logo Книжные новинки и не только

«Лето в Италии» Айрис Денбери читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Айрис Денбери Лето в Италии читать онлайн - страница 1

Айрис Денбери

Лето в Италии

Глава 1

Трента изящно нырнула в прозрачную воду плавательного бассейна, доплыла до противоположного бортика и остановилась. В это майское утро, плавая в сверкающей на солнце воде и вдыхая аромат цветов, Грента думала о том, как же ей повезло, что она приехала в Италию не на короткий отдых, а работать в этих невероятно красивых местах.

В Англии она работала в мрачном здании провинциальной библиотеки, обрабатывая книги, и вела каталог. Работа ей нравилась, но все-таки хотелось чего-то более увлекательного.

И вдруг появился шанс стать ассистенткой американского профессора, занятого длительным процессом сортировки и сопоставления огромного количества писем, эссе и других бумаг всемирно известного американского коллекционера и историка Саймона Харфорда Страттона, умершего год назад в возрасте восьмидесяти двух лет. Грента не колеблясь согласилась и теперь жила на вилле Страттона, расположенной в горах над крошечной деревушкой Монтори, укрывшейся на берегу Салернского залива за полуостровом Сорренто.

Большую часть времени они с Мервином Эджертоном, высоким, погруженным в науку человеком, которому было слегка за тридцать, работали в огромной библиотеке, с мраморного пола до потолка заставленной книжными полками и красивой стильной мебелью. Мевин оказался хорошим руководителем: понимая, как утомительно для молодой девушки ежедневно читать нудные документы, он предоставлял ей достаточно времени для отдыха.

Ее радужные мысли прервал мужской голос:

—  Грента! Плохие новости! — Мервин стоял на другом краю бассейна.

—  Плохие новости? Серьезно? — Однако по выражению лица профессора было не похоже, что произошла какая-то серьезная катастрофа.

—  Трагические! Сегодня из Рима возвращается графиня! Она встречалась с адвокатами и наверняка будет в скверном настроении. Давайте на сегодня уберемся отсюда!

Грента подплыла к нему и вышла из бассейна, демонстрируя стройную, слегка загоревшую фигурку в белом купальнике. Затем энергично вытерла длинные светлые волосы толстым полотенцем.

—  И куда же мы уберемся?

—  Ну, куда-нибудь. Хотя бы в Сорренто. Вы уже позавтракали?

—  Нет, но с этим я справлюсь быстро. Через полчаса буду одета и готова.

—  Хорошая девочка. Тогда за дело!

Мервин пошел к гаражам, находящимся в цокольном этаже виллы, а Грента побежала к себе. Она быстро оделась и села на балконе выпить кофе с булочками, попутно размышляя, как отреагирует графиня, когда вернется домой и обнаружит их отсутствие. Мервин любил покой и тишину, а Леонора Харфорд Страттон, вдова единственного сына знаменитого старика, обычно привносила в спокойную атмосферу виллы ураган эмоций.

Красивая итальянка лет сорока пяти, после смерти мужа она вернула себе титул графини на том основании, что ее отец был графом.

К сожалению, у нее возникли значительные трудности с наследством свекра. Конечно, тот оставил ей виллу, но, по-видимому, растратил большую часть своего состояния на чудесную коллекцию живописи, скульптуры, стекла и гобеленов. Похоже, у графини оказалось очень мало денег на содержание виллы, так что часть коллекции придется продать. И тут Леоноре снова не повезло: один из племянников Саймона, молодой человек по имени Роландо, оказался владельцем значительной части наиболее ценных сокровищ дяди.

Леонора заявила, что он, очевидно, попросту их украл. Молодой человек утверждал, что дядя подарил ему некоторые предметы своей коллекции. Понимая, что ее юная дочь, Ориелла, останется без большого приданого, Леонора возбудила судебный процесс против Роландо с целью заставить его вернуть украденные сокровища.

К сожалению, ее визиты к адвокатам пока были безрезультатными. Вероятно, Мервин прав, предполагая, что графиня вернется в прескверном настроении.

Грента быстро спустилась по широкой мраморной лестнице, села в машину Мервина, и они поехали по петляющей прибрежной дороге в Сорренто.

По одну ее сторону раскинулись сады, а по другую плескалось переливчато-синее море.

—  Как вы думаете, графиня выиграет процесс и отсудит у Роландо все эти картины и другие сокровища? — спросила Грента профессора.

Мервин с сомнением улыбнулся и пожал плечами:

—  Кто знает? У нее нет реальных доказательств, что старик не подарил их племяннику. Очень сложный случай.

В Сорренто они с Мервином походили по магазинам, купили канцелярские принадлежности и всякую мелочь, затем зашли позавтракать в маленький ресторанчик.

Грента мало знала о жизни профессора. Только то, что он до сих пор не женат и уже несколько лет занимается в американском университете литературными изысканиями. Мервин рассказывал, что лет десять назад провел немало времени в Италии, жил во Флоренции, Риме и других городах и надеется снова посетить знакомые места.

Внешне он скорее производил впечатление богатого американского туриста, нежели погруженного в науку ученого. С редеющими густыми каштановыми волосами, внимательными карими глазами и губами, всегда готовыми улыбнуться, Мервин казался Гренте вполне привлекательным. Почему он до сих пор не женат? Может быть, его не тянет к семейной жизни или он до сих пор не встретил девушку своей мечты?

Выходя из ресторана, Мервин чуть не столкнулся с человеком, вышедшим из соседнего магазина.

Он начал извиняться, и вдруг воскликнул:

—  Ба, Крейг!

Мужчины пожали друг другу руки, и Мервин повернулся к Гренте:

—  Полагаю, вы уже знакомы с Крейгом Бернеллом? Он работает в Помпеях.

—  Да, мы однажды встречались.

Грента вспомнила, что видела его примерно месяц назад в обществе семерых членов международной группы, работавшей в сотрудничестве с итальянским правительством над недавними открытиями в Помпеях.

Очевидно, память англичанина не отличалась такой же цепкостью, потому что он нахмурился, явно пытаясь вспомнить, кто же она такая.

—  Я не… — начал он, но Мервин быстро перебил его:

—  Это моя ассистентка Грента… мисс Корбетт.

Лицо Крейга прояснилось.

—  Да, конечно, — быстро пробормотал он.

Грента удивилась. Было ли это заурядной забывчивостью, или он хотел показать, что встречается с дюжинами девушек, как английских, так и иностранных, и просто не в силах запомнить их лица?

—  Давайте выпьем кофе в сквере, — предложил Мервин. — У тебя есть время?

Крейг кивнул и засмеялся:

—  Мои антики ждали две тысячи лет, подождут и еще немного!

В любимом кафе Мервина, расположенном в сквере, им подали превосходный кофе, и профессор поинтересовался у приятеля, как продвигаются раскопки.

—  Пока что ничего сногсшибательного, — ответил Крейг. — Одна колонна, которая, наверное, что-то подпирала, да привычный ассортимент каких-то осколков. А ты? Какие тайны тебе удалось выведать из бумаг Страттона?

Карие глаза Мервина заблестели.

—  Ничего скандального, если ты об этом, но несколько интересных писем из переписки с одним торговцем произведениями искусства.

—  Его вилла, наверное, настоящая сокровищница?

Мервин кивнул:

—  Там еще сохранилось немало прекрасных картин, мебели, скульптур и тому подобного. Ее можно хоть завтра открыть как музей, но графиня утверждает, что самые бесценные сокровища украдены племянником старика Роландо.

—  Да, я слышал. А где же находится коллекция Роландо?

—  У него есть небольшая вилла близ Монтори, но он не так глуп, чтобы держать там сокровища. Полагаю, они хранятся где-нибудь в Неаполе.

Крейг печально покачал головой:

—  Жаль. Красивые вещи, кто бы ими ни владел, должны быть выставлены на всеобщее обозрение, а не лежать на складах.

Грента, слушая разговор мужчин, пристально вглядывалась в Крейга. Действительно ли он так думает?

—  Но если бы все было выставлено на всеобщее обозрение, вы не имели бы удовольствия откапывать то, что долгое время было спрятано, — заметила она.

Крейг окинул ее долгим, проницательным взглядом.

—  Верно. Тут вы правы.

—  И многое было бы разрушено из-за пренебрежения или вандализма. По-моему, только огромный слой пепла помог Помпеям сохраниться в течение стольких веков.

—  Приходи как-нибудь на виллу, Крейг, — ровным голосом пригласил Мервин. — Мы дадим графине два-три дня позлиться после очередного визита в Рим, а потом я позвоню тебе и назначу дату. Приходи вечером на обед.

—  Спасибо. — Крейг написал на листке бумаги номер своего телефона и отдал его Мервину. — Если меня не будет дома, мне передадут твое сообщение.

—  Он живет в Сорренто? — спросила Грента профессора, когда они вышли из кафе.

—  Да. Вместе со своими коллегами по группе: моим американским другом Джозефом, одним французом и одним, кажется, греком. Или итальянцем. Я забыл.

На обратном пути, проезжая через Сант-Аньелло, Мервин поделился своими планами:

—  Наверное, я найму на лето небольшую яхту. Мне хочется осмотреть все эти острова вокруг: Капри, Искья, Прочиду, а на автомобиле этого не сделаешь.

—  Великолепная идея! — подхватила Грента. — Морские путешествия прекрасны!

На вершине горы они вышли из машины, чтобы полюбоваться удивительной панорамой Неаполя с Везувием на севере, из усеченного конуса которого вился розовый дым. Вдали неровная бледно-лиловая и белая линии обозначали Апеннины, а к югу простирался Салернский залив, обрамленный маленькими городками.

—  Пока я тут, мне надо сделать кое-что еще, — заметил Мервин, вернувшись в машину. — Здесь ведется множество раскопок, но меня интересует один конкретный проект. Помпеи и Геркуланум, конечно, потрясающи, однако есть другие, менее известные места. В Паэстуме нашли греческие храмы, а теперь, наверное, уже откопали полгорода.

—  А хватит ли вам времени на эти побочные занятия? Прогулки на яхте? Раскопки? — спросила Грента.

—  Надеюсь, хватит. Мы же не можем работать без передышки. В университете это понимают и предоставляют нам досуг в разумных пределах.

—  Полагаю, эту идею оживила встреча с Крейгом Бернеллом? — спросила она.

—  Отчасти, но не совсем. На прошлой неделе я говорил с его американским коллегой, Джозефом. Он рассказал мне о нескольких проектах, для которых понадобятся землекопы, а вовсе не эксперты. Дело в том, Грента, что на вилле очень приятно работать, когда мы предоставлены самим себе, но когда графиня постоянно дышит нам в спину… Тогда мне хочется поработать на свежем воздухе!

За обедом графиня Леонора была удивительно любезна, и Грента даже задумалась, не пошли ли в гору ее судебные дела, но спросить об этом не решилась.

—  Ориелла осталась в Риме, — искоса глядя на Мервина, сообщила графиня. — Ее пригласили сразу на несколько балов и танцевальных вечеров, а мне было жаль лишать ее такого удовольствия. Кто знает? Может быть, там она встретит очень красивого мужчину, который в один прекрасный день пожелает жениться на ней!

—  Вполне вероятно, — очень серьезным тоном подтвердил Мервин.

—  Но, безусловно, любой мужчина, которого привлечет моя дочь, вскоре узнает, какое небольшое у нее приданое. — Графиня сразу погрустнела.

—  Вам не о чем беспокоиться, — заверил ее Мевин. — Ориелла настолько красива и очаровательна, что любой мужчина забудет о каком-то там приданом. Я совершенно уверен, что все уладится, к вашему удовлетворению.

—  Да, если мне удастся победить этого мошенника Роландо! — Графиня уже покраснела от гнева, и Грента испугалась, что Мервин невольно спровоцировал хозяйку.

Но тот мгновенно перевел разговор в более безопасное русло.

—  Где здесь можно нанять небольшую яхту? — спросил он.

—  Яхту? Вы хотите прокатиться? — удивилась Леонора.

—  Да. Небольшую яхту или моторную лодку. Здесь столько воды и столько красивых мест, что было бы преступлением не посетить их.

Графиня задумалась.

—  В деревне есть два-три рыбака. Они непременно вам скажут. Меня яхты не интересуют.

Грента облегченно вздохнула — опасный момент миновал, внимание графини отвлечено от ее проблем и печалей.

Но после обеда Леонора сообщила, что адвокаты требуют от нее новую, более современную опись имущества виллы.

—  Они говорят, что опись была составлена много лет назад, а с тех пор свекор купил новые предметы, — пояснила она Мервину.

—  Или продал что-то из своих сокровищ? — осведомился тот.

Леонора кивнула.

—  Или кому-нибудь подарил! — язвительно добавила она. — А может быть, у него их украли!

—  А у вас есть последняя опись? — спросил он.

—  Нет. Вот тут мне и нужна ваша помощь. Если вы в состоянии просмотреть все бумаги и книги, почему бы вам не осмотреть palazzo [Дворец (ит.).] и не составить список мебели, картин и всего прочего?

—  Не думаю, что у меня хватит знаний, — начал профессор.

—  Ерунда! — Леонора помахала полной рукой, украшенной кольцами. — Вам поможет ваша способная английская синьорина. В течение нескольких дней вы, вероятно, справитесь с этой задачей. Естественно, все будет оплачено, — поспешно сообщила она. — Я не требую, чтобы вы оба работали бесплатно.

—  Пока я не увижу, что входит в мою задачу, я не могу дать никаких обещаний, — настороженно ответил Мервин.

—  Но вы попробуете? — спросила Леонора.

—  Я начну как только смогу, а затем, если пойму, что задача мне не под силу, сообщу вам, — пообещал он.

—  Ах! — отмахнулась Леонора. — Здесь нет ничего сложного. Право, если бы я умела печатать на машинке, то занялась бы этим сама.

Грента сдержала улыбку. Даже при самом богатом воображении она не могла представить графиню за пишущей машинкой.

После обеда Мервин предложил Гренте пройтись вместе с ним в деревню.

Пожелав ему и его ассистентке спокойной ночи, графиня проводила их лучезарной, но многозначительной улыбкой. Ее взгляд ясно говорил: «Идите и обсудите этот вопрос, но вернитесь с правильным ответом».

По крутым улицам, ведущим к гавани, сновали люди. Piazza [Площадь (ит.).] с рядами олеандров и апельсиновых деревьев в бочонках освещалась огнями кафе и гостиницы на углу. Грента и Мервин шли вдоль берега.

—  Как вам нравится этот сумасбродный план? — резко спросил профессор, останавливаясь у ворот какой-то виллы.

Грента поколебалась, прежде чем ответить.

—  Для экспертов это была бы простая работа, но откуда мы знаем, как нужно описывать все эти фарфоровые вазы, античные шкафы, венецианское стекло и все остальное? Единственное, что мы можем сделать, — это дать приблизительное описание и точный учет имущества..

—  Да, задача не из легких, — согласился профессор. — Полагаю, было бы неплохо получить копию оригинала описи, которая, по-видимому, имеется у адвокатов.

—  Главный вопрос в том, хотите ли вы тратить на это время, — предположила Грента.

—  Не знаю, — признался он. — Если я возьмусь за это, то у меня будет больше времени на… — Он резко осекся. — Ах, пойдемте на площадь и чего-нибудь выпьем.

Гренте показалось, что Мервин обрадовался предлогу пробыть в Монтори дольше, чем требовала его университетская работа. Она так мало о нем знала, что даже отдаленно не догадывалась о причине.

Что касается ее самой, она была бы в восторге продлить свое пребывание в Монтори.

В кафе Марко, на углу площади, Мервин заказал бутылку местного вина, и минут тридцать они с Грентой сидели и наблюдали за прохожими. И вдруг спокойную атмосферу нарушил голос:

—  Эй, привет! — воскликнул стройный молодой человек, внезапно появившийся возле их столика.

—  А, Роландо! — без особой радости пробормотал Мервин.

Роландо улыбнулся, узнав Гренту.

—  Можно к вам? — спросил он, пододвигая стул от соседнего столика, и сел, не дожидаясь ответа. Затем осведомился: — Как поживает моя почтенная кузина Леонора? Я слышал, она сегодня вернулась в palazzo. — Он взял бокал, предложенный ему Мервином, и поднял в знак приветствия. — Полагаю, визиты в Рим доставляют ей удовольствие и идут на пользу ее здоровью?

Грента не понимала, как относиться к этому красивому молодому человеку лет двадцати пяти. Она встречалась с ним множество раз, хотя он не был желанным гостем на вилле Страттонов и предпочитал приезжать туда, когда был совершенно уверен, что его кузины графини Леоноры нет дома. Пока что Грента не сумела определить, действительно ли он такой негодяй, каким описывает его Леонора, или просто дядя так любил младшего сына своей сестры, что на самом деле подарил ему часть своих сокровищ.

—  Графиня, похоже, удовлетворена, — ответил наконец Мервин.

—  Не сомневаюсь, что ее адвокаты снова оживили в ней надежду. — Роландо с торжествующей улыбкой повертел бокал с вином. — Ей было бы лучше поберечь деньги, а не платить им щедрые гонорары.

Мервин многозначительно промолчал, хотя, как знала Грента, он придерживался того же мнения.

—  Ориелла некоторое время поживет в Риме, — сообщил он Роландо. — Очевидно, ей нравятся вечеринки и развлечения.

Грента слегка удивилась нарочитой колкости Мервина: ведь Роландо и не скрывал, что, если бы он женился на Ориелле, проблема наследства была бы решена ко всеобщему удовлетворению.

—  Ах да, я так и догадался, что ее еще нет, — произнес Роландо, хотя по его несколько запинающемуся тону стало очевидно, что отсутствие Ориеллы для него — новость. — Он повернулся к Гренте: — А вы, синьорина, как развлекаетесь? — Почему бы вам не съездить в Неаполь? Я мог бы показать вам там замечательные магазины…

—  Когда нам понадобится делать важные покупки, мы положимся на ваш вкус, — быстро вмешался Мервин.

Грента любезно улыбнулась Роландо. Было совершенно ясно: Мервин никогда не воспользуется советом Роландо, даже при покупке детских цветных карандашей.

Роландо, похоже, не собирался уходить, и Мервин, в конце концов, сообщил, что им с Грентой пора возвращаться на виллу.

—  Могу подвезти вас, — предложил Роландо. — Я на машине.

—  Спасибо, но мы возьмем такси. По дороге нам надо кое-куда заехать. Ciao! [Привет (ит.).]

Грента быстро встала и последовала за Мервином, тоже бросив Роландо на прощание «Ciao!».

—  У меня нет никакого желания ехать с этим молодым человеком. Он гоняет как сумасшедший, — пояснил Мервин, пока они искали такси.

—  Вы действительно хотите куда-то заехать? — спросила она. — Или это был просто предлог?

—  Вы правы! Я не питаю никакой неприязни к этому юноше, но мне вовсе не обязательно его общество. Он всегда предлагает вам помощь, которая не нужна. Я иногда думаю: а не этим ли способом ему удалось снискать благосклонность старика Саймона Страттона?

—  Я нарочно ничего не сказала о найме яхты. Догадалась, что он немедленно предложит вам договориться за вас.

—  С неплохими комиссионными для себя, не сомневаюсь, — сухо заметил Мервин.

На следующий день за ленчем Мервин спросил графиню, может ли он как-нибудь пригласить вечером на обед своего американского друга Джозефа и одного англичанина.

—  Его зовут Крейг Бернелл, и его очень интересует ваша коллекция произведений искусства.

—  Ну конечно, — согласилась Леонора. — Он молодой?

—  Лет двадцати восьми, — ответил Мервин.

—  Тогда нужно дождаться возвращения Ориеллы. Здесь у нее не так много шансов познакомиться с молодыми людьми.

Грента удивилась. Очевидно, графиня не очень рассчитывает на римских поклонников Ориеллы.

—  Он хорош собой? — осведомилась графиня.

—  Ну, я как-то не обращал внимания на его лицо. По-моему, не красавец. Нос с горбинкой, тонкие губы, шрам через щеку, и, кажется, глаза разного цвета.

Грента засмеялась.

—  Неправда, — поспешно заверила она графиню. — Нос с горбинкой, это так, но черты лица нормальные; оба глаза голубые, а еще у него густые каштановые волосы.

Она вдруг осознала, что и графиня, и Мервин удивленно смотрят на нее.