logo Книжные новинки и не только

«Сибирский вояж» Владимир Мясоедов читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Владимир Мясоедов Сибирский вояж читать онлайн - страница 1

Владимир Мясоедов

Сибирский вояж

ПРОЛОГ

В густом и почти непролазном хвойном лесу, где, несмотря на плюсовую температуру воздуха, снега все еще лежало человеку по колено, а в оврагах и того больше, раздавалась громкая озлобленная ругань:

— Сибирь, еж твою медь! Заповедный край, чтоб ему пусто было! Девственная пуща, черт ее дери!

Продирающийся через сплетения колючих ветвей, сугробы и кустарник худой как щепка мужчина явно был одет не по погоде. И не по последней французской моде тоже. Содранная с деревьев кора, обернутая вокруг торса и конечностей в несколько слоев на манер бинтов, явно не могла спасти от свежего холодного ветра. Да и кривоватые лыжи, грубо вырубленные из цельных поленьев, вряд ли могли сравниться с нормальными сапогами. Нет, имелась у данного субъекта и более нормальная одежда, вернее, ее жалкие остатки. Какие-то рваные тряпки, более подходящие огородному пугалу, чем путешественнику, были поддеты на манер нижнего белья, но даже совместно эти два крайне сомнительных теплоизолятора со своей задачей явно не справлялись.

Впрочем, по крайней мере правая нога у него на фоне всего остального тела мерзла не слишком сильно. Просто потому, что чуть ниже коленки начинался искусно имитирующий настоящую конечность деревянный протез. И этим список увечий мужчины не ограничивался. Лицо его оказалось обезображено старыми ожогами, помимо прочего зацепившими и глаз, сейчас скрытый черной повязкой.

— Ну и где? Где здешнее зверье, о котором слава идет по всему свету?! Волки, лисы, рыси, лоси, зубры, туры, медведи, зайцы… Магические чудовища, на худой конец?!

Тяжело дышащий человек остановился, устало привалившись к стволу какого-то хвойного дерева, и выпустил рукоятку странной конструкции, которую он за собой тащил. Или скорее вел в поводу. Сделанный из невероятно длинных и толстых позвонков каркас был словно облит расплавленным металлом, застывшим весьма неоднородно, но все же скрепившим кости, а к нему в передней части приделаны некие механизмы и две почти человеческого вида руки, самостоятельно подтягивающие себя вперед. В задней части странной конструкции виднелось большое обугленное пятно. Поверх необычной волокуши лежали оставшиеся не у дел детали неведомого аппарата, среди которых валялась и весящая килограмм тридцать стальная голова с искусно отлитыми чертами усатого мужского лица. А также десятки острых зубов длиной от локтя до полутора метров и толщиной с человеческое бедро.

Мужчина внимательно изучил ветки дерева, под которым стоял, и остался доволен результатом. Что именно он видел, ему оставалось невдомек, поскольку ботанику никогда не считал достойной своего внимания наукой. Может, то была сосна, может, кедр, а может, и вообще елка… Путешественнику, если честно, различия между хвойными были практически безразличны. Лишь бы они хорошо горели и на них имелись шишки, которые можно расшелушить подрагивающими окоченевшими пальцами. Левая рука, сжимающая короткий исцарапанный жезл из темно-зеленого камня, сделала небольшой взмах. И тут же дерево содрогнулось от мощнейшего удара, протестующе заскрипело, а вниз посыпались так нужные сейчас мужчине дары леса вперемешку с иголками.

— Маги — народ живучий, не спорю… Но после «прыжка с парашютом» без самого парашюта мне пришлось плохо. Ну еще бы: километров с четырех брякнуться, когда толком не умеешь летать… Счастье еще, что пришлось регенерировать себе лишь четыре сломанных ребра, залечить кучу менее серьезных переломов, а также бессчетное количество ссадин и синяков, образовавшихся вследствие пролета сквозь крону леса прямо в сугроб. Но в моем исполнении долбаная магия не может просто так отменить законы сохранения энергии. Ничто не берется из ниоткуда, доказательством являются ушедшие в ноль жировые запасы, — устало продолжал сетовать на жизнь путешественник, под взглядом которого пригодный в пищу продукт самостоятельно очищался от излишнего мусора. Жалкая горстка ядрышек исчезла на зубах быстрее, чем деньги из составленной коррумпированным чиновником бюджетной программы.

— Мне нужно мясо! Ну или иной какой источник протеинов. А за три долбаных дня на глаза ни один нормальный зверь так и не попался! И ненормальный тоже! Чуют они, что ли, что я готов сожрать любого магического мутанта и даже некоторую нежить, наверное, не постесняюсь переработать на холодец?.. Блин, еще немного, и начну охотиться на белок с файерболами!

Чуть-чуть переведя дух, мужчина продолжил путешествие. Время от времени он посматривал вверх, чтобы попытаться найти в просветах между ветвями солнце. Двигаться путешественник старался строго на восток, поскольку где-то в том направлении располагалось море. А там рано или поздно можно будет наткнуться на деревню рыбаков, дорогу или просто проплывающий вдоль берега корабль. И уж они-то помогут ему добраться домой. Постепенно стало темнеть и холодать, но недостаток освещения не стал помехой человеку. Он просто сломал несколько веток с ближайшего поваленного на землю, а потому сухого дерева, сложил их в ту часть волокуши, где на железе виднелось большое обугленное пятно, и поджег растопку взглядом. Получившийся костерок помогал бороться с мраком, а нагревающиеся в огне детали неведомых механизмов стали на некоторое время прятаться куда-то в недра одеяния из коры, где согревали озябшее тело.

— Хорошо еще, что я по одной из двух своих основных специализаций целитель, а по другой — големостроитель. Иначе бы как пить дать загнулся в том сугробе, куда брякнулся! Ну или не смог бы ничего сделать с теми остатками вылетевшего за борт автоматрона, на которые наткнулся в паре сотен метров от себя. Магический робот, пусть даже сломанный, — это же целая залежь ценных деталей, пригодных в качестве инструментов… Да и зубы сибирского трехголового дракона, на скелет которого я чуть не приземлился, бросать было бы жалко, все же они минимум по десять золотых за штуку идут, — вновь заговорил мужчина сам с собой через некоторое время. — Подготовиться бы нормально, справить себе одежду из шкур, наловить и накоптить дичи, переделать мою тележку в шагающую технику, на которой можно с комфортом ехать… Но — время! Это чертово время! Не выберусь к цивилизации быстрее чем за месяц — стоящая на шее печать голову-то мне возьмет и оторвет. Теперь ты в армии Российской империи! У-у! Теперь ты в армии! У-у!

Словно в ответ на его завывания, имеющие лишь отдаленное отношение к вокалу, где-то далеко затянули свою песнь волки. Однако человек на этот концерт особого внимания не обратил, продолжив упрямо шагать вперед. Он уже привык, что обычные хищники твердо уяснили себе свое место в пищевой пирамиде, и к вооруженным людям или магическим тварям приближаться без очень сильной необходимости не рисковали. Снимут с серого санитара леса шкуру или просто сожрут — разница для самого зверя окажется крайне невелика. А путешественник объединял в себе сразу оба настораживающих их качества, поскольку на его поясе висел револьвер, да и волшебство животные каким-то образом чуяли немногим хуже дыма. С отведенных в сторону веток за шиворот путешественнику ухнуло не меньше килограмма задержавшегося на хвое снега, что, понятное дело, не улучшило ему настроение.

— Проклятый мир! Долбаная магократия и трижды долбаные колдуны-аристократы, которые простого человека и слабосилков вроде меня и за людей-то не считают! Ничего в нем нет хорошего, кроме Анжелы и нашего будущего ребенка… — бормотал путешественник, продираясь через холодный ночной лес. — Даже свое волшебство, пожалуй, сменял бы на соблюдение прав человека, стабильную работу без необходимости ежедневно рисковать собственной шкурой и безлимитный интернет! Да, чародеи живут долго, самые сильные — даже вечно… Но ты тут попробуй хотя бы до первых седых волос дотяни! Мне еще только-только двадцать, а успел уже и на мировой войне побывать, и в польском плену, и в оккупированном вампирами Шанхае вместе с остальным наемным контингентом…

Громкие жалобы на жизнь прервало обнаружение крайне необычных следов. Казалось, кто-то шагающий на двух здоровенных птичьих лапах протащил по сугробам толстое бревно. Или свисающее до самого снега туловище. А может быть, и хвост.

— У драконов вроде четыре ноги, а динозавры в этих лесах не водятся. Наверное… — озадаченно пробормотал путешественник, а потом уверенно направился за монстром, который просто обязан был оказаться вкусным и питательным. Пусть даже и достаточно большим, чтобы и самому попытаться перекусить голодным охотником. — Ну, в крайнем случае назову новый вид в честь себя. Олегозавр! Красиво; правда ведь? Фамилию лучше не использовать. Во-первых, Коробейников — это не очень-то звучно. А во-вторых, все равно она не моя, а того чернокнижника-недоучки, что со своим тезкой душами обменяться решил.

С ночных небес начал падать мягкий снежок. Возможно, последний в этом году. А может, и нет. Сибирь же! И пробирающийся по лесу человек имел смутное подозрение, что его выбросили за борт летучего корабля отнюдь не в самой теплой ее части.