Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Хорошо, только подождите меня здесь, я быстро, — и не дожидаясь его ответа я выскочила из кабинета, одновременно с этим выдыхая.

На кухне, удачно так, никого не было, так что, я быстро сделала кофе, не торопясь… И нет, не из-за того, что я могла быть неаккуратной, а из-за того, что я тянула время до прихода босса. Начнут они там свои переговоры, и не придётся мне этого карлика-уродца терпеть.

С чашкой в руках по пустынным коридорам я возвращалась степенно, с надеждой, что может быть, Владислав Егорович уже вернулся…

Но, нет, босс меня разочаровал, что б ему. Вот если сейчас не придёт, то как возьму и не извиню его!

— Ваш кофе, — я опять натянула на лицо ту самую пластмассовую улыбку.

Лазарев сидел в том самом кресле, в котором неделю назад сидела я в ожидание того же самого не очень пунктуального… не буду говорить кого.

— Спасибо-спасибо, дорогая, — его обращения уже бесили, но я держалась. Развернувшись, я собиралась уйти к своему рабочему месту, но в следующий момент застыла изваянием, потому что почувствовала сильный и обидный шлепок пониже спины.

Это стало последней каплей, я круто развернулась и со всей силы съездила ладонью по щеке нагло ухмыляющемуся свину.

В этот же момент дверь приёмной отворилась и вошёл Владислав Егорович.

Все мы застыли на мгновение, первым в себя пришёл мой босс. Он каким-то неимоверным образом буквально за секунду пересёк всю приёмную и оказался рядом со мной.

— Какого хера тут происходит?! — в голосе начальника проскальзывали нотки гнева, но на этот раз я не ощущала того, что он направлен на меня.

Я молчала, потому что не знала даже, что и сказать. А вот Алексей Сергеевич на меня “пожаловался”:

— Твоя секретарша — бешеная сучка, — прошипел он, потирая раскрасневшуюся от удара щёку.

Честно говоря, мне даже оправдываться не хотелось. Да и день сегодняшний проехался по мне катком, так что, я просто никаких сил ни на что не имела уже. Уволит? Да и хрен с ним, не пропаду.

— Что же ты такого сделал, что это милое создание в “бешеную сучку” превратилось, а?

Я не сразу поняла, но, кажется, Владислав Егорович… принял мою сторону. Хотелось радостно воскликнуть: “Вот это поворот”, — но я сдержалась, сохраняя на лице совершенно отстранённое выражение.

Лазарев только раскрыл рот, а босс уже его перебил:

— Вот только не надо мне тут про “ничего” заливать, ладно? — с этими словами он повернулся ко мне и спросил: — Что он сделал.

Я смущённо опустила взгляд и едва слышно пробормотала:

— Он меня по… кхм… попе шлёпнул.

Мне было неловко об этом говорить, но реакция мужчины была такой, какой я от него и не ожидала:

— В таком случае, Алексей Сергеевич может валить отсюда нахрен и шлёпать где-нибудь подальше кого-нибудь, кто не мои сотрудники.

Кажется до моего несостоявшегося обидчика не сразу дошёл смысл прозвучавших слов, впрочем, как и до меня.

— Из-за какой-то мелкой шалавы контракт разрывать собрался?! — мне показалось, что мерзкий карлик перешёл на ультразвук. — Да ты вообще понимаешь…

— Понимаю я лишь одно: что поспешил, начиная с тобой сотрудничество. И, да, никакого контракта ещё нет, так что, гуляй отсюда, пока тебе не помогли, — в последних словах Владислава Егоровича послышалась угроза.

Угроза эта была такой отчётливой, что визгливый уродец мгновенно утратил весь свой пыл и аккуратненько так, на трясущихся ножках, вышел в коридор.

— Эм… — издала невнятный звук я. — Спасибо, наверное…

Мужчина глянул на меня насмешливо и вздохнул.

— Не за что, наверное, — передразнил он меня. — Считайте это извинениями.

Теперь пришло моё время вздыхать.

— Я вас извинила почти сразу… Только не делайте так больше.

Повисло неловкое молчание, я отвела взгляд в сторону. Потом нашла в себе силы заговорить:

— Думаю, мне надо работать, там документы нужно некоторые в архив передать.

— Да, конечно, а мне нужно проверять отчёты филиала, где были выявлены нарушения.

И мы, будто бы ничего и не было, разошлись в разные стороны. Я старалась об этом не думать, но ситуация казалась мне глупой до безумия. Чёрт, из-за меня, кажется, сорвалось подписание договора… Вот это да, конечно. Благородство, проявленное в этой ситуации Владиславом перекрыло сразу его утренний срыв. Я, конечно, побаивалась его, точнее, опасалась, но теперь не получалось считать его злобным монстром.

Пока всё это происходило, наступил уже час дня, время обеда. Я хотела было привычно постучать в кабинет Владислава Егоровича, предупредить его, что ухожу и спросить, не нужен ли ему кофе, но в последний момент осеклась, вспомнив своём решение, которое приняла сразу же после утреннего происшествия.

Держаться от босса подальше.

Я решила не отказываться от этой привычки, всё же, она была в некотором роде моей же и обязанностью: должен же знать Владислав Егорович, что он не может в течение часа попросить меня принести ему какой-нибудь документ, или, наоборот, передать что-то в какой-нибудь из отделов.

Я подошла к селектору, вздохнула и нажала на нужную кнопку. После сигнала сказала:

— Владислав Егорович, я ухожу на обед, буду, как и положено, через час.

И прервала разговор, не дожидаясь ни какого-нибудь ответа, ни возможной просьбы о кофе. Мне нужно было немного передохнуть и переварить сегодняшний день, который получился слишком уж насыщенным. В идеале, конечно, сейчас хотелось на диван с пледом и вкусняшками, смотреть сериалы с ноута, но обойдусь и обедов в одиночестве. Закажу десерт для поддержания нормального настроения… хотя, поддерживать, честно говоря, нечего уже.

Но моему одинокому и грустному обеду не суждено было сбыться. Когда я забрала свой заказ, ко мне с подносом подошёл знакомый на вид парень и спросил:

— Привет, можно я присяду? — спросил он и неловко застыл возле меня.

Я подняла на него усталый взгляд, в надежде, что заметив моё желание побыть одной, он испариться, но, кажется, проницательность была не самой сильной чертой моего недавнего знакомого, которого, как я вспомнила, зовут Павел.

— Да, конечно, присаживайся, — я в который раз за день натянула ту самую пластмассовую улыбку и указала ему на кресло, которое располагалось напротив меня. — Ты же Павел, да?

Я была точно уверена в том, что запомнила его имя правильно, но вопрос сам по себе сорвался с губ, то ли из вежливости, то ли наоборот.

— Да, Дана, рад, что ты меня запомнила, — он радостно улыбнулся, но его улыбка была самой, что ни есть, настоящей. Я тяжело вздохнула.

Я сделала вид, что полностью сосредоточена на обеде, но, на самом деле думала только об одном: быстрее поесть и слинять под каким-нибудь предлогом.

Причина моего нежелания продолжения общения была достаточно простой: и ежу понятно, что Павел, чтоб его, ко мне подбивает клинья, а мне он… ну, просто не нравился. Да, вот так вот сразу, но я придерживалась довольно непопулярного, как ни странно, в этом вопросе мнения: если сразу парень не нравится, значит, не понравится и потом, следовательно лучше не давать ему ложных надежд.

— Как тебе работается на новом месте? — обаятельно улыбнулся он. Я на этот раз решила, что вежливости с меня хватит, и, не отрывая глаз от тарелки, буркнула:

— Прекрасно.

Но Павел, видимо, решил быть настойчивым и попытался продолжить разговор, судя по всему, надеясь, что я буду активнее в нём участвовать.

— Ещё не влюбилась в своего начальника?

Меня этот вопрос взбесил, но я решила не показывать свою реакцию, потому что тогда он точно решит, что это так.

— Слушай, я на работу устраивалась, чтобы работать, а не шашни крутить. Шашни кручу я в другом месте, — надеюсь, эта реплика дала ему понять, что и он может ни на что не рассчитывать. — Прости, — я отодвинула от себя тарелку, — Мне нужно успеть кое-что сделать, пока перерыв не закончился, — и с этими словами я встала из-за стола и, не прощаясь, ушла.

Только вот была одна проблема: куда идти, я не знала. До конца обеда было примерно двадцать пять минут, а в офис возвращаться совсем не хотелось, так что, не долго думая, я зашла в кофейню.

Взяла себе кофе, трубочку с кремом и медленно, с чувством расправилась с ними. Настроение сразу же стало куда лучше, тем более, на этот раз у меня действительно получилась насладиться одиночеством, потому что, несмотря на обеденное время, народу тут почти не было.

Собираясь выходить, я вспомнила, как оборвала разговор с Владиславом Егоровичем, и мне даже стало стыдно. Но я не стала долго рыться в себе, а просто взяла кофе и для него. Ничего, выпьет, если что.

Возвращаясь в офис, я огляделась, дабы не столкнуться ещё раз с Павлом. Мало ли… Не хочу сейчас ещё с этим заморачиваться. В конце концов, сегодня итак было слишком много сложностей, чтобы к ним ещё одна добавилась. Надоели, право слово. Обострение сегодня у них, что ли? Магнитная буря для особей мужского пола?

Зайдя в приёмную, я вздохнула и грустно посмотрела на стакан кофе у себя в руке. Была мысль выкинуть его, но потом я вспомнила про камеры и решила, что будет неловко, если вдруг Владислав Егорович решил по какой-то причине посмотреть записи, а тут это…