logo Книжные новинки и не только

«Гадюкинский мост» Ростислав Марченко читать онлайн - страница 13

Knizhnik.org Ростислав Марченко Гадюкинский мост читать онлайн - страница 13

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Итак, тема пеших дозоров закрыта. Я поступил правильно. Единственное их преимущество — возможность обнаружить противника, укрывшегося в лесу, в зоне, недоступной для наблюдения, и значительно более высокая своя скрытность, естественно, при определённых обстоятельствах. Однако спешить бойцов с бронетранспортера мне тоже ничего не мешало, что собственно Якунин и проделал, немцев, к сожалению, не обнаружив.

А может, и к счастью, что не обнаружил. Парный патруль, бредущий по лесу, при толике удачи способен положить и один стрелок с винтовкой в руках, а в роще у немцев помимо нескольких десятков стрелков и пулеметы были. В результате при осторожности Якунина бойцы хоть шанс на выживание получили. Выскочив же на стволы немецкого взвода, который, вполне вероятно, если не наблюдал, то слышал выдвижение бронетранспортера, — их бы неминуемо скосили, а Якунин сидел на пулемете, смотрел бы в лес и гадал, кто это там стреляет, пока не пришел бы черед его самого с механиком-водителем.

Что в итоге вернуло бы меня к информации — впереди немцы и у них пулеметы с противотанковыми средствами есть. Какая, Гитлера так-растак, свежая новость!

Если серьезно, то, кроме упомянутых, напрашивался еще один вывод — даже при ваших правильных действиях в определенных условиях успех вам вовсе не гарантируется. Ибо противник имеет свои планы и активно вам противодействует, особенно если контролирует ситуацию. Наблюдая выдвижение дозора и приняв решение по его уничтожению, он ее полностью контролировал, и помешать этому ни я, ни Якунин не смогли. Даже коли бы спешенные пулеметчики фрицев обнаружили бы, контроля немецкий командир не утратил бы. Все, что мы с Якуниным могли, — это свести потери к минимуму, отведя бронетранспортер.

Это даже не считая того, что бойцов могли и ранеными в плен взять. То есть я сам бы преподнес «языков» наступающим на блюдечке с голубой каемочкой, с эмблемой воздушно-десантных войск.

В сухом остатке. Действия мои были, в общем, правильны и направлены на взятие тактической ситуации под контроль, но, к сожалению, замысел был сорван нахождением противника в Огурце. Опередить его не удалось.

Сам Якунин действовал вполне грамотно, полностью искупив свою вину, если даже она тогда на высоте и присутствовала. Судя по его сообщениям, он вел себя осторожно, не выпустил спешившихся подчиненных из-под прикрытия пулемета в глубину рощи, что спасло им жизнь либо свободу, однако не позволило обнаружить там наличие противника.

То, что бойцы не обнаружили следы немцев, это другой вопрос и даже не факт, что обоснованный. Средний российский десантник — это все же суровый горожанин, а не Чингачгук Шоколадный Глаз, лучший следопыт Мценского уезда, с ходу обнаруживающий наличие гостей в его лесу по примятой траве и сломанной ветке.

Осознавая вышеуказанное и не успокоившись, сержант выставил бойцов в охранение позади бронетранспортера, что позволило чуть позже все же гитлеровцев обнаружить при их выдвижении к БТР-Д. Далее он сумел без потерь забрать бойцов, и, если бы у него имелось чуть поболее везения, я так думаю, еще бы и прорвался. Единственная заметная его ошибка, пошел на прорыв он не тем маршрутом, видимо, попытавшись остаться в секторе обстрела бугаевской БМД. Тем не менее, даже в этом случае шансы у него были.

Хотя их было бы еще больше, если бы у десантных бронетранспортеров присутствовала броня, судя по количеству дыр в борту бронетранспортера, его просто винтовочно-пулеметным огнем, а не бронебойками изрешетили.

Тогда где же я ошибся далее, что привело к столь печальному результату? Безусловно, можно было скомандовать расстрелять бронетранспортер, чтобы не допустить захвата трофеев противником, однако данный приказ приносил риск неповиновения подчиненными, которые собственно подчиненными моими оставались по привычке и ровно настолько, насколько им хочется — если говорить прямо, до нашей легитимизации я не более чем главарь банды, а не представитель государства, и стоит за мной только мой личный авторитет, а не Уголовный Кодекс Российской Федерации и силовые структуры державы. Собственно подобный приказ и в нормальных условиях лучше не отдавать, ибо каждый из твоих подчиненных может представить, как ты его жаришь заживо в подбитой боевой машине, вместо того чтобы выручить, что чревато трудно предсказуемыми последствиями даже в атмосфере железной дисциплины и порядка. Я предпочел своих подчиненных — живых либо погибших — все-таки попытаться вытащить.

Чем я располагал, приняв решение идти на выручку? Информацией о наличии противника в роще, группы мотоциклистов на дороге, о наличии у врага пулеметов и, возможно, противотанковых средств.

Когда я садился в машину, вероятность напороться на противотанковое орудие была оценена мной как низкая, что вполне подтвердилось. Уж следы тягача в лесу средний десантник вряд ли пропустил бы. Однако, как мне пришел случай убедиться, противотанковые средства немцев противотанковыми пушками не ограничивались и их противотанковые ружья, как оказалось, по легкобронированной технике вполне эффективны. Причем пули ПТР, насколько можно судить, снаряжаются какой-то довольно эффективной химией, вполне по-немецки рационально выкуривая экипаж, вместо попыток что-то там дополнительно разбить потерявшим энергию при пробитии брони сердечником внутри машины.

Если я правильно помнил какой-то форум, основной проблемой всех ПТ, включая наши, было очень низкое заброневое действие. А немцы, выходит, об этом побеспокоились и вместо того, чтобы космическим образом увеличивать энергетику, что перспектив явно не имело, сделали перпендикулярный ход и начали травить экипажи какой-то гадской «Черемухой» [Лейтенант попал не в бровь, а в глаз. Именно «Черемухой», она же СN, она же хлорацетофенон, входившей в снаряжение бронебойных пуль калибра 7.92 мм немецких противотанковых ружей, его и отравили.].

В итоге, считая риск минимальным и рассчитывая даже при появлении противотанковых орудий с ходу их расстрелять, я оказался не готов к тому, что у противника окажутся эффективные ручные противотанковые средства, а сам он не растеряется и окажется достаточно храбрым, умелым и дисциплинированным, чтобы огнем по приборам наблюдения отвлечь наше внимание и позволить своим ПТР, а может даже и одному ПТР, по моей БМД отстреляться. Рискнул бы я так, коли предполагал у врага наличие более-менее современных ПТС [ПТС — противотанковые средства.], возможности которых мне, если не известны, то предполагаемы, допустим РПГ-7 или «Карл Густава»? Совсем не факт. А коли знал бы о возможностях ПТС противника? То же самое.

А собственно, почему мне наличие или отсутствие у противника эффективных противотанковых средств должно быть известно? У меня что, начальник ГРУ ГШ на прямом проводе? Или я с папуасами воюю, с косточкой на колбаске и парой пальмовых листьев на заднице? Передо мной армия, которая на данный момент захватила почти всю Европу и западные области моей страны, завалив упомянутые регионы битой бронетехникой. Без наличия эффективных противотанковых средств таких успехов не добиваются. И то, что я про эти противотанковые средства ничего не знаю, меня не оправдывает. Про немецкие ПТР я ничего не знаю, а вот про броню советских танков начала войны информации у меня было вполне достаточно, и она говорила, что броня моих БМД-4, как, впрочем, и БМП-1/2 и тем более БТР от БТ и Т-26 недалеко ушла. Чем-то ведь эти 20 000 [Суровов сильно преуменьшает. Уже на 1 июня 1941 года бронетанковый парк одной только Красной Армии составлял 25 932 машины, из которых лишь 3179 IV категории (требующих капитального ремонта либо подлежавших списанию). Впрочем, заметную боевую ценность там составляли только Т-34, КВ и несколько сотен Т-28, причем последние в условиях острой, даже на общем фоне, нехватки запасных частей, выпуск которых на Кировском заводе также был прекращен. Остальные обладали околонулевой защищенностью против всего спектра противотанковых средств вермахта и соответственно имели откровенно ничтожную боевую устойчивость, что 1941 год и продемонстрировал.] танков немцы перебили? Что еще мне нужно было, чтобы осторожнее лезть в ближний бой или, как минимум, держать рощу на фронтальных ракурсах?

Что из этого следует? Что в этот раз я погиб из-за банальной недооценки противника, и повторять это в будущем особенно не стоило. Если, конечно, я собирался немцам отомстить.

А я собирался. Тихая бешеная ярость в ходе рассуждений, обобщения информации и формирования из нее выводов никуда не делась и требовала выхода. Потушить ее, как я чувствовал, могла только кровь. И я даже знал, где ее можно было пролить.

Но к планированию боя требовалось подойти как можно более основательно. Итак, насколько я мог судить, фрицы либо уже находились в Огурце, когда мой взвод вышел к мосту, либо мы подошли к объекту одновременно.

Если поставить себя на место немецкого командира, что в первой, что во второй ситуации, лезть самому на пехотный взвод с тремя-четырьмя танками по голым приречным лугам — крайне глупая затея. И он, видимо, решил подождать подкрепления. Или вызвал его по радио, тут неважно.