё случится опять! Ты чувствуешь? Надвигается Большой Рык!

Он чувствовал, как Лапочка мечется, наваливается на разделявшую их металлическую стену.

— Но, Счастливчик, ведь Рык уже закончился! — простонала Лапочка. — Он уже был, он не может случиться снова! Наверное, это что-то другое!

Голос Лапочки срывался и дрожал от страха, однако в её словах был здравый смысл. Счастливчик немного успокоился.

«Лапочка права. Большой Рык своё уже отрычал, мы от него убежали. Сейчас нужно волноваться не из-за того, что уже было, а из-за того, что будет».

Земля под его лапами задрожала, задребезжали металлические прутья и сетки, сверху донёсся треск и грохот падающих предметов, потом послышался звон прозрачных камней и хруст крошащихся стен. Собаки, запертые в Западне, завыли и зашлись в оглушительном истерическим лае. Запах страха тошнотворными волнами накатывал со всех сторон.

Счастливчик вытянул шею и оглушительно залаял, пытаясь перекричать поднявшийся вой:

— Ты права, Лапочка! Это уже было и больше не повторится! — Почему же тогда его голос прозвучал так неуверенно? Почему сердце сжалось в холодный ком и дрожит в предчувствии беды? — Но даже… даже если это повторится, то мы всё равно сбежим! Спаслись в тот раз, спасёмся и в этот!

Раздался оглушительный треск, лавины пыли, как серый снег, посыпалась с потолка. Счастливчик заморгал, ослеплённый.

— Но сейчас всё по-другому, — проскулила Лапочка. — Хуже!

Счастливчик съёжился, прижал хвост к боку, у него сдавило горло. Лапочка была права!

«Большой Рык снится мне не в первый раз, он давно преследует меня в кошмарах, но до сих пор я всегда знал — даже во сне! — что мы непременно выберемся из этой переделки. Но сейчас… Сейчас я..»

Он не успел додумать свою мысль до конца. Страшный толчок подбросил Счастливчика в воздух, потом пол под его лапами затрясся с такой силой, что он не смог устоять и с воем повалился на бок. Раздался оглушительный звон бьющегося прозрачного камня, кругом с треском рвался металл, сыпался камень.

Собаки выли не переставая, их клетки с грохотом падали, рушились, корёжились друг о друга. Клубы пыли скрыли всё помещение.

Когда пыль немного улеглась, Счастливчик увидел, как мимо него по полу пронеслась металлическая клетка и с грохотом врезалась в другую, смяв метавшуюся в ней собаку. Он завыл от ужаса, вскочил на лапы и бросился грудью на сетчатую дверь, но что он мог сделать?

В следующий миг клетка Счастливчика тоже сорвалась с места.

— Счастливчик! Помоги! — пролаяла Лапочка, лихорадочно царапая когтями дверь своей клетки.

Забыв обо всём, он бросился на её голос, прижался к сетке, просунул лапу сквозь прутья и стал лихорадочно шарить в поисках замка.

— Иду, иду! — безостановочно тявкал Счастливчик, сам не зная, кого хочет успокоить — Лапочку, себя или всех сразу.

Но мурашки отчаяния уже ползли по его хребту, наполняли слабостью лапы. Почему всё шло не так? Счастливчик прекрасно помнил, как все было в прошлый раз — часть стены Западни обрушилась, клетка Лапочки упала и сама собой распахнулась, заодно вырвав кусок сетки из клетки Счастливчика. Вот так они спаслись из Западни во время Большого Рыка, но сейчас всё шло совсем по-другому…

Земля тряслась, как бешеная, повсюду грохотало, звенело, трещало и рвалось. Кай, вой и грохот оглушали, сводили с ума.

Вот клетка Счастливчика рывком накренилась и кувырком полетела вниз, на пол. Удар, звон, сильный толчок, темнота… Клетка перевернулась вверх дном, с чудовищной силой её подбросило вверх, потом швырнуло вниз. Счастливчик завыл от невыносимой боли, рванувшей спину.

«Это же сон, просто сон! Почему же мне так больно? Сейчас я проснусь, сейчас…»

Но что если это никакой не сон?

Что если этот кошмар происходит наяву, и от него нельзя проснуться?

Хрипя от боли, Счастливчик встал и приготовился бежать. Пол был завален погнутыми клетками, кусками камня, обломками и щепками. Сверху на клетку дождём сыпался какой-то мусор. Счастливчик подполз к стене клетки, вытянул переднюю лапу и что было силы пихнул дверь.

Однако, вопреки его ожиданиям, та не распахнулась.

Он затряс ее — ничего.

Повернув голову, Счастливчик долго вглядывался сквозь пыль и груды щебня, ища Лапочку. Наконец он её увидел. Жива!

Лапочка бешено колотила длинными передними лапами по стенам клетки, её тюрьма тоже была цела и не думала поддаваться. Поймав взгляд Счастливчика, Лапочка запрокинула назад свою длинную изящную голову и оглушительно завыла.

— Всё не так! Это неправильно! Мы убежали из Западни, мы вырвались на свободу! Мы должны убежать!

— И убежим! — пролаял Счастливчик. — Мы выживем!

Собрав все силы, он снова бросился на дверь клетки и с яростью заработал лапами. Наконец сетка поддалась, задребезжала. Волна восторга окатила Счастливчика.

«Слава Небесным псам!» — беззвучно прошептал он.

И тут потолок начал подпрыгивать. Раздался ужасающий рокот, похожий… на рык. Счастливчик в растерянности съёжился в углу своей клетки. Что происходит? Этого не может быть! Стены задрожали, клетка затряслась, как лист на ветру. Потом раздался душераздирающий стон ломающегося камня — и пришла тьма.

Глава I

Счастливчик резко открыл глаза, из его глотки вырвался дикий вой. Пёс судорожно глотнул воздух, затаил дыхание, попробовал подавить дрожь, сотрясавшую всё его тело.

Вокруг было тихо. Ни воя, ни грохота, ни искорёженных металлических клеток. Он был не в Западне!

«Значит, это был просто сон… и мы снова выжили!»

Он глубоко вздохнул, облегчение горячей волной прокатилось по лапам. Вокруг стояла холодная тихая ночь. Из пасти пещеры было видно, как ледяной ветер раскачивает голые ветки деревьев. Счастливчик сузил глаза, скользнул взглядом по травяному склону, мягко круглившемуся за утёсами. Это там собаки, вернувшиеся из неудачной экспедиции по спасению Пороха, встретились с остальными членами стаи. Поразмыслив, Лапочка решила, несмотря на все опасности, вернуться к этому месту — собаки слишком устали от бесконечного поиска безопасного убежища и могли просто не выдержать нового похода в неизвестность.

Повернув голову, Счастливчик посмотрел на Лапочку — новую Альфу стаи и… его подругу. Собака-бегунья свернулась клубком у него под боком, согревая приятеля уютным теплом, её грудь мерно вздымалась и опадала. Прекрасная узкая морда Лапочки чуть подёргивалась, она едва слышно похрапывала во сне.

Счастливчик зажмурился, его усы задрожали от привычной нежности. Не выдержав, он наклонился и лизнул Лапочку в нос. Она фыркнула, но не проснулась.

Счастливчик встал, потянулся и осмотрелся по сторонам. Они обосновались в пещере — вернее, в подобии логова, устроенного в зарослях живой изгороди и густо оплетённого плющом. Логово, конечно, вышло так себе, однако это было лучшее убежище на всей территории, куда некогда привёл свою стаю бывший Альфа, жестокий полуволк, ставший предателем. Счастливчик поёжился, вспомнив о нём.

«Гнусный предатель! Трус. Переметнулся к Стали и её банде Свирепых…»

Счастливчик вышел из логова на хрустящую от мороза траву. Деревья и склон холма защищали территорию от злых порывов ветра, задувавшего с Бескрайнего Озера, но всё равно было так холодно, что пёс задрожал, клацнув зубами. Над землёй тяжёлой чёрной шкурой раскинулось ночное небо, крохотные звёзды горели, словно чьи-то зоркие глаза.

Счастливчик прошёл мимо спящих товарищей, жавшихся к веткам кустарника. Не всем членам стаи понравилась идея остаться здесь, в скалах, в опасной близости от заброшенного города, где обосновались Свирепые псы. Но Лапочка была непреклонна и сумела убедить остальных. Главное, чтобы у стаи было постоянное логово, а на охоту можно ходить за холмы, где водилась какая-никакая дичь. Со странствиями должно быть покончено, хотя бы на время: бесконечные переходы изматывают собак, а в пору холодов им требовались силы. И постоянная территория, которую они смогут назвать домом и защищать, как настоящее логово.