logo Книжные новинки и не только

«Солнце, море и твои глаза...» Айрин Мур читать онлайн - страница 1

Айрин Мур

Солнце, море и твои глаза…

1

Ну и жара, подумала Ники Мендес, выходя из офиса и ступая на раскаленный от жары асфальт. Еще пара таких дней, и я не доживу до отпуска. Господи, как же я соскучилась по маме и папе! Если через неделю шеф не даст мне заслуженный отпуск, я его просто отравлю, насыплю мышиного яду в начинку его любимых булочек с сыром!

Девушка на ходу сняла бирюзовый пиджак и осталась в белоснежной блузке с коротким рукавом. Сегодня она была в обтягивающей юбке до колена и в изящных туфельках на каблуках. Ники работала секретарем главного редактора модного журнала и по роду деятельности обязана была выглядеть стильной и деловой, хотя сейчас она охотно предпочла бы всей этой красоте шорты, сандалии и короткий топ. Слишком уж жарким выдалось это лето…

Ники торопилась в кафе через дорогу, чтобы быстренько перехватить чего-нибудь, выпить бокал ледяной колы и, самое главное, купить шефу его любимые булочки.

Ники уже три года трудилась в этом журнале, она обладала врожденным чувством стиля и неплохо писала, но эти таланты не подняли ее ни на йоту по служебной лестнице, потому что главный редактор нашел в ней совершенно незаменимого помощника, на чьи плечи смог благополучно переложить львиную долю своих обязанностей.

Так Ники и осталась секретарем, и теперь жизнь ее ограничивалась стенами офиса и маршрутом дом — работа — дом. Единственной отдушиной был ежегодный отпуск, когда она могла поехать к своим родителям в Португалию.

Родители прожили всю жизнь в Нью-Йорке, но, как известно, к старости людей начинает тянуть к земле, а у отца был в Португалии довольно симпатичный домик, доставшийся ему в наследство от деда Ники. Поэтому, как только дочка встала на ноги, получила образование и нашла работу, родители уехали в Португалию и зажили жизнью счастливых фермеров — даже завели коз и виноградник. Мать Ники, англичанка, легко вписалась в колоритный местный пейзаж и выглядела очень гармонично среди виноградников, коз и баранов. Последние месяцы Ники просто грезила о Португалии и своем отпуске, о том, как она увидит родителей, по которым безумно соскучилась, как будет лежать на пляже и слушать шум волн…

За этими мыслями Ники не заметила, как добралась до кафе. Ее мечты прервала Мэгги, давняя подруга, работавшая в соседнем здании:

— Привет, Ники. Здорово выглядишь! Зашла пообедать? — весело спросила Мэгги, которая всегда была в хорошем расположении духа и весьма успешно пользовалась своей внешностью модели, извлекая из нее все, что только можно было извлечь.

— Да нет, если успею выпить колы, и на том спасибо. Я за булочками… Шеф любит булочки с сыром, а их здесь делают лучше всех, — ответила Ники, грустно вздыхая и одаривая подругу взглядом поразительно синих глаз (доставшихся от мамы-англичанки), обрамленных длинными черными ресницами (подарок отца-португальца). Когда Ники скромно опускала эти свои потрясающие глаза, она походила на ангела, зачем-то сошедшего на грешную землю.

— Значит, твой шеф любит булочки и ты ему их покупаешь… Здорово. А что еще входит в твои обязанности? Может, еще и вещи в прачечную относить? — спросила Мэгги с возмущением. Она еще в школе частенько вступалась за Ники, которая никогда не умела постоять за себя.

— Нет, до этого еще не дошло, — быстро ответила Ники и подумала: а кто же еще будет это делать, если не я? Боже, какой кошмар, я стала его нянькой, а ведь мечтала стать редактором журнала! — А как твои дела? — поспешно сменила она тему разговора.

— Мой шеф приглашает меня на Гавайи. А булочки, между прочим, ему печет жена, — с удовольствием констатировала Мэгги.

Ники прикусила губу, чтобы не сказать чего-нибудь лишнего. Она представила жену босса Мэгги выпекающей булочки на кухне у плиты, в то время как Мэгги в бикини загорает со своим боссом на Гавайях.

Да, чего только нет в нашей жизни, а вот места для справедливости в ней почему-то не хватило, с удивлением подумала Ники.

— Я, кстати, тоже через недельку еду к родителям в Португалию, у меня отпуск, — поспешно сказала она, чтобы не выглядеть совсем уж жалкой.

— Здорово! — искренне порадовалась за нее Мэгги. — Тебе не помешает немного загореть! Как ты умудряешься в такую жару выглядеть бледной и изможденной?! Да и завести курортный романчик тебе тоже не повредит, португальцы — горячие мужчины, — заявила Мэгги со знанием дела.

— Не знаю, мой папа, к примеру, всегда был очень спокойным, — тихо сказала Ники.

— Так это потому, что он жил в Нью-Йорке, а не в Португалии, — уверенно возразила Мэгги. — Там такое солнце, что невозможно оставаться тихим и спокойным, хочется страсти и бури эмоций.

— Лично я хочу лишь увидеть родителей, полежать на пляже… и больше ни с кем не общаться, — призналась Ники.

— Судя по твоему бледному лицу и теням под глазами, ты не врешь. Тебе действительно нужно солнце… Но и горячий португалец нисколько не повредит, поверь моему опыту, — настаивала Мэгги.

Ники не сомневалась, что Мэгги знает, о чем говорит, но ей нисколько не хотелось проверять, так ли это. Мимолетные романы были не для нее, ей нужно было что-то настоящее… и одновременно сказочное… Ники на минуту представила себе, как она лежит на пляже и к ней подходит тот самый горячий португалец, о котором говорила Мэгги… Загорелый и покрытый черными густыми волосами… В зоопарке Ники запросто могла бы спутать его с орангутаном. Она даже поморщилась от этой мысли.

— Нет, Мэгги, я предпочту унылого клерка из нью-йоркского офиса португальскому мачо.

— Как хочешь. Ну а где же твои булочки? — спросила Мэгги, взглядом отыскивая официанта.

— Ты же знаешь, что официанты просто обожают меня игнорировать, — не скрывая досады, ответила Ники.

— В этом заведении есть кто-нибудь живой?! — громко крикнула Мэгги, повернувшись в сторону кухни. Ники от неожиданности вздрогнула. — Может быть, нам стоит пойти в другое заведение, где булочки готовят не полдня, а пять минут?!

Официант с пакетом булочек появился мгновенно. Ники показалось, что он просто, спрятавшись где-то за стойкой, испытывал ее терпение. Возможно, даже засекал время, за которое оно все-таки иссякнет.

— Надеюсь, вы не рассчитываете на чаевые? Если да, то вам придется подождать как минимум до завтра! — отчеканила Мэгги, и официант растворился в воздухе.

Ники была восхищена.

— Мэгги, ты совершенствуешься день ото дня. Я бы так не смогла, — засмеялась она.

— Конечно, не смогла бы, именно поэтому твой босс — твой господин, а мой босс — мой раб. Поняла?

— Да… Высший пилотаж. А ты не хочешь открыть школу и давать уроки? Я даже слоган для объявления придумала: «Мэгги Смит научит вас пугать официантов и превращать работодателей в рабов»!

— Может, и открою, если деньги понадобятся, но пока я не нуждаюсь. Ну что, пойдем?

Они вышли из кафе и неторопливо пошли по улице, ловя на себе восхищенные взгляды прохожих. Впрочем, Ники никогда их не замечала, не заметила и теперь.

— Шеф, наверное, уже злится из-за моего долгого отсутствия, — заметила Ники, взглянув на часы.

— А ты посыпь булочки марихуаной, а потом можешь смело потребовать у своего шефа повышение или премию, а еще лучше — попроси его выпрыгнуть из окна…

— Мэгги, — тоном хорошей девочки перебила ее Ники, — это не смешно, это преступление… Хотя… признаться, похожие мысли меня посещали.

— Боже, Ники, я боюсь за тебя. Ты такая правильная, даже шуток не понимаешь, что с тобой будет? Надеюсь, ты встретишь классного парня, который оценит, какой бриллиант ему достался, — тепло сказала Мэгги на прощание, обняла Ники и повернула в сторону своего офиса.

Шеф был чем-то взволнован.

— Ники, куда же ты пропала? Слушай, тут такое дело: придется отложить твой отпуск, редактор отдела моды увольняется, представляешь, она выходит замуж и уезжает в Детройт. Променять Нью-Йорк на Детройт, да еще бросить такую работу, она сошла с ума… В общем, я предлагаю тебе занять ее место, пока мы не найдем подходящего человека, в конце концов, ты же об этом мечтала! — Выпалив все это, мистер Торн, довольный, откинулся на спинку кресла. Ему показалось, что он застал Ники врасплох, что она не сможет оказаться от предложения побыть редактором… и от счастья забудет об отпуске.

В Ники внезапно проснулся тот самый португальский темперамент, о котором говорила Мэгги и о наличии которого Ники до сегодняшнего дня не подозревала.

— Что вы сказали, мистер Торн? Я не расслышала. Побыть редактором вместо отпуска? Пока вы не найдете подходящего человека? Мистер Торн, ешьте ваши булочки, а то остынут, официант, который задержал их, чуть не поплатился за это жизнью. Давайте сделаем вид, что я ничего не слышала, а я и в самом деле ничего не слышала! — Ники говорила все громче и четче, она буквально чеканила слова. Она чувствовала какую-то горячую волну, которая поднялась в ней и, дойдя до макушки, устремилась вниз. Ники вспомнила слова Мэгги о марихуане и о том, чтобы попросить босса выпрыгнуть в окно… — Мистер Торн, вам нравится вид из вашего окна? — ледяным голосом спросила она.

Мистер Торн все же расслышал в этом невинном вопросе угрозу. Никогда еще он не видел Ники такой и изрядно испугался и за ее душевное состояние, и за свое здоровье. Видимо, перегрелась на жаре, лучше пусть едет отдыхать, а то еще выпрыгнет в окно, такое бывает с нервными людьми, подумал мистер Торн и заявил:

— Ты права, Ники, тебе нужен отдых, я слишком многое взвалил на твои плечи. Поезжай развейся. Иди-иди, можешь прямо сейчас идти, я сам справлюсь. Счастливо отдохнуть.

Он облегченно вздохнул, когда Ники, больше не сказав ни слова, вышла из его кабинета.

Вот, оказывается, как надо себя вести, чтобы тебя наконец услышали! Школа Мэгги. Пожалуй, попрошу папу достать немного марихуаны, пригодится на будущее… С этими мыслями Ники отправилась домой собирать чемоданы.

2

На следующий день Ники все же зашла в офис закончить кое-какие дела. Она привела в порядок документы, навела блеск на своем столе и, попрощавшись со всеми, отправилась в кафе через дорогу. Девушка не решилась бы появиться в этом заведении до тех пор, пока ее образ не стерся бы бесследно из памяти бедного официанта, но Мэгги попросила ее о встрече именно здесь, и деваться было некуда.

Войдя в кафе, Ники сразу же увидела официанта, у которого вчера благодаря рыжеволосой Мэгги был неудачный во всех отношениях день. Поначалу он направился было к Ники, но, узнав ее, резко развернулся и направился прямиком к столику, за которым сидела пожилая полная дама, уже добрых полчаса безуспешно пытавшаяся привлечь его внимание.

Мэгги появилась минут через десять, что было весьма не характерно для нее и могло означать лишь одно — ей не терпится поделиться с подругой чем-то из ряда вон выходящим.

— Привет, Ники. Как жизнь? Тебя здесь больше никто не обижает? — нарочито громко спросила она и взглянула в сторону несчастного официанта.

Услышав эти слова, он тут же с головой погрузился в содержимое своего блокнота, в котором уже не меньше десяти минут пытался уместить весь перечень заказываемых дамой блюд.

— Все отлично, Мэгги, — с улыбкой ответила Ники, спасая жизнь горе-официанту. — Сегодня собираюсь съездить за билетами в агентство, а затем пробежаться по магазинам, а то у меня, кроме деловых костюмов, в гардеробе ничего нет, — пожаловалась девушка.

— Да, в деловом костюме по ферме не погуляешь, только баранов распугаешь.

Ники заказала два омлета и кофе. Все принесли так быстро, что у девушки возникли сомнения по поводу готовности омлета, но, попробовав его, она отмела их прочь. Сегодня он был особенно вкусный, наверное, потому, что предвкушение поездки в Португалию подняло настроение Ники на недосягаемую для кого-либо высоту, и даже недожаренный омлет не смог бы испортить его.

— Ники, ты что, неделю не ела? — смеясь, спросила Мэгги, заметив, с каким аппетитом ест подруга.

— Просто немного проголодалась, да и настроение хорошее. Слушай, а когда ты улетаешь со своим шефом? — поинтересовалась Ники.

— Не знаю точно. Во всяком случае, не сейчас. Об этом я и хотела тебе рассказать. Представь себе, вчера вечером уважаемая супруга моего шефа заявилась в офис — якобы сделать сюрприз любимому мужу. Ну не глупо? Они же видятся дома каждый день. Какой может быть сюрприз от того, что ты неожиданно вваливаешься на работу к своему мужу? Ну разве что неприятный! — констатировала Мэгги и сделала глоток кофе, чтобы смочить горло и с новыми силами приняться за изложение сюжета, скорее всего, триллера, судя по криминальному началу.

— Надеюсь, все обошлось? — спросила Ники, хотя понимала, что не обошлось, ведь три персонажа — муж, жена и любовница оказались на непозволительно близком расстоянии.

Порой и целого города мало в такой непростой ситуации, а тут все оказались в помещении одного офиса, площадь небольшая, выход один, кровавая развязка напрашивалась сама собой.

Ники внимательно разглядывала Мэгги, следов от телесных повреждений не было. Значит, либо каким-то чудом все обошлось, либо Мэгги сама нанесла кому-то увечья, что вполне в ее характере.

— Конечно, обошлось, а то ты меня не знаешь, — с энтузиазмом начала Мэгги. — Шеф, бедняга, так испугался, ведь его жена нас чуть не застукала… прямо за работой, представляешь?

Ники представила себе и содрогнулась. Это и служебным романом не назовешь, Мэгги не испытывает настоящих чувств к этому человеку, а ведь любовь могла бы послужить им оправданием. Это просто работа, Мэгги нашла верное слово. Ники вспомнила, как подруга любит повторять, что работа должна доставлять человеку удовольствие.

— Мы заперлись в его кабинете, — продолжала Мэгги, — и как обычно… работали… с документами. Вдруг стук в дверь, и как гром среди ясного неба раздается ее, по правде говоря, невероятно омерзительный голос. Если бы у меня был такой голос, я бы только в самых крайних случаях открывала рот. Уж лучше выучить язык глухонемых, чем так мучить людей. Она потребовала немедленно открыть дверь и стала барабанить в нее так, что еще несколько минут, и последняя преграда рухнула бы, обнажив всем суровые будни офисной жизни.

— Какой ужас. И что? — Ники не могла скрыть беспокойства.

— Да ничего хорошего, мне пришлось наспех одеться, а в результате многолетней практики я это делаю быстрее всех на свете, потом вылезти в окно и простоять на подоконнике, пока они не выяснят отношения.

— Ты стояла на подоконнике тринадцатого этажа? — Ники была в ужасе.

— Я и сама испугалась, когда вспомнила, что этаж-то у нас тринадцатый. Ну ничего, обошлось, поплевала через плечо, и полегчало. Зато народу внизу собралось великое множество, они показывали на меня пальцами, а некоторые зеваки даже приготовили свои телефоны и с нетерпением ждали, когда же я наконец решусь и прыгну, а они смогут запечатлеть мой исторический полет. Наверное, думали, что я несчастный офисный планктон, доведенный до отчаяния начальником-самодуром вроде твоего шефа. В общем, я стала звездой на полчаса. — Закончив на этом свой увлекательный рассказ, Мэгги принялась доедать остывший омлет как ни в чем не бывало.

— И все? Ты в течение получаса находилась на волосок от гибели и так спокойно говоришь об этом? — Ники не могла прийти в себя от шока.

— Я вовсе не была так спокойна до сегодняшнего утра, пока мой находчивый начальник не преподнес мне в качестве медали за мужество брошь с бриллиантиками. Меня это очень успокоило, привело в чувство и даже навело на мысль таким образом зарабатывать себе на безбедную старость. Буду анонимно звонить его жене, сообщать о факте прелюбодеяния ее дражайшего супруга, она примчится, я сразу за окно, а утром — будь любезна, принимай подарочек, ну, скажем, за вредность на производстве. Здорово?

— Нет, не здорово! Даже не думай! Ты просто сумасшедшая! Тебе надо отдохнуть, а еще лучше уехать подальше от своего начальника и его жены. У меня идея: поехали со мной, родители будут очень рады. Позагораем, развеемся, — предложила Ники. Может, португальское солнце и морская вода приведут в баланс бьющую через край энергию Мэгги, хотя шансов на это и маловато, но все же попробовать стоит. — Ты же сама говорила, что в Португалии самые горячие мужчины, — добавила Ники, увидев, что подруга колеблется.

Этот аргумент оказался решающим.

— Между прочим, хорошая идея. Я уже два года подряд не брала отпуск, пашу как проклятая, — сказала Мэгги и сама же рассмеялась своим словам. — Между прочим, от хорошей жизни тоже устают, поверь мне, — поправилась она.

Ники поверила ей на слово.


Подруги решили поехать в Португалию вместе. Мэгги планировала раскрепостить Ники и заставить ее хоть раз в жизни пуститься во все тяжкие, а Ники надеялась облагоразумить Мэгги и внушить ей важность таких непреходящих ценностей, как, к примеру, священные узы брака. С такими кардинально противоположными, но определенно благородными целями подруги решили отправиться в Лиссабон, где судьба уже приготовила девушкам помимо массы впечатлений, моря, солнца и песка еще и довольно-таки крутые виражи в линиях их судеб.

Позавтракав, подруги решили сначала приобрести билеты, а затем уже со спокойной душой пройтись по магазинам и обновить свой гардероб перед отъездом. Ведь шопинг, по утверждению Мэгги, занятие интеллектуальное, оно не терпит суеты, и заниматься им нужно с легким сердцем, не будучи отягощенной никакими планами, встречами и делами.

Уже через час билеты были куплены, и девушки отправились за покупками. В трех первых магазинах Мэгги умудрилась устроить скандалы только потому, что размер, который предлагали ей померить консультанты, не совпадал с предполагаемым ею самой, и, что самое неприятное в данной ситуации, не совпадал он не в пользу фигуры Мэгги. У Ники такая мелочь не вызвала бы и досады, но для ее подруги этот факт был равносилен унижению достоинства, нарушению прав потребителей, ну а далее следовал целый список юридических терминов, которые Мэгги выучила во время просмотра своего любимого сериала «Закон и порядок».

В четвертом магазине Мэгги наконец приобрела что-то напоминающее платье. Догадаться о том, что это все-таки платье, можно было, лишь прочитав надпись на этикетке, так как на выбранную модель пошло весьма ограниченное количество ткани.

Зато Ники пополнила свой гардероб несколькими сарафанами, подчеркивающими ее стройную фигурку, не претендуя при этом на излишнюю откровенность. Далее в корзину последовали пара шорт, шляпа и несколько купальников — вот и все, что Ники посчитала необходимым для поездки.

Но Мэгги только начинала входить в раж и категорически отказывалась вылезать из-под горы бикини, белья, пеньюаров и халатиков, куда она зарылась с головой в поисках чего-то такого, что никак не поддавалось членораздельному описанию, и лишь каким-то внутренним чутьем заядлого шопоголика Мэгги чувствовала, что копает в нужном направлении. Ники решила не мешать подруге в поисках истины, секрета красоты или чего-то еще не менее важного, но не получившего еще свое название. Она попросила подругу зайти к ней по окончании магазинного марафона, попрощалась и ушла.

Вряд ли она меня услышала, ну да ладно, перезвоню ей позже. Такое ощущение, что она собирается на стажировку в бордель! Ну к чему в отпуске пеньюары и кружевное белье, ведь, кроме меня, этого никто не увидит, наивно думала Ники.