logo Книжные новинки и не только

«Когда пришла чума» Василий Сахаров читать онлайн - страница 2

Knizhnik.org Василий Сахаров Когда пришла чума читать онлайн - страница 2

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Аскеров прервался, и Миша Колыван поторопил его:

— Короче, что ты предлагаешь?

— Моё предложение в следующем. Необходимо затихариться и отсидеться подальше от людей в укромном месте. — Шарукан усмехнулся. — Такое место имеется. Как вам известно, одно время я бредил тем, что наступит апокалипсис: война придёт, землетрясение случится, потоп всех накроет, прилетят инопланетяне или в Землю ударится крупный метеорит. Поэтому готовился к подобному варианту. Однако потом перерос эту чепуху и всё забросил. А теперь, как выясняется, зря.

— Что за место? — задал вопрос Утёс.

— Старый военный бункер на севере. Если точнее — в Ненецком автономном округе. Была когда-то у наших вояк идея основать заглубленный командный пункт для особо важных персон, и бункер почти построили. Потом перестройка, объект бросили, и пару лет назад я вполне официально выкупил его у Министерства обороны. После чего на базе провели ремонт, модернизацию и создали склад. Кстати, наш корешок, — он кивнул в сторону Вепря, — жил там долгое время и отвечал за состояние бункера.

Вепрь кивнул и пробурчал:

— Так и есть.

Аскеров продолжил:

— Что будет дальше, я вижу чётко. Эпидемию не остановить. Её даже сдержать не получится. Первые заражённые уже в России, в Москве, Питере и Новосибирске. Мир замер перед бездной, и вскоре всё покатится в тартарары. Миллиарды умрут. Миллионы выживут. Все или почти все достижения цивилизации будут забыты, и люди начнут убивать друг друга. За патроны. За топливо. За одежду и транспорт, а то и просто по прихоти. Для меня это непреложный факт. Но я надеюсь, что наступит день — и человечество снова вернёт себе былое величие. Когда это произойдёт — неизвестно. Однако я хочу, чтобы наши дети уцелели. Не только мои, но и ваши. Поэтому собрал вас, людей, которым могу доверять, и делаю предложение отправиться со мной. У кого есть вопросы, задавайте.

Руку поднял Арцыбашев:

— Разрешите?

— Да, — кивнул Шарукан.

— Это точно, что заражённые уже в России?

— Точно.

— Много?

— Уже больше сотни только зарегистрированных случаев.

— Что планирует правительство?

— Ничего. В высших эшелонах власти царит растерянность. Президент и министры собираются бежать. Как и я, они намерены пересидеть опасное время в убежищах. Благо укромных и безопасных мест хватает, страна у нас огромная. На Алтае, говорят, целый подземный город есть. Помимо того, существует множество секретных объектов, бункеров и пещер. Так что народа уцелеет немало.

— А как же простые люди? — В растерянности доктор развёл руки.

Шарукан поморщился:

— Граждане страны будут предоставлены сами себе. Лекарства, как уже было сказано, нет и не предвидится. Миллионы людей не спрятать, для этого нет возможности. Следовательно, уцелеют только богатые, удачливые и счастливчики, имеющие иммунитет. По прогнозам наших учёных, которые связались с американскими коллегами, таковых будет пять — восемь процентов, не больше.

— Что известно о вирусе? Как он распространяется?

Вирусная инфекция передаётся воздушно-капельным путём и через кожу. Бактерии могут жить сами по себе, в частичках кожи, не менее полугода. Больные умирают на пятый-шестой день. Даже тем, кто был привит, ничто не помогает: ни хвалёный метисазон, ни мощные антибиотики, ни плазмоферез, ни ультрафильтрация, ни введение коллоидных растворов. Американская медицина, без преувеличения, наверное, самая лучшая в мире, но и она ничего не может противопоставить вирусу. До сих пор нет ни одного человека, кого бы предъявили как пережившего седьмой день, а количество заражённых людей, каждый из которых становится вибриононосителем, растёт в геометрической прогрессии. Такова информация, которой я владею.

— Прогнозы есть, когда вирус накроет Москву?

— Самые приблизительные. Через пару дней правительство будет вынуждено объявить, что мы тоже под угрозой. После чего наступит хаос, и город попытаются закрыть. Хотя бы частично. Осталось сорок восемь часов. Максимум. И это время необходимо использовать с полной отдачей.

Доктор кивнул:

— У меня вопросов больше нет.

— Кто следующий? — Шарукан посмотрел на своих верных товарищей.

— Пожалуй, я, — вступил в разговор Наёмник. — Почему ты решил спасать именно нас?

— А тебя что-то не устраивает? — Аскеров сделал к нему шаг и навис над Наёмником.

— Все в порядке, Шарукан. — Убийца поморщился и пожал плечами. — Просто разобраться хочу. Сам посуди. Ты имеешь базу, деньги и ресурсы. Мы под твоим командованием. Но вот в чём закавыка: в этой комнате собрались не самые смирные люди. Честное слово, тебе проще набрать работяг, которые слова поперёк не скажут. С ними спокойней.

Ты прав, — улыбнулся Аскеров. — Проще взять послушных рабочих, может, даже с семьями. Однако мне нужны не просто болванчики, а соратники, товарищи, друзья. Я вижу общую картину того, что произойдёт, но не знаю, что ожидает нас в будущем. Поэтому требуются люди, которые умеют не только работать, но и стрелять, самостоятельно принимать решения и выживать. А работников наберём, не переживай. Такое объяснение тебя устраивает?

— Вполне.

Снова вопрос задал Колыван:

— Когда мы должны выдвинуться?

— Завтра в полдень общий сбор с семьями и детьми. Здесь, у меня. Брать только близких. Лишние вещи бросить, новые добудем. Вылет в тот же день.

— Куда летим?

— В Нарьян-Мар.

— А дальше?

— Колыван, — Шарукан поймал взгляд своего наставника, — ты знаешь, что я тебя уважаю. Но координаты бункера сообщу только в воздухе.

— Перестраховываешься?

— Да.

— Что же, это твоё право. Лично я тебе верю, тем более что сам об эпидемии уже кое-что слышал, и ты не первый, кто предупреждает об опасности. Поэтому отправлюсь с тобой. Мне-то что? Я старый. Но у меня внуки. Ради них я обязан жить.

— Это правильно.

Все молчали, и наступила очередь Вагрина.

— Насколько велик бункер? Сколько людей примет?

— Сто двадцать человек смогут без особых проблем прожить три года.

— Серьёзно. А как с припасами?

— Всё есть. На пять лет.

— Одежда, снаряжение?

— Кое-какие запасы уже сделаны. Но сегодня и завтра закупим ещё.

— Топливо?

— Есть.

— Связь?

— Имеется мощная радиостанция и соединение со спутником.

— Транспорт?

— Без проблем. Тракторы, вездеходы и даже пара бэтээров. А невдалеке ангар: там вертолёт, а также катер.

— Что за вертолёт?

— МИ-8, гражданский. Ты ведь умеешь им управлять?

— Занимался в авиаклубе. А как с оружием?

— Договорено. Перед самым отлётом привезут сотню автоматов, карабины, СВД, гранаты, РПГ-7, РПО и мины.

— Откуда такое богатство, не скажешь?

— Пока нет.

— А по деньгам что? Может, нам сброситься в общую копилку?

Аскеров махнул рукой:

— Забей. Скоро деньги превратятся в пустые фантики, просто цветные бумажки.

— Ладно. От нас что-то требуется, дополнительно?

— Я уже сказал: ничего. Главное — люди. Так что готовьтесь и собирайтесь.

Кивком обозначив, что всё понял, Вагрин замолчал. Дальше Шарукану задавали вопросы другие участники собрания. Но он их не слушал, а размышлял.

Шарукан не врал. Он мог ошибаться или преувеличивать опасность грядущей катастрофы. Но Аскеров был уверен в том, о чём говорил, и Вагрин ему поверил.

В конце концов, он ничем не рисковал. Следовательно, мог позволить себе поездку на север. Будет эпидемия или нет, он в безопасности. А вернуться никогда не поздно. Поэтому предложение Аскерова нужно принимать.

Конечно, Вагрин индивидуалист и мог выбрать свою тропку. Шансы на выживание у него были выше среднего, и можно залечь где-то в Подмосковье или дальше, выкопать блиндаж в укромном месте, сделать запасы и наблюдать за апокалипсисом со стороны. Или отправиться на Урал, пока самолёты летают, залечь в горах и пересидеть чуму. Но как долго он сможет выжить один? Месяц, два, три. Это без проблем. А дальше-то что? Наступит зима, и сидеть в дебрях одному не интересно, скучно и опасно. Случись что, и помочь некому. А в бункере, если всё сделано по уму, тепло, безопасно, сытно и есть с кем поговорить. Опять же бабу можно взять с собой, знакомых красоток хватает. Глядишь, ребёнка родит. А ещё есть племянник, которого бросать не хотелось, ведь это единственный родственник…

Тем временем обсуждение будущего побега из цивилизованного мира подошло к концу, и Аскеров, повысив голос, спросил:

— Итак, кто со мной?

Отозвался Колыван:

— Ты моё слово слышал. Если есть список, пиши меня и двух мальчишек, десять и девять лет. Со мной ещё воспитательница. — При этом он так усмехнулся, что всем стало ясно — воспитательница нужна старому авторитету не только для ухода за детьми. Но это его дело. Личное.

Следующим высказался Утёс:

— Мы с Сержем принимаем предложение. Со мной брат, трое детей и две женщины. С Сержем жена, мать и две дочери.

За ними высказался Вепрь:

— Моя семья уже на базе. Кроме меня баба, сын и дочь.

Далее очередь Наёмника:

— Я с вами. Буду один.

Потом слово сказала Аллочка Смирнова:

— Принимается. Я с матерью и отцом.

Тишина. Все посмотрели на доктора, и Арцыбашев покачал головой: