logo Книжные новинки и не только

«Поцелуй тьмы» Райчел Мид читать онлайн - страница 4

Knizhnik.org Райчел Мид Поцелуй тьмы читать онлайн - страница 4

Появился Кристиан и направился к нам. Часы показывали пять минут до конца ланча.

— О господи! Решительный миг почти наступил.

Кристиан перевернул обратной стороной свободное кресло около нашего столика и сел, положив подбородок на спинку. Откинул с голубых глаз черные волосы и одарил меня самодовольной улыбкой. Я почувствовала, как Лисса обрадовалась его появлению.

— Жду не дождусь, когда это шоу начнется, — заявил он. — Нам с тобой предстоит много забавного, Роза. Выбирать занавески, укладывать друг другу волосы, рассказывать истории о призраках…

Упоминание «историй о призраках» ударило меня, хотя выбор занавесок и расчесывание волос Кристиану тоже не слишком радовало.

Я сердито покачала головой и встала.

— Оставляю вас наедине еще на несколько последних минут.

Они засмеялись.

Я подошла к раздаточному столу, надеясь, что осталось несколько пончиков, но увидела только круассаны, пирожки с заварным кремом и печеные груши. Сегодня в кафетерии, наверно, день особо утонченной пищи. Неужели я хочу так уж много — всего лишь хорошо прожаренный пончик? Передо мной стоял Эдди. Едва он заметил меня, его лицо приобрело извиняющееся выражение.

— Роза, мне правда очень жаль…

Я вскинула руку, и он смолк.

— Не волнуйся. Это не твоя вина. Просто пообещай, что будешь хорошо защищать ее.

Глупо, конечно, поскольку никакая реальная опасность ей не угрожала, но мне никогда не удавалось перестать беспокоиться о ней — в особенности в свете того, что она теперь собиралась отказаться от таблеток.

Эдди сохранял серьезность и, по-видимому, вовсе не счел мою просьбу глупой. Он принадлежал к числу немногих, кто знал о способностях Лиссы — и об их оборотной стороне, почему, скорее всего, его и назначили к ней стражем.

— Я не допущу, чтобы с ней что-нибудь произошло. Ни за что.

Я не смогла сдержать улыбку, несмотря на свое мрачное настроение. Опыт жуткой встречи со стригоями заставлял его относиться к предстоящему испытанию серьезнее, чем любого другого новичка. Не считая меня, это был, похоже, лучший выбор — приставить его к Лиссе в качестве стража.

— Роза, ты что, правда врезала стражу Петровой?

Я повернулась и оказалась лицом к лицу с двумя мороями, Джесси Зеклосом и Ральфом Саркози. Они стояли рядышком позади Эдди и меня, а выглядели более самодовольно, чем обычно. Джесси хорошо смотрелся и быстро соображал. Ральф был не такой привлекательный и не такой сообразительный. Возможно, их двоих я ненавидела больше всех в школе, в основном из-за грязных слухов, которые они распространяли обо мне, утверждая, будто я одаривала их благосклонностью. Мейсон силой заставил их рассказать в школе правду, и не думаю, что они когда-нибудь это забудут.

— Ударила Альберту? Ну, это вряд ли.

Я хотела развернуться и уйти, но Ральф не унимался.

— Мы слышали, что ты билась в припадке в гимнастическом зале, когда выяснилось, к кому тебя приставили.

— Билась в припадке? Что за выражения? Тебе что, шестьдесят? Все, что я сделала… — я замолчала, тщательно подбирая слова, — это высказала свое мнение.

— Ну, полагаю, — заявил Джесси, — ты — лучший выбор для присмотра за этим типом. Ты у нас тут самая крутая.

Зависть и злость в его голосе заставили эти слова звучать как комплимент. Однако я не думала, что он это имел в виду. Не успел он еще что-нибудь вякнуть, как я оказалась перед ним, практически нос к носу. И вот оно, истинное проявление дисциплинированности (по моим представлениям) — я не схватила его за горло. От удивления глаза у него стали как блюдца.

— Кристиан не имеет к стригоям никакого отношения, — сказала я очень тихо.

— Его родители…

— Его родители — это его родители. А он Кристиан. Не путай их.

Джесси уже сталкивался с проявлениями моей злости и, несомненно, помнил, каково это. Страх боролся в нем с желанием замарать в моих глазах Кристиана. Удивительно, но последнее победило.

— Раньше ты вела себя так, словно общаться с ним — это конец света, а теперь защищаешь его? Ты знаешь, какой он… все время нарушает правила. И ты всерьез не веришь, что он может стать стригоем, как его родители?

— Никаких шансов, — ответила я. — Абсолютно никаких. Скорее всего, Кристиан жаждет сразиться со стригоями больше, чем любой другой здешний морой. — (Джесси стрельнул в Ральфа любопытным взглядом и снова посмотрел на меня.) — Это он помог мне в Спокане справиться с ними. Он никогда, никогда не станет стригоем. — Я напрягала мозги, вспоминая, кого на время полевых испытаний назначили к Джесси. — И если я услышу, что ты распространяешь эту чушь, Дин не защитит тебя от меня.

— И от меня, — добавил Эдди, который стоял теперь бок о бок со мной.

Джесси сглотнул и сделал шаг назад.

— Ты такая лгунья. Знаешь ведь, что не посмеешь даже дотронуться до меня. Тебя отстранят от испытаний, и ты не закончишь школу.

Он был прав, конечно, но я сумела улыбнуться.

— Может, оно того стоит. Поживем — увидим, ха!

Джесси с Ральфом решили, что обойдутся без ланча, и гордо удалились. До моих ушей долетело что-то подозрительно похожее на «сумасшедшую суку».

— Ничтожества, — пробормотала я. И тут же просияла. — О, пончики, здорово!

Я взяла с шоколадной глазурью, после чего мы с Эдди заторопились на поиски своих мороев. Он улыбнулся мне.

— Если бы я не был лучше знаком с ситуацией, то сказал бы, что ты только что защитила честь Кристиана. Разве он не шило в заднице?

— Ага. — Я облизнула пальцы. — Он такой. Однако на ближайшие шесть недель он мое шило в заднице.

ЧЕТЫРЕ

Так оно все и началось. В первой половине школьного дня морои и дампиры занимались порознь, а встречались после ланча. У Кристиана в основном были те же уроки во второй половине дня, что и у меня в последнем семестре, поэтому я просто дублировала собственное расписание. Разница состояла в том, что на уроках я больше не была ученицей. Не сидела за партой, не выполняла никаких заданий. На всем протяжении уроков я вместе с другими новичками стражами, охраняющими своих мороев, стояла у задней стены. Не слишком приятно. За пределами школы все было как обычно. Морои шли куда хотели, стражи, как тени, следовали за ними по пятам. Возникало сильное искушение поговорить с товарищами-новичками, в особенности в те моменты, когда морои были заняты своими делами или общались между собой. Однако никто из нас не поддался ему. Зажатость и адреналин первого дня сделали свое дело — все мы вели себя как положено.

После биологии мы с Эдди использовали прием телохранителей, называемый парной охраной. Я выступала в роли «ближнего» стража и ходила по пятам за Лиссой и Кристианом на случай, если им потребуется безотлагательная защита. Эдди в качестве «дальнего» стража расхаживал на некотором расстоянии, охватывая большую область обзора на предмет обнаружения любой потенциальной угрозы.

Мы придерживались этой методики весь остаток учебного дня, вплоть до последнего урока. Лисса быстро поцеловала Кристиана в щеку, и я поняла, что они собираются расстаться.

— Разве у вас не одинаковое расписание? — спросила я в смятении, отступив к стене коридора, чтобы не мешать проходить учащимся.

Эдди уже понял, что они разделяются, оставил свою позицию «дальнего» стража и подошел к нам. Я не знала, как соотносится расписание Лиссы и Кристиана в этом новом семестре.

Лисса заметила мой разочарованный вид и сочувственно улыбнулась.

— Извини. После школы мы планируем заниматься вместе, но сейчас я должна идти на урок творческого письма.

— А у меня, — горделиво объявил Кристиан, — кулинарное мастерство.

— Кулинарное мастерство? — воскликнула я. — Ты выбрал кулинарию? По-моему, это самый идиотский курс.

— Вовсе нет, — возразил он. — Но даже если и так… ну… Эй, это мой последний семестр, верно?

Я застонала.

— Не заводись, Роза. — Лисса рассмеялась. — Это всего лишь еще один урок. Совсем недолго…

Она оборвала себя — в дальнем конце коридора возникла какая-то суматоха. Мы и все, кто стоял рядом, остановились, вглядываясь. Один из моих инструкторов-стражей, Эмиль, возник как бы из пустоты — изображая стригоя — и потянулся к моройской девушке. Развернул, прижал к своей груди и обнажил ее шею, как бы собираясь укусить. Я не могла разглядеть, кто она такая, видела лишь спутанные каштановые волосы, но стражем при ней был Шейн Рейес. Это нападение застало его врасплох — оно было первым в тот день, — но, замешкавшись совсем немного, он ногой ударил Эмиля в бок и вырвал у него девушку. Оба приняли боевую стойку, все остальные взволнованно наблюдали. Послышались крики и свист, подбадривающие Шейна.

Одним из тех, кто свистел, был Райан Эйлсворт. Он так увлекся схваткой — в которой Шейн, используя свой учебный кол, явно был близок к победе, — что не заметил, как два других взрослых стража подкрались к нему и Камилле. Мы с Эдди поняли это одновременно и замерли, инстинктивно готовясь броситься вперед.

— Оставайся с нашими, — сказал мне Эдди и зашагал к Райану и Камилле, которые только что обнаружили, что они под ударом.

Райан среагировал не так быстро, как Шейн; к тому же он столкнулся сразу с двумя нападающими. Один из стражей отвлекал Райана, в то время как второй — Дмитрий, теперь я разглядела его — схватил Камиллу. Она закричала, и чувствовалось, что страх непритворный. По-видимому, оказаться в руках Дмитрия для нее не сладкая сказка, как для меня.

Эдди зашел сзади и с силой ударил Дмитрия по голове. Дмитрий практически не пострадал, но я была потрясена. Не помню, чтобы за все наши тренировки мне хоть раз удалось нанести ему удар. Атака Эдди заставила Дмитрия отпустить Камиллу перед лицом новой угрозы. Он молниеносно развернулся, грациозно, как танцор, и бросился на Эдди.

Тем временем Шейн «заколол» своего стригоя и кинулся на помощь Эдди, напав на Дмитрия с другой стороны. Я смотрела, взволнованно сжав кулаки, увлеченная схваткой в целом и созерцанием Дмитрия в частности. В очередной раз это поразило меня — как можно быть столь смертоносным и одновременно столь прекрасным. Хотелось бы и мне принять участие в этой стычке, но я понимала, что должна следить за пространством вокруг нас на случай, если какой-нибудь «стригой» нападет здесь.

Однако никто на нас не напал. Шейн с Эдди успешно «прикончили» Дмитрия. Отчасти это меня даже опечалило — так хотелось, чтобы Дмитрий был хорош всегда и во всем. Райан, кстати, тоже попытался помочь, но потерпел неудачу. Дмитрий формально «убил» его, и это некоторым искаженным способом успокоило меня — значит, Дмитрий по-прежнему крутой «стригой». Он и Эмиль похвалили Шейна за быструю реакцию, а Эдди за понимание того, что мы должны действовать как группа, а не считать, что в этом испытании каждый предоставлен самому себе. Мне одобрительно кивнули за то, что я прикрывала спину Эдди, а Райна выбранили за недостаток внимания к своему морою.

Мы с Эдди улыбнулись друг другу, радуясь, что успешно прошли первый тест. Я была бы не против принять в стычке более активное участие, но это неплохое начало полевых испытаний. Мы с Эдди ударили по рукам, и Дмитрий при виде этого, уходя, покачал головой.

По окончании драмы наша четверка разделилась. Лисса через плечо одарила меня последней улыбкой и сказала мысленно, используя нашу связь: «Желаю позабавиться на уроке кулинарии!» Я закатила глаза, но она и Эдди уже завернули за угол.

«Кулинарное мастерство» — это звучало впечатляюще, но на самом деле это просто был заумный термин для урока стряпни. Хотя я и назвала это занятие безмозглым, на самом деле я испытывала к нему определенное уважение. В конце концов, я сама едва могла вскипятить воду. И еще, это заметно отличалось от факультативных занятий вроде творческого письма или искусства вести дебаты, и я не сомневалась, что Кристиан выбрал кулинарию для расслабона, а не потому, что собирался когда-нибудь стать шеф-поваром. По крайней мере, я получу возможность испытать некоторое удовлетворение, наблюдая, как он замешивает тесто или делает еще что-то в этом роде. Может, он даже наденет фартук.

На уроке присутствовали три других новичка, охраняющие своих мороев. Поскольку помещение для урока кулинарного мастерства отвели просторное, с большим открытым пространством и множеством окон, мы вчетвером разработали план, как объединить свои усилия, чтобы обезопасить всю комнату. В прошлые годы, наблюдая за полевыми испытаниями других новичков, я обращала внимание только на схватки и никогда не замечала ни работы в команде, ни разработки стратегии, которые, конечно, имели место. Теоретически наша четверка находилась здесь только для того, чтобы защищать своих мороев, но мы сумели организоваться таким образом, что защищали весь класс.

Я заняла пост около противопожарной двери, которая открывалась прямо наружу. По случайному совпадению Кристиан трудился рядом со мной. Обычно ученики готовят парами, но здесь их оказалось нечетное число. Кристиан добровольно вызвался работать самостоятельно. Никто, похоже, не возражал. Многие по-прежнему относились к нему и его семье с тем же предубеждением, что и Джесси. К моему разочарованию, Кристиан не стал ничего печь.

— Что это? — спросила я, глядя, как он достает из холодильника миску сырого мясного фарша.

— Мясо.

Он выложил его на доску.

— Я вижу, идиот. Какое?

— Пропущенная через мясорубку говядина. — Он достал вторую миску, а потом третью. — А это телятина. А это свинина.

— Ты что, собираешься «Ти. рекс»[«Ти. рекс» — английская рок-группа.] кормить?

— Это для мясного рулета.

Я вытаращила глаза.

— С тремя видами мяса?

— Зачем есть то, что называется мясной рулет, если в нем на самом деле нет мяса?

Я покачала головой.

— Подумать только, и это всего лишь первый день с тобой.

Он смотрел вниз, сосредоточившись на смешивании всех трех видов мяса.

— Ты такой шум подняла из-за этого. Ты правда так сильно ненавидишь меня? Я слышал, как ты во всю силу легких вопила в гимнастическом зале.

— Нет. И… Я вообще не ненавижу тебя.

— Ты просто выплеснула свою злость на меня, потому что тебя не приставили к Лиссе.

Я не отвечала. Он был недалек от истины.

— Знаешь, — продолжал он, — может, это и не такая уж плохая идея — чтобы ты попрактиковалась с кем-то другим.

— Знаю. Так и Дмитрий сказал.

Кристиан положил мясо в миску и начал добавлять другие ингредиенты.

— Тогда в чем вопрос? Беликов знает, что делает. Я доверяю всему, что он говорит. Жаль, что Академия потеряет его после того, как мы ее закончим, но я рад, что он будет при Лиссе.

— Я тоже.

Он остановился, поднял взгляд и встретился со мной глазами. Мы оба улыбнулись, удивляясь, какой это для нас шок — в чем-то согласиться друг с другом. Спустя мгновение он вернулся к своей работе.

— Ты тоже молодец, — сказал он доброжелательно. — То, как ты справилась тогда…

Он не закончил мысль, но я понимала, о чем он. Спокан. Кристиана не было рядом, когда я убивала стригоев, но он сыграл очень важную роль в нашем спасении. Мы действовали сообща, используя его магию огня, чтобы избавиться от охранников. Мы хорошо сработались, отбросив всякую враждебность.

— Думаю, у нас с тобой есть занятия поважнее, чем без конца воевать друг с другом, — задумчиво сказала я.

«Например, беспокоиться о судебном разбирательстве Виктора Дашкова», — подумала я.

Мелькнула мысль рассказать Кристиану о том, что мне стало известно: он был рядом той ночью, когда прошлой осенью для Виктора все закончилось. И все же я решила пока помолчать. Лисса должна узнать первой.

— Да, — сказал Кристиан, не догадываясь, о чем я думаю. — Крепись, но мы не такие уж разные. В смысле, я умнее и гораздо остроумнее, но по большому счету мы оба хотим, чтобы с ней ничего плохого не случилось. — Он заколебался. — Знаешь… Я не собираюсь отнимать ее у тебя. Не могу. Никто не сможет, пока существует эта ваша связь.

Я удивилась, что он поднял этот вопрос. По правде говоря, я считала, что существуют две причины, по которым мы все время спорим. Одна состояла в том, что тяга спорить у нас обоих в крови. Вторая причина — и более существенная, — что мы ревновали друг друга к Лиссе. Но, как он и сказал, по сути, мотивы у нас одинаковые. Мы заботимся о ней.

— Не думай, что наша связь помешает вам быть вместе, — сказала я, понимая, что это беспокоит его. — Ты нравишься ей… — Я не смогла заставить себя произнести слово «любит». — В ее сердце тебе отведено совершенно особое место.

Кристиан поставил свою миску в печь.

— Это не просто слова. Такое чувство, что мы вот-вот начнем обниматься и придумывать друг другу миленькие такие уменьшительные имена.

Он пытался сделать вид, будто ему претит моя сентиментальность, но я видела — ему было приятно услышать, что он нравится Лиссе.

— У меня уже есть для тебя уменьшительное имя, но, боюсь, я схлопочу неприятности, если произнесу его в классе.

— Ах! — радостно воскликнул он. — Вот это Роза, которую я знаю.

Пока его мясной рулет запекался, он отошел поговорить с приятелем, и это было к лучшему. Позиция у двери была достаточно уязвима, и мне не следовало болтать, даже если все остальные в классе делали это. На другом конце комнаты трудились вместе Джесси и Ральф. Как и Кристиан, они предпочли занятия, где можно не напрягаться.

Никто на нас не нападал, но страж по имени Дастин пришел, чтобы зафиксировать, какие позиции занимаем мы, новички. Он как раз стоял рядом со мной, когда мимо прошел Джесси. Сначала я подумала, что это случайность, пока Джесси не заговорил.

— Беру назад то, что сказал раньше, Роза. Я все понял. Ты расстроилась не из-за Лиссы и Кристиана. Ты расстроилась, потому что по правилам должна быть со студентом, а Адриан Ивашков из этого возраста уже вышел. Судя по тому, что я слышал, вы с ним изрядно попрактиковались, изучая тела друг друга.

Пошутить на эту тему можно было гораздо остроумнее, но я привыкла не ожидать от Джесси многого. Я понимала, фактически ему плевать на меня и Адриана. Я даже подозревала, что он не верит, будто между нами что-то было. Но Джесси все еще дулся, что я угрожала ему раньше, а здесь возникла возможность отомстить. Дастин слышал идиотское замечание Джесси, но само по себе оно его не могло заинтересовать. Но вот что его точно заинтересовало бы, это если бы я впечатала Джесси лицом в стену.

Это не означало, однако, что я обязана молчать. Стражи все время разговаривают с мороями, это просто проявление вежливости. При этом они продолжают отслеживать свое окружение. Поэтому я улыбнулась Джесси и просто сказала:

— Твое остроумие всегда такое восхитительное, мистер Зеклос. Я прямо с трудом сдерживаюсь, чтобы не расхохотаться.

После чего я отвернулась и пробежала взглядом по комнате. Когда до Джесси дошло, что я не собираюсь больше ничего предпринимать, он рассмеялся и отошел, по-видимому, решив, что одержал грандиозную победу. Вскоре отбыл и Дастин.

— Козел, — пробормотал Кристиан, возвращаясь на свое место.

До конца урока оставалось пять минут. Я нашла взглядом Джесси.

— Знаешь что, Кристиан? Я просто счастлива охранять тебя.

— Если ты сравниваешь меня с Зеклосом, я не воспринимаю это как комплимент. Ну-ка, попробуй вот это. Уверен, тогда точно обрадуешься, что ты со мной.