«Желанное дитя» Лиза Скоттолине читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Лиза Скоттолине Желанное дитя читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

1234510>>>

Лиза Скоттолине

Желанное дитя

Моей замечательной дочери Франческе

«Колыбель качается над бездной…»

Владимир Набоков, «Другие берега»

Глава 1

Кристина Нилссон подходила к закрытой двери с радостным нетерпением. Она знала, что там, за дверью учительской, ее ждут все коллеги, готовые встретить ее громким «сюрприиииз!» — вероятно, они все после звонка с урока прибежали сюда из своих классов, пока директор вызвала ее для «короткой беседы», хотя в школе Натмег Хилл это вообще-то не было заведено. Так мило с их стороны — устроить для нее эту прощальную вечеринку, особенно учитывая, что идет последняя школьная неделя, когда все жутко загружены. Она чувствовала ко всем огромную благодарность и любовь — почти ко всем, кроме разве что Мелиссы Ру, этой мисс Трепло.

Кристина подошла к двери и натянула на лицо широкую улыбку, но затем остановилась, не сразу взявшись за ручку. Она умела изображать энтузиазм весьма искусно, но сейчас этого делать не стоило: ее друзья могли отличить Энтузиазм Учителя от Реального Энтузиазма, а ей не хотелось притворяться. Ей хотелось наслаждаться каждой минутой этой вечеринки, которая знаменовала окончание ее учительской карьеры — по крайней мере на сегодняшний день. Наконец-то ей удалось забеременеть, и она собиралась сидеть дома с ребенком и смаковать свой новый статус Мамочки, эмигрировав в Соединенные Штаты Родителей. Когда беременность подтвердилась — ее затопило гормональной волной счастья (плюс остаточные явления от приема «Кломида» [Антиэстрогенное средство. Блокирует эстрогеновые рецепторы в гипоталамусе и яичниках, усиливает секрецию гипофизом гонадотропных гормонов (ЛГ, ФСГ), что стимулирует созревание и эндокринную активность фолликула; как следствие — стимулирует овуляцию и повышает концентрацию эстрадиола в крови, поэтому применяется при лечении бесплодия. Здесь и далее — примеч. пер.]).

Для кого-то забеременеть — это раз плюнуть, но для Кристины и ее мужа Маркуса это обернулось тремя годами мучений. Слава Богу, теперь все было позади — и Кристина без конца рисовала в своем воображении картины детской, разглядывала коляски и вообще была поглощена будущим материнством. Она читала детские книги и все время представляла себе своего малыша — какой он сейчас, на сроке два месяца беременности, ее самая невероятная и прекрасная скрюченная креветочка на свете. Она даже не смогла дождаться, когда у нее появится животик, и начала носить довольно уродливую одежду для беременных уже сейчас.

На лице ее появилась уже настоящая улыбка — и она знала, что эта улыбка останется на ее лице на все время вечеринки, а может быть — вообще навсегда.

Она открыла дверь.

— Сюрпри-и-и-и-и-з! — Раздался оглушительный вопль.

В учительской собрались все коллеги Кристины — женщины-учительницы: улыбки до ушей, ноль макияжа, «конские хвосты» на головах. Мужчин было всего двое: Джим Паулсен, учитель физкультуры, такой длинный и худой, что его прозвали Джим Палкин, и Ал Майроз, который вел математику в шестом классе и так много всего знал, что его называли ВсезнАл. На столах стояли мисочки с солеными крендельками и чипсами, высились стопки бумажных тарелок, одноразовых стаканчиков и литровые бутылки диетической колы. В воздухе витал дурманящий аромат свежемолотого кофе, а на доске для объявлений красовалась надпись: «Больше учеников радуются окончанию учебного года только учителя!» Под этой надписью кто-то подписал: «Бегите отсюда

Все бросились обнимать Кристину.

Народу в небольшое помещение набилось немало. В учительской стояли несколько столов и стульев «под дерево», видавшая виды подаренная кем-то кофеварка, старая микроволновка; и висел новейшей модели навороченный телевизор, показывавший новости кабельного ТВ с выключенным звуком. Этот телевизор они выиграли — это был утешительный приз в конкурсе, где главным призом была переделка учительской, и они, несомненно, должны были получить главный приз! Будь проклята эта школа Данстен!

— Огромное спасибо вам всем! — произнесла Кристина, тронутая до глубины души их искренностью и добротой. Она вдруг поняла, как сильно ей будет их не хватать — ведь она работала в Натмег Хилл уже восемь лет специалистом по чтению в Учебной Службе Поддержки, помогая ученикам, которые испытывали трудности с чтением. Ее друзья-коллеги очень поддерживали ее все это время, пока она безуспешно пыталась забеременеть — они были в курсе всех ее проблем до мелочей, и им хватало мудрости и терпения не реагировать на нервные срывы с ее стороны, вызванные приемом «Пергонала», и с пониманием относиться к ее постоянным отлучкам к докторам. Кристина была благодарна им всем — кроме Мелиссы Ру, которая подглядывала за ней в женском туалете и разболтала всем о беременности. Теперь все знали, что одна из попыток Кристины забеременеть увенчалась успехом — но только самая лучшая подруга Кристины, Лорен Вайнгартен, знала всю правду целиком.

— Девочка моя! — Лорен, одетая в свободную белую рубашку и укороченные черные брючки, заключила Кристину в свои могучие объятия, пахнущие фломастерами с фруктовыми отдушками. Лорен была в школе академическим тренером и преподавала те дисциплины, которые не входили в список обязательных (Общий Список, который между собой все называли «Общий Враг»). Мощная харизма Лорен сделала ее самой популярной личностью на факультете: она была «королевой» социальной сети Pinterest, «двигателем» языкового лагеря «Education camp» и местным «кроликом-энерджайзером» — и все это несмотря на то, что руки ее вечно были покрыты следами от фломастеров, словно свежими ранами.

— Спасибо тебе большое, милая! — смогла произнести Кристина, когда Лорен наконец выпустила ее из своих объятий.

— Но ты честно удивлена? — Лорен недоверчиво прищурила темно-карие глаза. Она пыталась выглядеть строго, но не выдержала и расхохоталась, потому что любила смеяться. Ее темные волосы были убраны назад, в хвост, и, завиваясь колечками, опускались ей на спину.

— Абсолютно! — с улыбкой ответила Кристина.

— Да конечно, — фыркнула Лорен, скривив полные губы в усмешке, и тут раздался стук в дверь.

— А это что?! — спросила Кристина, поворачиваясь к двери.

— Ага! А вот теперь ты действительно удивишься! — Лорен пересекла комнату и распахнула дверь с торжествующим воплем: — Та-дам!

— Привет всем!

Под общие аплодисменты и смех в комнату вошел Маркус, муж Кристины — он машинально пригнулся, проходя через дверь, хотя нужды в этом не было: просто в нем было больше шести футов роста и двести пятнадцать фунтов веса, когда-то в колледже он был питчером. Видимо, он примчался сюда прямо из аэропорта, потому что был все еще в своем светло-сером костюме, хотя галстук все-таки успел ослабить.

— Малыш! — рассмеялась восторженно Кристина.

— Сюрпри-и-из! — Маркус заключил Кристину в объятия, обхватив сильными руками и чуть приподняв над землей, и Кристина зарылась лицом в его рубашку, слегка помятую, но все еще пахнущую крахмалом.

— А я думала, ты в Райли!

— В этом и вся суть. — Маркус отпустил ее, внимательно посмотрев ей в глаза. — Вообще это все твой босс. Я просто делаю, что мне говорят.

— Что ж, спасибо. — Кристина ответила ему улыбкой. Она поняла то, что он хотел сказать ей между строк: эта вечеринка была идеей директора, и он сам не возражал против этого.

Кристина повернулась к Пэм, которая выступила, держа в руках плоскую коробку.

— Мы будем скучать по тебе, Кристина, но ребенок — это единственная причина, по которой мы готовы тебя отпустить. — Пэм поставила коробку на стол. — Я заказала это в кондитерской рядом с моим домом. Для такого случая не годится торт из магазина.

— О, как это мило. — Кристина приблизилась к столу, за ней последовали Маркус и все остальные. Она откинула крышку — внутри был торт, облитый светлой глазурью с фиолетовой надписью: «До свидания и удачи, Кристина!» Под надписью был нарисован традиционный аист в шляпе, несущий в подгузнике младенца.

— Ну, это уже чересчур мило! — улыбнулась Кристина, чувствуя, как напрягся у нее за спиной Маркус. Она понимала, что ему нелегко сейчас, но он изо всех сил старался сохранять невозмутимое лицо.

Пэм обвела встревоженным взглядом Кристину и Маркуса:

— Аист ведь нормально, да? Я понимаю, сегодня не вечеринка в честь рождения ребенка, но… я не могла устоять.

— Ну разумеется, все в порядке, — ответила Кристина за них обоих.

Пэм с облегчением улыбнулась.

— Отлично! — Она обратилась к Маркусу: — Маркус, ну что, кого ты хочешь — мальчика или девочку?

— Я хочу «кадиллак», — пошутил Маркус, и все рассмеялись.

Лорен протянула Кристине нож.

— Кристина, окажешь нам честь?

— Подставляйте тарелки, ребята! — Кристина начала резать торт на кусочки.

— Может быть, кто-нибудь скажет тост? — предложила из толпы Мелисса. — Маркус, может быть, ты?

— Что ж, хорошо, конечно. Да, я скажу тост. — Маркус улыбался, его голубые глаза сияли, но Кристина знала, что он чувствует на самом деле.

— Давай, милый! — сказала она, чтобы его подбодрить. — Меня они уже достаточно слушали.

Лорен фыркнула:

— Да уж, это точно.

Все захихикали, держа тарелки и глядя на Маркуса в ожидании. Они не были близко знакомы с ним — меньше, чем с другими мужьями в этой компании, потому что он много путешествовал, и Кристина готова была поклясться, что он вызывает у них огромный интерес и любопытство. Лорен как-то пошутила, что муж Кристины — альфа-самец факультета: Маркус был инженером-строителем, владельцем собственной фирмы в Хартфорде и по сравнению с мужьями других учительниц, в массе своей тоже преподавателей, более успешным и обеспеченным человеком. Как известно, расхожая шутка гласит: прожиточный минимум можно получить, если сложить зарплаты двух учителей. Правда, Лорен перестала шутить по поводу альфа-самца, когда выяснилось, что Маркус совершенно бесплоден.

1234510>>>