logo Книжные новинки и не только

«Mass Effect. Андромеда: Инициация» Н. К. Джемисин, Мак Уолтерс читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Н. К. Джемисин, М. Уолтерс

Mass Effect

Андромеда

Инициация


ДАТА ПРЕДПОЛАГАЕМОГО ВЫХОДА В ЭФИР — 1 ЯНВАРЯ 2184 ГОДА


Агитреклама Инициативы «Андромеда».

Название: «ВСТУПАЙ В НАШИ РЯДЫ!»


Заметки Центрального рекламного агентства «Найроби»


Спецэффекты. Фотографии ковчега «Гиперион», наложенные на снимки галактики Андромеда. (Ннамди, у нас есть разрешение на крупный план? Ты же знаешь этих параноиков с их идеей фикс насчет авторских прав.)


Саундтрек. Нечто вдохновляющее. Подогнать мелодию под вкусы местных через IP-адрес в экстранете.


Редакторская команда 1. Мы можем использовать музыку Ваении?


Редакторская команда 2. Нет, конечно! Вы что там, обкурились все? Нам нужно вдохновение, а не призыв поиметь всех инопланетян в радиусе видимости.


Редакторская команда 1. Ну так секс с инопланетянами очень вдохновляет!


Голос за кадром. Мы — путешественники, постоянно идущие вперед и оглядывающиеся назад. Одинокие, у которых есть только один выбор — продолжать попытки. Попытки удовлетворить наше ненасытное любопытство. Заглушить наш страх перед тем, что может случиться, если мы оставим попытки. Ты можешь стать одним из нас — исследователем космоса. Мы скажем «прощай», и ты оглянешься в последний раз, зная: куда бы ты ни отправился, мы будем с тобой. (Это хорошо. Женский голос, контральто для максимального эффекта, с крутизной.)


Черный экран с логотипом Инициативы. Присоединяйся, чтобы узнать больше, и вступай в наши ряды!


Глава первая


— «Всегда наступает момент, когда знакомое становится незнакомым, — процитировала Кора, обводя взглядом кишащий людьми док Тамайо-Пойнт. — Присмотрись к своей руке, и ты разглядишь различные ткани, увидишь, как растут твои ногти, как заживают раны и что у тебя пять пальцев, а не, скажем, три».

Если и был момент, когда слова Сариссы Терис были бы столь же к месту, то Кора его не помнила. Сколько раз она в составе воинского подразделения Альянса высаживалась на поверхность в ходе станционных инспекций? Сколько раз до того, еще на семейном корабле, она забирала грузы? Бывала она прежде и на Тамайо-Пойнт, на этих воротах из Солнечной системы в галактику, ради непритязательных дорожных наборов, хотя воспоминания почти стерлись из памяти. Слишком много портов она посетила за эти годы. Слишком много повидала толп, совершенно одинаково шаркающих, шепчущих, толкающихся… и все же в этой толпе было что-то неправильное. Что-то странное и необычное. Знакомое и незнакомое одновременно.

Из находящейся в тени погрузочной зоны Кора с растущим очарованием смотрела на толпу, которую видела впервые за четыре года. Здесь, близ стыковочной трубы шаттла, девушка, оставаясь невидимой для пассажиров, могла спокойно наблюдать за оживленными палубами, отведенными под променад. Было что-то природно-инопланетное в том, как люди ведут себя, когда скапливаются. Впрочем, толпа состояла не только из людей; натренированные глаза тут же выловили из хаотичного движения более медленное, танцевальное скольжение двух ханаров, а вон там неподвижно стоял саларианец, проверяя что-то на своем омни-инструменте. Но большинство прогуливающихся по променаду были людьми: кто-то торопился на посадку, кто-то спорил с персоналом багажного отделения, кто-то выкрикивал призывы непонятно к чему, а кто-то, держа в руке плакат, заверял прохожих, что вот в том кафе, ей-богу, подают настоящие креветки, а не протеиновое дерьмо из бочки.

Кора знала, что азари двигаются примерно с одной скоростью и держатся друг от друга на приличном расстоянии. Она читала где-то, что, согласно их представлениям о вежливости, нужно сохранять такое личное пространство, чтобы нельзя было дотянуться до собеседника. Взрослые турианцы по привычке, сохранившейся со времен их обязательной военной службы, шагали в ногу. По той же причине кроганы, наоборот, всячески избегали ходить строем; стоило зашагать в ногу, как они инстинктивно принимались искать глазами своего полевого командира, который повел бы их в атаку. Чтобы пройти сквозь большую толпу кроганов, требовалась целая вечность, потому что многие из них могли внезапно впасть в ступор и простоять неподвижно довольно продолжительное время. Но выбор был невелик — либо ты миришься с этим, либо обрекаешь всю станцию на многодневную борьбу стихийно сформировавшихся армий.

По крайней мере, у этих рас, в отличие от людей, для такого поведения имелись основания.

Кора поймала себя на том, что размышляет о подобных вещах, в то время как ее взгляд автоматически ловит в толпе различные особенности поведения представителей своего вида. Некоторые из людей неожиданно останавливались, реагируя на сигналы своих омни-инструментов, другие выхаживали туда-сюда, третьи переминались с ноги на ногу или подпирали собой стены; люди раздражались на тех, кто двигался медленнее их, и набирали скорость, чтобы вырваться вперед, хотя толпа так или иначе не позволила бы им уйти далеко. Кора продолжала следить за подобного рода «чудиками» просто потому, что это вошло в привычку.

Однако эта толпа вряд ли представляла какую-то угрозу. Просто хаотически передвигающаяся масса.

И пора бы снова к ней привыкнуть.

Наконец Кора спустилась по лестнице; вздохнув, перекинула сумку через плечо и приготовилась проталкиваться сквозь толпу, как вдруг…

— Лейтенант Харпер? Кора Харпер?

Услышав свое имя в такой близи и так неожиданно, Кора подпрыгнула, но тут же обуздала свои инстинкты и окружила себя биотическим барьером. Она повернулась и увидела высокую стройную женщину с коричневой кожей. Незнакомка смотрела на нее с вежливой, открытой улыбкой. Кора нахмурилась, быстро оценив потенциальную угрозу. Уроки командира ее отряда «дочери Талейн» на Тессии, Низиры Т’Кош, не пропали даром. Пусть Кора повсюду отслеживала ложные сигналы, но сейчас она не сомневалась: инстинкты ее не подвели. В улыбке этой женщины было что-то неестественное.

— Да? — как можно беспечнее отозвалась Кора.

— Я так и подумала, что это вы! — Лицо женщины оживилось, она протянула руку, и Кора автоматически пожала ее — тело помнило местный обычай, хотя разум оставался где-то в пространствах азари. — Я весь день прождала здесь, чтобы поговорить с вами. Ваш шаттл опоздал.

— Весь трафик пропускают через парнитский ретранслятор массы, — почти на автомате выпалила Кора, гадая, что за женщина стоит перед ней и чего она хочет. Однако за четыре года, проведенные вдали от человечества, Кора не утратила всей вежливости. — Извините, что заставила вас ждать. О чем вы хотели поговорить со мной, мисс…

— Калисса Бинт Синан аль-Джилани. — Улыбка на лице женщины стала еще шире, обнажив ослепительно-белые зубы, и…

Внезапно из-за спины аль-Джилани вынырнул дрон и навел яркий луч своей камеры на лицо Коры. Девушка прищурилась, а ее собеседница продолжила как ни в чем не бывало:

— «Вестерлундские новости». Вы не могли бы ответить на несколько вопросов, лейтенант Харпер? Это не займет много времени.

— Я… Мм… — С тех пор как Кора получила навыки общения с прессой, прошло уже несколько лет, и за все время, проведенное на Тессии, она ни разу ими не воспользовалась. Азари просто не считали, что представители других рас, прибывающие к ним на учебу, могут интересовать прессу. — Пожалуй.

— Отлично. Я вижу, вы немного выбиты из колеи. Что ж, сочувствую. Почему бы нам не начать с легких вопросов? — Аль-Джилани кинула взгляд на дрон, который мигнул красным, показывая, что уже начал запись, и удовлетворенно кивнула. — Вы возвращаетесь в Солнечную систему, лейтенант Харпер, спустя… Кажется, вы провели на Тессии четыре года в рамках программы Альянса, которая называется «Валькирия»? — Репортер заглянула в маленький датапад. — Я цитирую: «Для укрепления дипломатических отношений между людьми и азари, для улучшения качества человеческой биотической подготовки…»

— Да. — Кора не хотела прерывать аль-Джилани, это вышло случайно. Просто она столько раз слышала выжимки из программы «Валькирия», что они уже набили оскомину. К тому же девушка хотела поскорее закончить это интервью, и скрыть нетерпение было трудно. — То есть не совсем так, я числилась за отрядом спецназа на Тессии, но действовали мы на всем пространстве азари.

— Да, «дочери Талейн» под командованием Низиры Т’Кош — ветерана семидесяти боевых операций, пережившей Айлантусскую кампанию и осаду Арты. Каково это было — служить под началом такой заслуженной азари?

Кора слегка расслабилась, думая: «Это… приятно волновало и пугало одновременно». Низира никогда прежде не сражалась бок о бок с людьми, и все, что ей было известно о людях, она почерпнула из нескольких файлов и экстранетовских статей четвертьвековой давности. Ее методология обучения Коры сводилась к следующему: «Если ты похожа на азари, то и относиться я к тебе буду как к азари». И у Харпер не оставалось иного выбора, как соответствовать этим требованиям.

А это означало дополнительные часы физической подготовки, и, кроме того — уже после занятий, — чтение древних текстов по биотике и философии и даже практическое изучение тессианской кухни, чтобы не голодать между двумя приемами пищи в день. Подготовка была самая опасная, самая изнурительная из всех, пройденных Корой… и девушке нравилось каждое мгновение, проведенное на Тессии. Но как свести все эти противоречивые чувства к нескольким нейтральным фразам?