Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Ада Раевская

Истинная за миллион

Пролог

Сегодня Владислав Егорович даже не опоздал, так что, уже привычно, через полчаса после его прихода я занесла ему документы на подпись. Я вежливо улыбалась, обычно, он тоже, но сегодня что-то явно пошло не так.

Большой Босс пребывал явно не в самом благодушном расположение духа, я его таки ещё не видела. Впрочем, его гнев был направлен не на меня, а, видимо, на “жисть-жестянку”.

— Доброе утро. Владислав Егорович, — тихо пробормотала я себе под нос. Мне показалось, что сказала я это совсем беззвучно, однако он меня услышал.

— Утро, Дана, добрым не бывает, — в его голосе при этом не было никакой насмешки. Да, похоже, ещё один представитель совиного отряда. — Чего вы там встали? Идите сюда, я подпишу уже эти бумажки… А потом, ради всего святого, принесите мне кофе.

Я отмерла, прошла в глубь кабинета и остановилась слева от него. Протянула бумаги, он их взял.

Потом он долго изучал их содержимое. Впрочем, так было всегда, но сегодня мужчина явно “подвисал”. Я терпеливо ждала, пока он все пятнадцать страниц перечитал и подпись везде свою поставил.

Я потянулась за бумагами, он протянул их мне и получилось так, что наши руки соприкоснулись. Меня дёрнуло током, причём, в прямом смысле этого слова, искорка проскользнула, будто что-то наэлектризовано было.


Но реакция начальника меня поразила больше. Он резко ухватил меня за запястье и посмотрел мне в глаза… В его взгляде читалась ярость и боль, и, на этот раз, направлены они были точно на меня. Захотелось сжаться и попасть куда-нибудь на другой край земли, так далеко отсюда, насколько это вообще возможно. Рука, сжимавшая моё запястье, обхватила его ещё сильнее, и я не вытерпела, пискнув:

— Больно…

Кажется, это чуть отрезвило мужчину, он отпустил меня, вскочил со стула и на неимоверной скорости вылетел из кабинета.

По полу разлетелись бумаги, запястье ныло, на нём остался яркий красный след, который грозился потом превратиться в синяк.

Глава 1. Дана

неделю назад


Я сидела в приёмной и нервничала так, что даже руки тряслись. Полагаю, это будет самое сложное собеседование в моей жизни. А их у меня было много… И, как водится, большинство я завалила.

В эту компанию я посылала резюме просто “для галочки”, ни на что, особо-то, и не надеясь. Да, у меня красный диплом экономиста и целый год стажа в одной крупной фирме, но тут-то запросы на порядок выше. И, если каким-то чудом меня возьмут на испытательный срок. то я костьми лягу, но останусь здесь. Во-первых, тут такая зарплата, что я за пару месяцев решу все наши с отцом проблемы, а во-вторых… ну, круто же! Работать в таком шикарном офисе, человеком себя, в конце концов чувствовать.

Вот только собеседование должно было начаться уже полчаса назад, а моего будущего начальника даже в помине тут не было. Девушка, место которой я должна буду занять, не очень вежливо мне сообщила, что Владислав Егорович будет, как только будет и прекратила обращать на меня внимание, залипая в телефоне.

И я ждала пришествия Большого Босса, но в тишине, нарушаемой только лишь клацаньем ногтей по экрану, нервничала уже просто неприлично. Ещё чуть-чуть и у меня глаз дёргаться начнёт. Накручивать себя я, конечно, мастерица.

Но, ещё через пятнадцать минут свершилось чудо. В приёмную на всех парах влетел мужчина, взглянув на которого, я обомлела, честно говоря. Заставляя себя не пялиться на него, я нет-нет поглядывала на его лицо, которое мне показалось идеальным…

Так, стоп, Дана. Самое время притормозить. Не хватало только запасть на мужчину, которого, может быть, и не увижу больше никогда. А если и увижу, то непосредственный начальник — не лучший вариант для воздыханий.

Успокоила я себя тем, что этот мужчина, как и большинство власть имущих, может оказаться тем ещё скотиной, а я просто залипла на его внешность, вот и всё. Красивый же. все-таки.

На вид ему было не больше тридцати-тридцати трёх, но что-то мне подсказывало, что ему лет больше. Наверное, держался он слишком взросло. Что ж, может, просто почудилось.

Увидев меня, он остановился и спросил:

— Вы Дана Истомина?

Я кивнула.

— Подождите ещё буквально пять минут, я вас позову, — и он скрылся в своём кабинете, на ходу скидывая пальто.

Я вздохнула и постаралась взять себя в руки. Посмотрела на девушку, которую появление начальства ничуть не смутило, она так и продолжала что-то печатать в телефоне, развалившись в офисном кресле.

Вообще, секретарша, которая, судя по всему, отрабатывала тут последние дни, больше мне сейчас напоминала шлюху с панели. Короткие джинсовые шорты, совсем не по дресс-коду, макияж яркий до безумия, а на блузке с коротким рукавом были расстёгнуты три пуговицы, открывая обзор на полную грудь. Не знаю, с какой целью она одевалась так на работу, но я заметила у неё на ногах туфли с огроменным каблуком и на платформе, и поняла, что в жизни бы так не разоделась. Это же совсем не удобно, в конце концов.

Дверь распахнулась, выглянул Владислав Егорович, кинул раздражённый взгляд на секретаршу и пригласил меня.

Надо сказать, я настолько уже устала переживать, что способность нервничать во мне будто бы отключилась. Что ж, в ожидании были свои плюсы, оказывается.

Я уверенно вошла в кабинет, но обстановка меня, мягко говоря, поразила. Пусть всё было достаточно на простым на вид, но одного взгляда на стол или шкаф хватило, чтобы понять, что стоит это счастье как половина моего годового дохода, а то и как весь.

— Простите, что вам пришлось так долго меня ожидать, непредвиденные обстоятельства, обычно я пунктуален.

Я слабо улыбнулась и сказала:

— Ничего страшного, — ну, а что я ещё могла сказать? Что испсиховалась вся к чертям собачьим, пока он там где-то шатался?

— Тогда приступим, — он включил ноутбук, на крышке которого красовалось яблоко, что-то поискал и вновь взглянул на меня: — Вы месяц назад уволились с предыдущего места работы, хотя рекомендации у вас оттуда неплохие… Почему ушли?

Да, с моей стороны было бы наивно ожидать, что он не задаст этого вопроса. Но я решила сказать правду, лишь только сгладив некоторые моменты:

— Мы с моим бывшим начальником не сошлись мнениями в вопросе выбора плоскости наших отношений: я настаивала на рабочей, а он — на горизонтальной.

Мои слова вызвали у Владислава Егоровича сначала удивление, а потом смех.

— Если так, то с вами мы в этом вопросе солидарны, — я вздохнула. Нет, господин хороший, нет, с вами бы я с удовольствием опробовала все плоскости, какие только можно и нельзя… Но вслух я этого, конечно же, не сказала. Мозги пока что не окончательно расплавились, хотя, близки были к этому. — А почему именно наша компания?

Отвечая на этот вопрос, я, скорее всего, должна была выдать нечто высокопарное, но сегодня мне понравилось быть честной, так что, я продолжила рыть себе яму.

— Меня ещё на собеседования приглашали, но вы предлагаете самую большую зарплату, так что, я первым делом пришла к вам.

Думаю, именно сейчас меня должны послать к чертям собачьим за такую откровенную меркантильность… Но всё происходит совсем не так:

— Ну, хоть кто-то это сказал, — вздохнул Владислав, а на мой удивлённый взгляд, как ни странно, ответил: — До вас на эту должность было три претендентки, и не одна из них не ответила на вопрос честно. К тому же, вы, похоже, сюда не меня соблазнять явились, так что, когда приступите к работе? Сейчас или с понедельника?

Я зависла. Моргнула. Ещё три раза моргнула. Потом до меня дошёл смысл его слов, пришлось сдерживать радостный писк изо всех сил.

— Как вам будет удобно, — я уже вошла в роль учтивой подчинённой.

Владислав Егорович печально глянул на дверь.

— Тогда я сейчас отпущу Викторию, сегодня четырнадцатый день её отработки, а вы просто освоитесь на рабочем месте, всё равно пятница, вторая половина дня, ничего важного уже не произойдёт, скорее всего.

Я кивнула.

— Ах, да, в отдел кадров сходите, оформите документы, я направлю указания.

Повторила предыдущее движение, встала, пошла в приёмную, где и находилось моё будущее рабочее место. Генеральный директор компании направился за мной следом. Интересно, чего это он всё лично в приёмную-то таскается?

— Виктория, можете быть свободны. Документы получите в отделе кадров, — голос Владислава был не таким мягким, как когда он говорил со мной. В нём сквозило льдом и даже угрозой… Чёрт, постараюсь никогда его не злить, потому что сейчас его гнев был направлен не на меня, а я всё равно не сдержала дрожь ужаса. Надеюсь, ту самую Викторию инфаркт не хватил.

Выйдя в коридор, я удачно наткнулась на какого-то парня, у которого и спросила, как пройти в отдел кадров.

Он мне мило улыбнулся и сказал:

— А пойдёмте, я вас провожу, нам как раз по пути. Меня, кстати, Павел зовут, а вас?

Парень был симпатичным, даже очень… Так что, я подумала, а почему бы мне ему не улыбнуться?

— Я Дана, — улыбка всё-таки получилась неловкой, потому что несмотря на то, что разговаривала я с Павлом, все мои мысли возвращались к Владиславу Егоровичу… Не знаю почему, но я его испугалась, хотя во время короткого собеседования он мне казался даже милым. Ладно, постараюсь просто не думать об этом эпизоде, он ведь просто разозлился на бывшую уже подчинённую, которая, видимо, уже его достала…