logo Книжные новинки и не только

«В режиме бога» Евгений Прошкин читать онлайн - страница 10

Knizhnik.org Евгений Прошкин В режиме бога читать онлайн - страница 10

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Калибровка нового обруча заняла около минуты. Пока вплетенные в эластичную ткань электроды посылали запросы и сверяли отклики, Сигалов сидел с закрытыми глазами, ожидая увидеть то, чего не купишь в сети законным способом. Но едва скрипт загрузился, он щелкнул пальцами с такой силой, что зазвенело в ушах.

Это был не наркотик, а кое-что другое. Совсем другое.

— Послушайте… Послушай, Лаврик… — выдавил Сигалов.

— Да? — с готовностью отозвался плешивый.

— Я ведь не зритель, я должен во всём этом участвовать. И… я должен получать от этого удовольствие, иначе ничего не выйдет… — Виктора крупно передернуло. — Но я не могу! Даже смотреть не могу на это!

— Радость, — со значением произнес Лаврик.

— Что?..

— Удовольствие — слишком плоская эмоция. Наши скрипты должны приносить тебе чистую, искреннюю радость. Иначе, ты прав, это не имеет никакого смысла.

— Значит, не судьба. — Виктор с облегчением развел руками.

— Ну-ну, я бы не торопился. Всё у тебя получится, надо только постараться. Привыкай, учись понимать вкусы нашей аудитории, ты же профи. Так мне тебя рекомендовали.

— Кто? Какая сука?!

Лаврик улыбнулся:

— Успокойся. И попробуй еще раз. А потом еще. Столько, сколько понадобится.

— Я даже не представляю, кому такое может нравиться!

— О-о… Если бы ты знал, как много у нас покупателей. И это очень небедные люди. Всё, что они хотели от жизни, они уже получили. А когда человеку больше нечего желать, это страшно демотивирует. И он начинает искать что-то новенькое. Закон природы, Витя. Им просто надоела обыденность.

— Надоела обыденность — пусть летят в жестокую галактику и рубятся со всякими жуками, — глухо проговорил Сигалов.

— Если они не купят у нас, они купят в другом месте. Мы же не одни на этом рынке. К сожалению. Поэтому тебе придется их понять.

— Да вот хрен!..

Виктор неожиданно для себя вскочил с дивана и успел сделать два прыжка к лестнице — на третьем перед ним вырос бугай-охранник и без усилий толкнул его в грудь. Сигалов даже не заметил, как вновь очутился на диване.

— Не надо, — покачал головой плюгавый. — Мы так хорошо начали, зачем нам ссориться?

— Я не смогу! — взмолился Виктор. — Я физически не смогу этим заниматься!

— Сможешь, — сказал Лаврик, поднимаясь. Это прозвучало удивительно просто и в то же время предельно жестко. Главарь впервые не дурачился и не корчил из себя интеллигента. — Я вечером еще загляну, а ты пока осваивайся. Возможно, без свидетелей тебе будет легче. И поосторожней с железом: если что-нибудь сломаешь, вычтем из гонорара.

— А если я всё тут разнесу?

— Будешь всю жизнь отрабатывать и не выйдешь отсюда никогда.

— Самому-то тебе эти скрипты нравятся? — тихо спросил Виктор.

— Это просто бизнес.

— Нравятся?! — повторил Сигалов.

Лаврик обернулся уже с верхней ступени:

— Нужно быть конченым человеком, чтобы такое нравилось. Но это ничего не меняет, Витя. Ты будешь с нами работать.

Не говоря больше ни слова, он вышел за железную дверь. Следом за ним поднялись и оба охранника.

Оставшись в одиночестве, Сигалов бесцельно выписал большую восьмерку вокруг пары диванов. Приблизившись к столу, он рассмотрел технику повнимательней: станции были новыми, но работали явно не первый день.

В углу рядом с лестницей темнела матовая стеклянная дверь. Лаврик ничего о ней не говорил, но догадаться было не сложно. Подсознательно затягивая время, Виктор зашел внутрь, на ощупь включил свет и осмотрелся. Санузел был не хуже, чем у него дома, а душевая кабина с гидромассажем — так даже и получше. Он собрался уже выйти, но задержался у зеркала.

— А ведь ты ничего не теряешь, — сказал Сигалов своему отражению. — В городе тебя не хватятся. В лучшем случае через месяц: позвонят-позвонят и перестанут. Через год не вспомнит уже ни одна душа. А с Лавриком — перспективы. Закрыть все долги, сменить квартиру. Чтоб как у Шагова или как у Аверина. Водить туда женщин, каждый вечер новую. Все так живут, и нормально… Если только Лаврик однажды не надумает тебя пристрелить. — Виктор ткнул в стекло указательным пальцем. — А зачем ему это делать? Зачем искать нового скриптера? Я же лучший в бета-тестинге, реально лучший. Но сейчас я просто тяну время.

Виктор со вздохом оторвался от зеркала и приблизился к дивану. Он в последний раз, как перед нырком, посмотрел на железную лестницу, ведущую к железной двери, и закрыл глаза.

Скриптов на рабочей станции было несколько, и Сигалов выбрал наугад, лишь бы не возвращаться к тому, что он уже имел счастье видеть.

Непроглядная тьма медленно рассеивалась. Ноги обрели точку опоры, которая тут же выскользнула, и Виктор с размаха врезался лицом во что-то сырое и теплое. Автор так и задумывал, это был вход в его фантазию.

Локация оказалась совершенно не проработана, сочинитель целиком сосредоточился на объекте, из которого Сигалов безуспешно пытался выпростать руки, падая в мягкое то одним плечом, то другим, а то и снова лицом. Кровь, разлитая вокруг в неимоверном количестве, имела консистенцию шампуня, но пока было неясно, что это — неточность реализации или, опять же, особая задумка. Кроме того, Виктор отметил, что в скрипте напрочь отсутствуют запахи, и это тоже предстояло исправлять не кому-нибудь, а ему.

В клубящейся пустоте продолжало светать. Сигалов уже догадался, какое ему откроется зрелище, и начал быстрей перебирать руками в чавкающей неоднородной среде, чтобы отодвинуться от объекта подальше. Однако чем активней он барахтался, тем сильней разжижалась кровь, и Виктору всё же пришлось увидеть то, что должен был увидеть каждый пользователь этого скрипта. В конце концов, люди платили за это деньги.

Перед ним лежала огромная розовая свинья со вспоротым брюхом — игрушечная снаружи, но набитая настоящими теплыми внутренностями. Свинья смотрела Виктору в глаза, и он, не в силах отвернуться, смотрел на нее в ответ — пока бездыханное тело ему не подмигнуло.

Сигалов зажмурился и сделал паузу, чтобы подавить рвотный спазм.

«Радость, — напомнил он себе. — Не просто удовольствие, а радость. Более объемная эмоция».

Он попробовал представить человека, готового платить за возможность поковыряться в чужих кишках, но решил, что справиться с задачей посторонние мысли не помогут.

«Понимать и уважать вкусы аудитории».

Сигалов заставил себя вновь посмотреть на свинью, но в этот момент рядом стали появляться и другие объекты. Словно вспыхивавшие софиты вырывали из тьмы фрагменты реальности, впереди поочередно возникли три фигуры: жираф, медведь и заяц, все одного роста, чуть выше метра. И это были не плюшевые игрушки…

Виктор поднял к лицу окровавленные руки и почувствовал, что если задержится здесь еще на секунду, то больше не сможет жить.

Он яростно сорвал обруч и, откинувшись назад, завыл — в голос, по-звериному. Обнаружив, что исступленно трет диван, Сигалов рассмотрел свои ладони. Крови на них не было, но он всё равно бросился к раковине и начал торопливо намыливать руки.

— Сейчас отпустит… — уговаривал он себя, роняя и вновь подхватывая обмылок. — Это же фикция, в жизни такого никто не делает. Так не бывает. Да успокойся ты уже! — Он с ненавистью уставился в зеркало. — Долги отдать, квартиру купить? Ну и как успехи, лучший в мире бета-тестер? Сколько успел заработать?

Виктор на мгновение прикрыл веки, и перед глазами вновь возникла картинка: заяц, медведь и жираф. Весело приплясывают. Ждут, когда пользователь выберет первый эпизод, когда он определится, с кого начать. Жираф, медведь и заяц — три ребенка, наряженных в костюмы для представления.

— Какая же тварь могла это придумать… — прошептал Сигалов.

Смывая слезы, он подставил под кран лицо и прерывисто вздохнул. Была ли вода в бункере пригодной для питья, он не знал, но сейчас это казалось не важным. Виктор сделал несколько крупных глотков, основательно отдышался и лишь потом осторожно выпрямился перед зеркалом.

Он понимал, что работать не сможет, но и отказаться ему не позволят. И то и другое было очевидно. Оставалось найти третий вариант, и Сигалову это удалось без труда: спрятать в скрипте послание с просьбой о помощи. Каждый креатив из этой коллекции кошмаров нуждался в глубокой переработке, в каждый нужно было вносить массу изменений, и вряд ли кто-то станет проверять готовый продукт полностью, по шагам. Виктор мог внедрить свое обращение куда угодно и в каком угодно виде — хоть гласом свыше, хоть рассыпанными детскими кубиками. Идею нельзя было назвать оригинальной, но Сигалова это волновало меньше всего. Главное, чтобы послание до кого-нибудь дошло.

Он испытал такое воодушевление, что даже необходимость возвращаться к скриптам Лаврика воспринимал как мелкую помеху на пути к свободе. Выбрать любой. Только не этот, не с детьми. Выбрать любой другой, придать ему товарный вид и вложить туда крик о помощи. Затем дождаться, когда кто-то услышит и правильно поймет… Нет, вначале — дождаться релиза. Впрочем, и это не самое сложное.

Виктор помрачнел. Волна энтузиазма схлынула. Замысел с посланием был хорош, но — хорош только для скрипта. Он мог быть реализован лишь в рамках залихватского сюжета, а в жизни всё немножко не так. Даже если кто-то из клиентов Лаврика обратит внимание на такую чушь, как чья-то просьба… и даже если он захочет помочь — где он возьмет адрес, когда похищенный не знает его и сам? «Дом в лесу» — вот всё, что мог сказать Сигалов о своем местонахождении.