logo Книжные новинки и не только

«Ночь Охотника» Роберт Сальваторе читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Роберт Сальваторе Ночь Охотника читать онлайн - страница 1

Роберт Сальваторе

Ночь Охотника

ПРОЛОГ

Столько крови.

Кровь следовала за Дум'вилль повсюду, куда бы та ни направлялась. Она видела кровь на своей серебристой коже, доставшейся ей от родителей, представителей разных рас — эльфийки и дроу. Кровь снилась ей каждую ночь. Она видела кровь на собственных следах, тянувшихся за ней по снегу. Она видела кровь на остром лезвии своего меча — да, прежде всего на мече.

Кровь была там всегда, отражалась в алом клинке ее разумного оружия, Хазид-Хи.

Тысячу раз она вонзала этот меч в сердце своего брата. Крики его она слышала едва ли не каждую минуту, когда бодрствовала, слышала и во сне, и для Хазид-Хи предсмертные вопли были сладчайшей музыкой.

Однажды ее брат, Тейрфлин, попытался убить Дум'вилль во сне вот этим самым мечом, ее собственным оружием. Но девушка оказалась проворнее.

Она действовала быстрее.

Она была более достойна жизни.

Она чувствовала, как клинок входит в его грудь, с легкостью разрезает кожу и мышцы, разрубает кости и достигает сердца. Видела, как прекрасная сладкая кровь течет по клинку.

Она так никогда и не смогла смыть эту кровь с рук, но в тот момент, когда она находилась во власти оружия, а отец шептал ей в ухо слова одобрения, она и не желала смывать с рук кровь убитого брата.

Возможно, крики умирающего Тейрфлина действительно были сладкой музыкой.

* * *

— Двое, — сообщил дроу на языке жестов; его пальцы продолжали шевелиться, передавая сложные слова тайного языка этой коварной расы: — Передвигаются скрытно.

Тсабрак Ксорларрин, аристократ-маг из Третьего Дома Мензоберранзана, тщательно обдумывал свой следующий шаг. Он чувствовал себя неуютно в необитаемых туннелях, так далеко от Мензоберранзана и К'Ксорларрина, нового города дроу, который его семья возводила в древних рудниках, когда-то бывших городом дворфов под названием Гаунтлгрим. И еще он подозревал, почему Мать Зирит отправила его, именно его, на разведку в такую даль. Зирит хотела, чтобы он держался подальше от ее сына Рейвела — главного соперника и злейшего врага Тсабрака.

Тсабрак вынужден был признаться себе, что этот соперник одержал над ним верх. После успешного захвата рудников и кузницы дворфов Рейвел превратился в сказочного героя, который способствовал подъему престижа Дома Ксорларрин; и действовал он в компании одного из Бэнров, ни больше, ни меньше, и с благословения этого могущественного клана. Древний подземный комплекс превратился в настоящий город темных эльфов, К'Ксорларрин, и Рейвел играл ведущую роль в этом предприятии.

Пальцы мага стремительно двигались; он требовал от разведчиков дополнительной информации. Он отправил их вперед и вернулся обратно, где его ждала двоюродная сестра, Береллип, старшая сестра Рейвела. Он заметил ее среди свиты, в небольшой естественной пещере у берега подземной реки, которая привела их сюда. На самом деле Береллип Ксорларрин всегда несложно было найти. Она говорила громко, самоуверенно, обычных мужчин к себе и на милю не подпускала, и только две ее молодые прислужницы имели право обращаться к ней.

Тсабрак приблизился к Береллип и жестом отправил служанок прочь.

— Вы их нашли?

Тсабрак кивнул:

— Их по меньшей мере двое. Они движутся по нижним туннелям.

— Орки?

— Мы пока не знаем, — пожал плечами маг. — Похоже, они не такие шумные, как орки. Может быть, какие-нибудь шустрые гоблины.

— Я повсюду чую вонь орков, — с нескрываемым отвращением произнесла Береллип.

Тсабраку снова оставалось лишь пожать плечами. Они пришли сюда, в туннели, протянувшиеся под северными окраинами Серебристых Болот, ожидая встретить множество орков. В конце концов, над головами у них простирались земли короля Обальда Многострельного.

— Твоя ухмылка — знак того, что ты желаешь развлечься, верно? — зло усмехнулась Береллип, и рука ее потянулась к рукояти змееголовой плети, где змеи были живыми.

— Прошу прощения, жрица, — пробормотал Тсабрак и почтительно поклонился. Эта женщина больше других любила избивать своей ядовитой плетью мужчин-дроу. — Я просто размышлял, достаточно ли будет взятого в плен племени гоблинов, чтобы оправдать нашу экспедицию в К'Ксорларрине.

— Ты по-прежнему считаешь, что нас отправили в туннели за рабами?

— Частично, — честно ответил маг. — Мне известны другие причины, по которым меня на время могли удалить из города. Однако я удивлен, почему тебе приказали уйти в момент таких серьезных перемен и возвышения Дома.

— Потому что таков был приказ Матери Зирит, — сквозь зубы процедила жрица.

Тсабрак снова поклонился; подобный ответ, по мнению женщины, был единственным, в котором он нуждался или которого заслуживал. Береллип никому не открывала своих истинных мыслей, и Тсабраку пришлось удовольствоваться этими словами. Они с Береллип много раз обсуждали цель их экспедиции, и прежде Береллип говорила более откровенно, даже критиковала Мать Зирит. Но таков уж был характер Береллип Ксорларрин: она в любой момент могла сделать вид, будто эти разговоры не имели места.

— Не только Мать Зирит определила наши цели и состав нашего отряда, — смело заметил он.

— Тебе не может быть известно об этом.

— Я знаю архимага Громфа Бэнра двести лет. Он приложил к этому руку.

Береллип придала лицу непроницаемое выражение и пробормотала:

— Бэнры ко всему прикладывают руку. — Это был прозрачный намек на Тиаго Бэнра, официального представителя Первого Дома в экспедиции Рейвела, завоевавшей Гаунтлгрим. Береллип не скрывала от Тсабрака своей неприязни к дерзкому молодому воину еще в самом начале их путешествия на восток.

Презрительное отношение Береллип к Тиаго не удивляло Тсабрака. Он довольно хорошо знал этого дроу; стремление Тиаго возвыситься над другими простыми воинами и привычка вести себя высокомерно, напоминать всем о своем происхождении из семьи Бэнр были хорошо известны среди менее влиятельных Домов Мензоберранзана. Кроме того, ходили слухи, что Тиаго скоро женится на Сарибель Ксорларрин, младшей сестре Береллип, которая во всем уступала старшей. Однако Тиаго выбрал именно ее. Без сомнения, подумалось Тсабраку, Береллип относится к Сарибель не лучше, чем к Рейвелу.

— И зачем архимагу было отправлять нас в эту глушь? — все же спросила Береллип, несмотря на всю свою показную самоуверенность. — Неужели это он приказал Матери Зирит послать верховную жрицу и одного из лучших магов Академии на простейшее задание — захватить кучку безмозглых рабов?

— Здесь кроется еще что-то, — уверенно заявил Тсабрак. Он напомнил ей об их предыдущем разговоре: — Ты уверяла меня, что Паучья Королева довольна нашим путешествием.

Он задержал дыхание, испугавшись, что Береллип сейчас хлестнет его ядовитой плетью, но был приятно удивлен — двоюродная сестрица лишь кивнула:

— Происходит нечто значительное. Мы узнаем обо всем, когда Мать Зирит сочтет нужным сообщить нам.

— Или когда архимаг Громф сочтет нужным, — осмелился добавить Тсабрак, и во взгляде Береллип вспыхнул гнев.

Однако маг-дроу вздохнул свободнее, потому что именно в этот момент в пещеру буквально ворвались его разведчики.

— Не гоблины, — заговорил один в явном возбуждении.

— Дроу, — выпалил второй.

— Дроу? — переспросила Береллип, и они с Тсабраком переглянулись. Поблизости не было известных им поселений дроу.

— Возможно, скоро мы получим ответы на наши вопросы, — прожестикулировал Тсабрак двоюродной сестре, стараясь, чтобы знаки его не заметили ни разведчики, ни другие дроу, находившиеся в пещере.

* * *

Две грациозные фигуры примостились на краю уступа, на середине высокого подземного утеса. Река вытекала из туннеля, расположенного у них над головой, и наполняла блестевшее внизу подземное озеро. Несмотря на то, что выступ был очень узким и неудобным, а свет исходил лишь от нескольких пятен лишайника, ни один из сидевших не менял положения, не держался за камень, не проявлял признаков беспокойства.

— А зачем нам взбираться на этот обрыв? — спросила женщина, Дум'вилль, младшая из двух эльфов. Она поднялась снизу на канате. Ей приходилось говорить громко, чтобы перекричать шум и плеск водопада; и второй эльф, ее отец, пожалел, что не научил ее языку жестов дроу. — Я думала, наш план — спускаться на нижние уровни Подземья, — саркастически добавила Дум'вилль.

Темнокожий дроу, сидевший рядом, откусил кусок гриба из тех, что росли в Подземье, затем с отвращением взглянул на пищу.

— Я шел этой дорогой, когда оставил дом, — ответил он.

Молодая женщина, наполовину дроу, наполовину лунный эльф, немного отклонилась от стенки обрыва и раскрутила канат с крюком, готовясь бросить его наверх. Однако внезапно опустила канат и с недоверием уставилась на своего спутника.

— Это же было сто лет назад, — возразила она. — Как ты можешь помнить, какой дорогой ты шел?

Мужчина швырнул остатки гриба вниз, проворно поднялся и вытер руки о штаны; стала видна нога с жуткими на вид шрамами.

— Я всегда знал, что настанет день, и я вернусь.

Женщина снова раскрутила канат и бросила его; крюк исчез в черной дыре туннеля у нее над головой.