logo Книжные новинки и не только

«Мужчина из научной фантастики» Наталья Косухина читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Наталья Косухина

Мужчина из научной фантастики

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ГЛАВА 1

Солнце вставало над горизонтом, обещая прекрасный солнечный день. Сегодня был день вступительных экзаменов в Звездную Академию. Земля гудела как растревоженный улей, отовсюду прилетали корабли, принося претендентов на обучение, ибо Академия Звездного флота только раз в три года открывала свои двери для набора студентов.

С того момента, как земляне вышли в открытый космос, прошли столетия. Их родная планета превратилась из технического мира в одну из четырех столиц космических знаний. И именно на Земле располагается Академия, единственная на многие миллионы световых лет, которая готовит кадры для Звездного флота. Существуют еще две, но они находятся в двух других, дальних секторах, образовывая своеобразный треугольник. И вот сегодня наконец настал тот день, когда лучшие из лучших будут соревноваться за место в престижнейшем учреждении, чтобы через десять лет выйти подготовленными специалистами выбранного профиля.


За полгода до этого

Феоктиста Мельник

Дзынь-дзынь.

— У мм…

— Феоктиста, пора вставать! У тебя сегодня получение диплома и медкомиссия.

— Мама, не называй меня так! Я вообще не знаю, как ты могла со мной так поступить, дав это имя!

— Вставай! Завтрак ждет!

Поднявшись с кровати, я поплелась в ванную. Спать хотелось ужасно, так как я в который раз опять легла поздно, наслаждаясь свободными часами, проведенными за всякой ерундой. Неделю назад я защитила диплом в медицинском колледже и перед этим напряженно готовилась, а теперь наступила свобода.

Взглянув на себя в зеркало, я увидела худую, заспанную землянку с пухлыми губами, большими серо-зелеными глазами и вьющимися рыжими волосами, ниспадающими до пояса. Бледное, усыпанное веснушками личико со вздернутым носом, явно указывающим на независимый характер, вносили в мой образ заметный диссонанс.

Увидев ТАКОЕ с утра в зеркале, равнодушным не останешься. Тем более косметикой я никогда не пользуюсь.

— Ну что ты там копаешься? Опоздаешь на вручение.

— Иду!

Быстро приведя себя в порядок, я пошла завтракать. В кухне меня ожидали гренки и кофе.

— Мм… как вкусно пахнет.

— Дочь, я хочу с тобой поговорить на тему дальнейшей учебы.

— Мам, опять!

Моя родительница — женщина с довольно привлекательной внешностью: у нее фигура приятной полноты, милое лицо овальной формы, большие выразительные светло-серые глаза. Свои густые русые волосы она стрижет очень коротко. А ее горделивая манера держать себя выдает в ней властную, сильную натуру.

— Да! Зачем тебе идти в эту Академию? Там конкурс запредельный!

— Зато не берут взяток.

— Ты могла бы выбрать другое учреждение. У тебя красный диплом, так продолжи обучение на врача.

— Мам, с дипломом колледжа вообще можно дальше не учиться. А я поступаю в престижное заведение. Тем более на врача можно учиться и там.

— Ты всегда бредила Звездным флотом и космосом. Но тогда ты была маленькой, и я думала, что это пройдет, но нет! Неужели ты не понимаешь, что в космосе опасно?

— И еще, я на протяжении всей учебы не буду жить под твоим крылышком, и ты не сможешь бдить за мной днем и ночью. А уж в космосе и подавно.

В глазах матери заблестели слезы.

Подойдя к ней, я поцеловала ее в щеку и сказала:

— Мам, я все равно буду поступать в Звездную Академию. На кого угодно, лишь бы туда. Это моя мечта, и я не прощу себе, если не попробую. Обещаю: не сдам — подам заявку на врача. Все, я побежала, а то опаздываю.

Пока добиралась до колледжа, думала, как решить проблему, возникшую из-за моего поступления. Такие разговоры со мной проводились практически каждый день. Чтобы и дальше не мотать нервы маме, надо что-то придумать.

Подойдя к величественному зданию, где отучилась пять лет, я увидела свою побратиму, которая, сверкая счастливой улыбкой, целенаправленно шла ко мне.

Женька была дивно хороша. Как и все представители ее расы, она отличалась черными волосами, высоким ростом и хорошим тонусом мышц, что обеспечивало прекрасное, стройное телосложение. Ее лицо — правильный классический овал — имело тонкие гармоничные черты. Но больше всего мне в ней нравились ее глаза: необыкновенного бирюзового цвета, очень лучистые. А про касту — клановую татуировку, отражающую способности своего носителя, — вообще молчу, так как нет у меня подходящих слов, одни восторженные эмоции. Ее цвет, кстати, указывает на принадлежность ракша к тому или иному клану. Поверьте, это просто нереальная красота.

— Привет, Фиса! Ты не представляешь, что случилось!

— Ты окрутила того красавчика, которого вчера присмотрела?

— Что? А, нет, он оказался геем. Лучше!

— Не представляю, что может быть лучше того, что тебе не повезло с этим геем.

— Фиса! Тебе всегда не нравились мои мужчины.

— Радуйся, это большая удача.

— Ты можешь говорить серьезно?!

— А я совершенно серьезна. Что тебе показалось смешным в том, что я сказала? Я тебе уже говорила, что все мужики, на которых ты западаешь, являются паразитирующими особями мужского пола со смазливой мордашкой и горой мускулатуры.

— Такой тип всем нравится.

— Да, но пункт про паразитов в этом случае надо убрать — такая гадость по душе только тебе. Скажу даже больше: у тебя нюх на таких особей. Видимо, именно поэтому ты пошла на психолога-криминалиста, они зарабатывают отличные деньги!

— Кто бы говорил. У тебя специализация хирурга широкого профиля и второй степени плюс красный диплом. Еще неизвестно, чья зарплата будет больше. Осталось отучиться в медицинской академии, и ты в шоколаде. Но нет, у нас же сигминские черви в голове.

— Сплюнь!

— Ага, сейчас плюну. Зачем тебе эта Звездная Академия? Это из-за «ласточек»?

— При чем тут они?

— Ну летать на них ведь можно только в Звездном флоте? А ты ими и космосом бредишь с детства.

— И ты туда же? Это моя мечта!

— Ну и мечтай себе, а учиться иди на хирурга.

— Я и там могу продолжить свое медицинское образование.

— Конечно, можешь, но ведь это уже межзвездный уровень! Не высоко ли ты метишь?

— Зато мой диплом будет котироваться во всем космосе, а не только в этой галактике.

— Ты непробиваемая.

— Я должна попытаться. И закончим на этом. Какая у тебя там новость?

— Мне купили квартиру. Папа в кои-то веки сдержал слово и к вручению диплома подарил. Завтра въезжаю.

В моей голове сформировалась мысль, но высказать ее мне помешала церемония вручения диплома, которая уже начиналась. Отстояв все громкие речи и выступления, я наконец получила свой документ и вместе с Женей вышла на воздух.

— Ты пойдешь отмечать?

— Нет, у меня медкомиссия.

Женя вздохнула:

— Это для поступления, так?

— Да.

— Значит, все-таки идешь.

— Я тоже буду по тебе скучать. Но мы в любом случае дальше будем учиться порознь — у нас разные специализации.

— Но виделись бы мы чаще. А в Академии особо не погуляешь.

Я молча признала ее правоту.

— Остальные документы уже собраны?

— Конечно, осталось только получить заключение врача о профпригодности.

— Тебя будет осматривать мамина подруга?

— Да, она отличный специалист, и у нее есть необходимая медицинская лицензия. Она прекрасно знает все требования.

— Лучше б ты пошла с нами.

— Жень, ты мне друг?

— Ну да. А что? Никакие лекарства пробовать не буду!

Моя подруга относилась к расе ракш. А чтобы ракш сделал для вас что-нибудь просто так, надо входить в его внутренний или, на худой конец, средний круг. Я была для Жени побратимой — близким, родным человеком — и конечно же всячески пользовалась этим.

Так как специализировалась я в колледже помимо хирургии на лечении ее расы, то, бывало, экспериментировала над своей подругой. И начало каждого эксперимента сопровождалось именно таким вопросом.

— Я хочу пожить у тебя до вступительных экзаменов.

— Это из-за мамы?

— Да. Ну, так как?

— Конечно. Заодно поможешь завтра вещи перенести.

Не будь я для нее во внутреннем круге, предложение вместе пожить могло бы быть рассмотрено как оскорбление.

Поблагодарив и попрощавшись, я пошла на медкомиссию, а подруга — отмечать диплом. Жене, наверное, одной идти не хотелось, так как нормально в группе она общалась только со мной, поэтому даже просто поговорить ей там будет не с кем, несмотря на то что мы проучились вместе пять лет.

Ракши отличались замкнутостью, холодностью и высокомерием. А еще они были бесстрашны, храбры, воинственны и воспитывались по кодексу чести и своду правил. Именно воинственность и необщительность им популярности и не приносила. Но, узнав Женю ближе, а потом став ее побратимой, я поняла, что это самое преданное, привязчивое, доброе и любящее существо, какое только можно представить. Такими ракши были только для внутреннего круга — он подбирался с особой тщательностью именно из-за привязчивости, которая, если возникала, то уже не проходила Во внутренний круг входили родные, побратимы и любимые. Потом был средний круг, люди которого являлись постоянным окружением, чаще всего друзьями и знакомыми, отмеченными доверием, и в большинстве своем ракшами.