logo Книжные новинки и не только

«Свет далекой Земли» Алан Дин Фостер читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Алан Дин Фостер Свет далекой Земли читать онлайн - страница 1

Алан Дин Фостер

Свет далекой Земли

Глава 1

В одиннадцатый раз Юссакк Астроном тщательно проанализировал и сопоставил все современные способы самоубийства, стараясь выбрать самый подходящий из них. Этот способ должен быть быстрым и безболезненным и уж, во всяком случае, менее мучительным, чем то, что ему, Юссакку, предстояло. В последний раз иолфы опустошили и разграбили Хюфф задолго до рождения Юссакка, но исторические хроники не скупились на жуткие подробности прежних вторжений. Удивительно, но каждый раз находились смельчаки, решавшиеся на сопротивление, когда грабеж пришельцев становился невыносимым. Но эти храбрецы неизменно погибали, и смерть их была столь же ужасной, сколь и абсолютно напрасной.

В принципе оккупацию можно было бы терпеть, если б не варварский обычай иолфов убивать мирное население просто от скуки.

Юссакк отдавал себе отчет, что неизбежно окажется среди таких невинных жертв, если, конечно, захватчики не убьют его как предсказателя всяческих неприятностей. Юссакк заранее чувствовал, какой будет реакция пришельцев. Люди Хюффа всякий раз надеялись, что иолфам наконец наскучит посещать их планету и они выберут другую солнечную систему для удовлетворения своих ненасытных аппетитов. Жители Хюффа смогут, наконец, облегченно вздохнуть и заняться мирным трудом, плодами которого могли по праву гордиться.

Юссакк знал, как призрачны и напрасны эти надежды. До тех пор пока его народ будет производить прекрасные изделия из редчайших материалов, до тех пор, пока в шахтах Хюффа будут добывать уникальное, не поддающееся искусственному синтезу сырье, иолфы будут возвращаться — не для того, чтобы купить, а для того, чтобы отнять.

Астроном понимал, что жестоких пришельцев невозможно остановить никакими уловками. Сто лет назад Великий Совет принял решение прекратить производство предметов роскоши и добычу уникальных минералов. Конечно, это был ощутимый удар по культуре, но правительство надеялось, что отсутствие ценной добычи поможет предотвратить дальнейшие вторжения иолфов. В конце концов, нельзя же отнять то, чего не существует. С точки зрения рациональной логики это был вполне разумный маневр.

Но, к великому несчастью, иолфы в своих действиях руководствовались не рациональной логикой, а какими-то иными мотивами. Узнав о прекращении ценного производства, враги пришли в неописуемую ярость и напали на Хюфф. Были разорены и опустошены несколько цветущих городов. Погибли десятки тысяч людей. После этого у правительства пропало всякое желание дразнить пришельцев хитроумными уловками.

Время от времени некоторые жители Хюффа объединялись в отряды и пытались оказывать сопротивление. Но, к великому несчастью, эти потомки мирных крестьян, впитавшие с молоком матери стремление к сотрудничеству и взаимопомощи — качества, позволившие создать высочайшую культуру, именно в силу этой особенности оказались эмоционально и психологически малопригодными для ведения настоящей войны. Хюффийцам пришлось оставить и мысль о том, чтобы нанять военные корабли на планетах, представители которых изредка навещали Хюфф, так как здесь не нашлось смельчаков, готовых покинуть Родной Мир и отправиться в дальний путь на поиски благородных и отважных воинов.

При всем своем техническом и научном развитии, хюффийцы так и не научились производить оружие. А своеобразная психологическая ущербность мешала им воспитать достаточное число индивидов, способных владеть оружием, даже если бы им удалось это оружие где-нибудь купить.

Кроме того, Великий Совет считал, что иолфы не угрожают гражданам Хюффа геноцидом. Иолфы являлись только ради грабежа и разбоя, и нельзя сказать, что это происходило очень уж часто. Во всяком случае, не настолько часто, чтобы привлечь внимание далеких цивилизаций, у которых было слишком много собственных проблем, чтобы заниматься проблемами чужими. Особенно если учесть, что подавляющее большинство хюффийцев никогда не видело жестоких пришельцев и наблюдало сцены насилия и грабежей только по спутниковой связи.

То, что сигналы, принятые Юссакком от скоростных кораблей, летевших сейчас в глубинах космоса, принадлежали иолфам, не вызывало у астронома никаких сомнений. Торговые и научно-исследовательские корабли, изредка прилетавшие на Хюфф, всегда прибывали в одиночку. Один атипичный случай произошел три сотни стандартных лет назад, когда на околопланетной орбите оказалось сразу два космических корабля. Но это было чистое совпадение, удивившее путешественников не меньше, чем самих хюффийцев.

Но сейчас никаких сомнений быть не могло — сигналы одновременно от трех кораблей говорили о приближении страшных иолфов.

В обязанности Юссакка, как старшего дежурного астронома, входило оповещение всех станций местной сети слежения, откуда неприятная новость будет передана в органы Всепланетного правительства. Составленное из множества местных сетей Всепланетное правительство примет решение об ответных действиях и издаст соответствующие директивы. Юссакк понимал, что в лучшем случае иолфы возьмут, что им нужно, убьют ради забавы не слишком много граждан и уберутся восвояси, не причинив непоправимого ущерба хюффийской цивилизации. Проанализировав шансы, он решил, что, может быть, ему и не придется кончать жизнь самоубийством.

Приготовив и обработав все необходимые данные, Юссакк сохранил их в специальном углублении тела и собрался покинуть пост. Такие важные сведения было немыслимо передавать в электронном виде: за достоверность он отвечал головой, дело было настолько серьезным, что данные следовало представить лично. Сотрудники же были крайне удивлены такой беспечностью обычно собранного и добросовестного старшего астронома. Однако никто не посмел переступить границы общепринятой субординации, и сотрудники ничем не выказали своей озабоченности. Кроме того, если бы они спросили Юссакка о причине столь поспешного ухода, он, по принятым этическим правилам, должен был ответить, а это означало, что они были бы вынуждены разделить с ним ответственность.

Пусть они пока пребывают в счастливом неведении, решил Юссакк, покинув обсерваторию и неторопливо направившись к ближайшему транспортеру. Ужас приближается, и скоро они сами увидят этот кошмар на пороге.

Позади исчез, растворившись вдали, вал Ланна, местность выровнялась, и Юссакк увеличил скорость. Однако, подъезжая к городу, он был вынужден притормозить, чтобы не создать затор. В каждом экипаже находилась одна семья. Хюффийцы никогда не путешествовали большими группами. Несмотря на то что планета была довольно густо заселена, хюффийцы ставили на первое место частные права личности. Именно поэтому, как ни торопился Юссакк, он терпеливо дождался, когда ехавшие впереди экипажи освободят главный путь, и только после этого увеличил скорость.

Дорог — в земном смысле этого слова — на Хюффе не было, транспортерный маршрут был лишь воображаемой линией на карте и в реальности представлял собой цепочку сенсоров, врытых глубоко в землю. Путь, по которому несся Юссакк, пролегал среди полей пфаля — растения, темно-зеленые плоды которого вырастали из центра звезды, состоявшей из лучей остроконечных ярких сине-зеленых листьев. Огромное поле, которое пересекал сейчас астроном, было готово к сбору урожая. Вид этого зрелого великолепия на мгновение отвлек Юссакка от мрачных мыслей. Пфаль высоко ценился за пикантный вкус. Квалифицированные повара умели превращать это растение во множество самых разнообразных изысканных блюд, которые обычно дополнялись четырьмя самыми популярными на планете специями. Хюффийцы, происходившие от травоядных предков, были непревзойденными мастерами вегетарианской кухни.

Сторонний наблюдатель мог бы удивиться: почему взволнованный до глубины души астроном не воспользовался всеми возможностями своего способного к левитации транспортера и не обогнал более медлительных путников? Юссакк легко мог бы это сделать, обойдя их справа или слева. Но это было бы недопустимое нарушение вековых норм и традиций. На Хюффе полагалось вежливо ждать своей очереди. Очередь была образом жизни. Горе тому, кто нарушал это незыблемое правило. При этом правило, предписывавшее ждать своей очереди, позволяя впереди стоящим закончить свои дела, было не просто традиционной любезностью — оно было кодифицированным законом.

Исключения допускались лишь в самых крайних случаях. Юссакк не думал, что ситуация каким-то образом улучшится, если он сообщит свою страшную новость на несколько отрезков дня раньше, и поэтому не видел причин нарушать установленный законом обычай. Начальство, скорее всего, учинит ему разнос за плохую новость, но никто не сможет упрекнуть его в невежливости.

Ехавшее впереди семейство, видя спешку Юссакка, уступило ему дорогу, и астроном снова ускорился. На окраине города он смог двигаться еще быстрее, так как сеть левитационных транспортеров была здесь существенно гуще. Подобно другим хюффийским узлам, Ферапп был сравнительно небольшим населенным пунктом. За малым исключением, почти все здания города были малоэтажными, выстроенными в традиционном старинном стиле. Конечно, такие здания занимали большую площадь, но хюффийцы терпеть не могли высоту и ценили большие пространства.

Администрация Фераппа размещалась в одном из таких одноэтажных комплексов, расположенном в нескольких миддах от центра города, на противоположном берегу неширокой извилистой реки, рассекавшей город на две части. Юссакк поставил свой транспортер на общественную стоянку, сменив его на более компактный, предназначенный для передвижений внутри здания. В этом огромном строении служащие сновали взад и вперед по установленным маршрутам, составленным так, чтобы не мешать проходу немногочисленных пеших посетителей. Без транспортера Юссакку потребовалось бы полдня, чтобы добраться до нужного отсека исполинского строения.

Все маршруты, словно спицы колеса, сходились к центру здания, к кабинету Главного распорядителя дня. Согласно обычаю таких кабинетов было двадцать четыре. Сегодня Главный распорядитель находился в кабинете номер девять. Завтра другой распорядитель будет находиться в кабинете номер десять, и такое перемещение будет продолжаться до конца месяца, после чего отсчет начнется сначала. В городе было двадцать четыре главы администрации, и все они обладали равными правами и поровну делили ответственность. Так как в течение месяца только один из них отправлял должность Главного распорядителя, ни у кого из них не было возможности сконцентрировать в своих руках все рычаги власти в ущерб другим администраторам. Иногда номер двенадцатый делил свои обязанности с чиновником, занимавшим кабинет номер двадцать один. Управление на Хюффе, как и все остальное, было одновременно сравнительно мягким, но чрезвычайно эффективным.

Сегодня Главным распорядителем была Пхомма, чиновница, занимавшая кабинет номер девять. Несчастливое число, подумалось Юссакку, когда он соскочил с транспортера и присоединил его к ближайшему зарядному устройству. Несчастливое для Пхоммы, которой придется первой выслушать страшную новость и принять решение.

Войдя в кабинет, Юссакк увидел в нем двух младших администраторов. Оба обернулись и посмотрели на входившего Юссакка.

— Девирра, конструктор, — отрекомендовалась женщина.

— Зуббо, поставщик стройматериалов, — сказал другой чиновник.

— Юссакк, астроном, — представился Юссакк. При исполнении служебных обязанностей хюффийцы не тратили время на лишние любезности и церемонии. Это был рациональный народ. — Мне нужен сегодняшний распорядитель.

Ответ конструктора был скорым и непререкаемым:

— Распорядитель Пхомма, администратор девятого кабинета, не принимает посетителей до второго среза времени после полудня. Мы со всем уважением предлагаем вам вернуться в указанное время. — Темные подвижные зрачки в упор уставились на астронома. — Если, конечно, вам не назначено заранее.

— Нет, — ответил Юссакк, — моя встреча заранее не обусловлена, но я должен немедленно видеть распорядителя. Речь идет о деле планетарной важности.

— Планетарной? — Длинные белые вибриссы поставщика дрогнули, что было знаком величайшего удивления, и Зуббо недоуменно переглянулся с конструктором. — От астронома я бы ожидал иного, галактического масштаба.

Поставщик и женщина-конструктор как бы невзначай со стуком соприкоснулись выступающими вперед резцами.

Юссакк был таким же вежливым хюффийцем, как и все остальные, но сейчас ему было не до сарказма.

— Вы не подозреваете, насколько правы. К Хюффу приближаются иолфы. Они будут здесь через день-два.

Через мгновение Юссакк пожалел о своей несдержанности, хотя и сам не вполне понимал почему.

Сам вид Юссакка — строгий взгляд, неподвижные вибриссы, приподнятые, направленные вперед уши — говорил о том, что он не расположен к шуткам. Младшие администраторы мгновенно это поняли. Лишенные ресниц веки женщины-конструктора несколько раз вздрогнули, и она упала в обморок. Поставщик склонился над ней, схватил ее за короткие ручки и принялся неуклюже делать искусственное дыхание. Но он и сам был настолько сильно потрясен, что из его попыток ничего не вышло, и ему пришлось уступить место Юссакку, которому в конце концов удалось привести женщину в чувство.

— Прошу простить меня, — пробормотал Юссакк, — я не хотел вас пугать. Именно поэтому я не стал сообщать эту новость по официальным информационным каналам — чтобы не вызвать панику. Но я просто обязан поставить в известность распорядителя, чтобы она решила, как надлежит сообщить новость всем хюффийцам.

Обычно у Юссакка, как и у всех представителей его вида, тон был спокойным и естественным, но в этот ответственный момент астроном говорил торжественно и серьезно.

Эта серьезность подействовала на поставщика и передалась ему.

— Идите к ней скорее, — произнес младший чиновник, взявшись за верхние руки женщины-конструктора.

Шевельнув в знак признательности правой вибриссой, Юссакк поправил перекрещенные ремни служебного мундира и направился к внутренней стене. Уловив его приближение, сработали сенсоры девятой панели. Она сдвинулась в сторону и пропустила Юссакка в круглый кабинет распорядителя.

Этот комплекс был великолепно спроектирован и отлично построен — граждане Фераппа и окрестных населенных пунктов могли гордиться этим достижением строительного искусства. Солнечный свет заливал помещение сквозь конический купол из синтетического хрусталя, а расположенная под куполом вращающаяся круглая панель придавала свету золотистый оттенок. Под центром купола стоял круглый стол, вделанный в мозаичный пол. За столом работал сегодняшний фераппский распорядитель. Столешница находилась чуть ниже уровня пола, поэтому распорядитель смотрел на посетителей снизу вверх. Этот обычай внушал высокопоставленным слугам народа смирение.

Распорядитель номер девять Пхомма подняла голову и прощебетала традиционное приветствие, добавив:

— Я специально попросила моих людей обеспечить мне два среза времени для работы. Должно быть, вы очень влиятельны, если сумели убедить их нарушить мою просьбу.

Длинные, вислые вибриссы Пхоммы приподнялись в направлении Юссака, что говорило о раздражении, вскипавшем под маской безукоризненной вежливости. Юссакка удивило, что вибриссы были окрашены в светло-розовый цвет.

— Я — астроном, мое имя Юссакк. Я не располагаю влиянием, но у меня плохая новость.

— Излагайте. — Поднявшись со своего места, Пхомма отошла от висевших в воздухе колонок данных, которые послушно последовали за распорядительницей, которая в конце концов телепатически отогнала их прочь.

Юссакк спустился на шесть церемониальных ступенек, каждая из них символизировала вибриссу, по числу которых определялся ранг хюффийца и его положение в обществе.

— С великим прискорбием я вынужден сказать, что мне пришлось подтвердить некоторые важные данные, полученные несколько срезов времени назад моей следящей аппаратурой. Из открытого космоса в нашу планетную систему вторглись три космических корабля. Несмотря на то что такое ни разу не случалось при моей жизни, из истории мне известно, что те пришельцы, которые с мирными целями посещали нашу планету, неизменно прибывали на одном корабле. За все время наблюдений только однажды, по чистому совпадению, к нам прибыли одновременно два корабля. — Юссакк многозначительно прикрыл глаза. — Одновременное прибытие большего числа кораблей может говорить только об одном.

Будучи образованным человеком, распорядитель Пхомма тоже поняла, что может означать это событие. К ее чести, она не выказала потрясения и не упала в обморок. Но в уголках обоих глаз показались капельки влаги. Однако женщина быстро вытерла глаза.

— Нам нельзя заранее впадать в панику. Плакать мы будем потом. — Пхомма вернулась к столу и снова села на свое место. Три колонки данных быстро переместились вслед за распорядительницей. На этот раз Пхомма не стала их отгонять. — Надо немедленно оповестить Большое Правительство. Вы представите подробный доклад. Необходимо сделать все, чтобы погасить панику, которая неизбежно возникнет после правительственного сообщения. — Говоря это, Пхомма всеми своими восемью короткими пальцами вносила исправления в колонки информации. Она в упор посмотрела на Юссакка: — Кто еще знает об этом?

— Только два младших администратора, чье разрешение мне потребовалось, чтобы войти сюда, — на мгновение задумавшись, ответил Юссакк. — Их персональная реакция была вполне предсказуемой. Но мои коллеги в обсерватории ничего не знают. Пока.

Пхомма благодарно чирикнула:

— Ну что ж, в таком случае все можно будет сделать как надо. По крайней мере, будем на это надеяться. — Юссакку показалось, что в уголках глаз распорядительницы снова появились слезы, но она стряхнула их, прежде чем они пролились на тщательно подстриженный мех под глазами. По крайней мере, полоски и пятнышки макияжа, покрывавшего круглые щечки Пхоммы, не потекли.

— Если я вам больше не нужен, — тихо произнес Юссакк, — то позвольте мне вернуться на работу.

Не глядя на него и продолжая работать с голографическими колонками данных, Пхомма ответила:

— Ваша работа теперь здесь. Как распорядитель наблюдательного совета, я направляю вас в городскую администрацию. После того как будут оповещены ваши сотрудники, они смогут самостоятельно наблюдать за приближением… — Пхомма запнулась, не в силах выдавить из себя слово «иолфов», — космических объектов, — произнесла она наконец.

Юссакк был шокирован:

— Я астроном, а не бюрократ и не государственный служащий. Я — член комитета Большой Науки, моя штаб-квартира в Аввессе. Какая может быть от меня польза городскому правительству Фераппа?

Распорядительница оторвалась от колонок и внимательно посмотрела на Юссакка. Его вибриссы слегка дрогнули под этим тяжелым взглядом, но астроном сумел сохранить присутствие духа.

— Понятно, что вы, кроме того, и не политик. Хорошо, объясняю: я считаю, что одно ваше присутствие в городе сможет приободрить население.

Черный носик Юссакка дернулся.

— Чем же я смогу ободрить население? — спросил он.

— Хотя бы тем, что не попытались бежать. — Пхомма снова вернулась к своим колонкам. — В ближайшие дни это будет особенно важно. Полагаю, что едва ли вы по углу приближения кораблей сможете сказать, в каком месте нашей планеты иолфы собираются высадиться.