Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Я тут юристом работаю, а вы?

Голос моего нового знакомого отвлёк от размышлений по поводу злого босса.

— Я новый секретарь Владислава Егоровича.

А вот реакция его на мою реплику мне не понравилась…

— У-у, — протянул сочувственно Павел, — на этом месте дольше двух-трёх месяцев никто не держится, у девчонок крышу ехать начинает, влюбляются в него все поголовно… А его это бесит, и он их доводит до увольнения. Или до нервного срыва.

Я дёрнула плечами. Что ж, кажется, я этих “девчонок” уже понимаю. Вот только у меня богатый опыт в плане неразделённых любовей, так что, страдать тихо и мирно я прекрасно умею.

Теперь Павел на меня смотрел так, будто у меня на лбу светилась неоновая печать “потрачено”.

— Вот мы и пришли, он кивнул в сторону самой дальней двери.

— Спасибо большое, — поблагодарила его я. — И за информацию тоже… Надеюсь, это поможет мне продержаться здесь подольше, — и зачем-то, сама не знаю зачем, я ему подмигнула.

— Обращайся, если что, — улыбнулся он и скрылся за прозрачной дверью, за которой находилось огромное помещение, где стояло множество столов.

Когда я постучалась в дверь отдела кадров, то меня там уже ждали.

— Истомина? — хмуро уточнила женщина с наружностью главбуха из интернет-приколов.

Я кивнула.

— Давай документы, — потом он перечислила, что именно ей требуется. И, кажется, была огорчена тем, что у меня имелось абсолютно всё, что ей потребовалось.

Потом она долго копировала каждую даже мало-мальскую справку, что-то чиркала у себя там… Наконец, мне впихнули в руки то, что должна была подписать я. Ручку мне предоставили с неохотой.

Пока я всё это подписывала в трёх экземплярах по десять раз в каждом, то в кабинет вошла ещё одна девушка, уже мне знакомая. Моя предшественница на месте секретаря генерального директора.

— Ковалёва, выйди за дверь, там подожди, не видишь, что ли, занято? — гаркнула на неё женщина. Странно, кстати, что она тут одна всем заведует. Хотя, осень, может, в отпусках все вдруг оказались.

Девушка безропотно подчинилась, вышла. Но буквально через минуту оказалась свободна и я.

Собиралась уже было направиться обратно, осваиваться на рабочем месте, но меня нагло ухватили за руку. Крашеная блондинка насмешливо взирала на меня с высоты своего роста и каблуков.

— Ты, когда в него втрескаешься, только откровенно не приставай… он этого не любит. Стесняшку из себя продолжай изображать, может, купится.

Если бы не разговор с Павлом, то сейчас бы я удивлённо хлопала глазами и спрашивала, о чём она вообще говорит. Но благодаря разговорчивому юристу, я достойно сориентировалась и просто одёрнула загребущую ручёнку и гордо удалилась прочь.

Стол встретил меня абсолютной чистотой, порядком… Лишь внешним, как оказалось. Различные отчеты в стопках были сложены совершенно бессистемно, тут же лежали какие-то сметы и копии договоров.

А ещё я обнаружила причину, по которой Владислав Егорович самостоятельно выходил в приёмную. Селектор был тупо выдернут из розетки. М-да, похоже кое-кого очень грубо отшили. Очень.

Перебрать все документы я сегодня точно бы не успела. поэтому, даже начинать не стала. Селектор включила, проверила принтер, компьютер: это всё тоже было, к счастью, в полном порядке. На компьютере, правда, почему-то отсутствовал ворд, но это, думаю, проблема поправимая: найду в понедельник местных программистов, они разберутся.

В общем и целом, мой первый рабочий день прошёл ровно, Владислав Егорович никаких поручений не давал, так что, я спокойно освоилась и разобралась с такими мелочами, как высота кресла.

Уходила я в пять вечера, раньше своего начальника. Ну, думаю, сегодня простительно.

Только выйдя из офиса, я сразу же позвонила отцу.

— Папа! — только услышав “Алло”, радостно воскликнула я. — Меня приняли!

Отец у меня был не особо эмоциональным, но тут за меня порадовался:

— Умница, дочь, — он рассмеялся, — ты домой сейчас?

Папа работал сменами два через два, сегодня и завтра он был дома, так что, я ответила:

— Нет, я с Сашей договорилась, что, если не возьмут, то напьёмся с горя, а если возьмут, то отпразднуем.

Я не боялась папе говорить про “напьёмся”. Во-первых, я девочка взрослая, а во-вторых, он сам во мне благоразумие воспитывал, так что волноваться точно не будет.

— Хорошо, тогда со мной завтра чай с тортом пить будешь, — я знала, что торт он купил тоже под тем же предлогом: или утешить, или поздравить. Люблю его.

Распрощавшись с папой, я написала Вконтакте подруге. Она кивнула в ответ кучу восторженных смайлов и сообщила, что ждёт меня у себя как можно скорее. Подруга моя имела богатых и щедрых родителей, так что, квартира у неё была своя и в самом центре, как раз недалеко моего нового места работы. Мне вот придётся долго по утрам добираться, потому что наша двушка находилась совсем не в таком шикарном районе.

Пешком я добралась всего за пятнадцать минут, потому что на автобусе у меня бы это заняло намного больше времени. Час-пик, как-никак.

— Ну, ты у меня большая умничка! — начала нахваливать меня Сашка, как только я переступила порог её квартиры. — Я в тебе и не сомневалась даже!

Я усмехнулась. Саша всегда считала меня, несмотря ни на что, умнее себя, хотя я готова была с ней поспорить. Я просто не могла себе позволить столько лениться, как она. Вот сейчас, например, она не работала, потому что ей это просто надоело. Она в поиске себя находилась.

Я бы вот тоже не отказалась от поисков, вот только времени на них у меня не было, и денег тоже.

За болтовнёй мы быстренько перекусили, я переоделась в оставленные здесь на такой случай кожаные брюки и ярко-красный топ, в цвет него накрасила губы, распустила волосы и была готова. У Саши всё было сложнее, но она собралась заранее, так что, мне ждать её не пришлось.

К клубу мы подъехали как раз к открытию. Раз сегодня пятница, то у входа собралась целая толпа, но мы к ней не присоединились, нет. Подруга подошла к охраннику, что-то шепнула и нас пропустили. Не знаю, как она это обычно проворачивает, но меня всё устраивает.

Внутри было шумно и тесно, но мы пробились-таки к бару и сразу же заказали по коктейлю. Чокнулись бокалами, Саша прокричала так. чтобы я её услышала:

— За тебя, красотка, ты лучше всех, — я расхохоталась и выпила достаточно крепкий коктейль залпом. Алкоголь всё равно на меня медленно действует.

Потом мы танцевали, потом к нам присоединились какие-то парни. Мы с ними похихикали, но, когда они стали настойчивыми, дружно свалили “попудрить носики” и слиняли по-тихому, потому что подобных приключений на свои попки мы не искали обычно. По крайней мере, во время совместных вылазок точно.

После клуба мы вызвали такси и поехали к Саша. Я ночевала у неё нередко, потому что неудобно было ночью одной добираться до дома. Ну, а сейчас у нас была ещё одна причина: мы решили “дозаправиться” винишком, припасённым у подруги на такой вот случай.

В итоге проболтали мы до пяти утра. В какой-то момент, после воспоминаний о Сашином бывшем-мудаке, она спросила меня:

— А ты так и собираешься куковать или есть кто на примете?

И то ли чёрт меня за язык дёрнул, то ли алкоголь в крови сделал такой смелой, но я ей ответила:

— У меня начальник новый такой красивый, просто ужас. И голос у него… Только он злится когда, это кошмар просто.

Мысли путались, связно всё рассказать я не могла.

— Да ну, начальников этих, — махнула она рукой. — Они обычно тоже мудаки все, кроме, конечно, папули.

Я усмехнулась. Да, папа у Саши был специфический, конечно, но не мудак точно. Просто в семейном кругу он превращался в, грубо говоря, тролля. И эту часть его характера с лихвой отхватила дочь, нет-нет подкалывавшая всех по поводу и без.

— В любом случае, если ты в него втрескаешься, мы воспользуемся моим планом и он будет весь твой… Хотя бы на парочку недель, а там после хорошего секса можно и страдать брошенкой, — да, рассуждения у подруги порой выходили за все рамки разумного, я к этому так-то уже привыкла.

— Да какой втрескаться, Саш. Я могу втрескаться только в зарплату, которую он мне платить будет, всё. Чувствую, я ещё увижу его во всей красе и ни о какой влюблённости и речи идти не будет. А теперь пошли спать, а то уже всякую чушь обе собираем.

***

Днём я собралась и ушла, не дожидаясь пробуждения подруги. Она может хоть сутки проспать, а я буду сидеть, ждать её только чтобы пока-пока сказать. Благо, дверь у неё можно было захлопнуть, так что, с этим обычно никаких сложностей не возникало.

Домой я добралась на метро, потому что для меня самой такси — это слишком шикарно. Но сегодня был выходной, так что, страшной толкучки, как то обычно бывало в будни, не было. Я даже доехала сидя, никакие бабульки меня не дёргали с требованиями немедля уступить им место.

Домой приехала и с порога почувствовала восхитительный аромат запечённой курицы. Папа готовил. Он умел это делать прекрасно, но у него редко оставались на это силы, к тому же, мне уже со времён студенчества приходилось перекусывать чаще всего вне дома, так что, есть его шедевры вкуса было некому.