logo Книжные новинки и не только

«Фаталуния» Алека Вольских читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Алека Вольских Фаталуния читать онлайн - страница 1

Алека Вольских

Фаталуния

Глава 1

СОЛНЕЧНОЕ ЗАТМЕНИЕ

Из книги мага западных владений — Тарханкута

«Змеевик — камень перемен, камень познания, камень стремления к новым, неизведанным тайнам мироздания. Когда он появляется, реки выходят из берегов, жизнь людей меняется, тени растворяют преграды и пропускают странников в другие миры.

Когда Змеевик найдет своего хозяина, Город Проклятых обретет истинного короля. Один придет на смену другому. Скованные проклятием освободятся. И тогда — наш мир начнет необратимо меняться. Кто знает, к лучшему или к худшему будут эти перемены? Ни один мудрец не возьмется предсказать. Но перемены грядут. Я знаю, что говорю: Тарханкут еще никогда не ошибался.

Камень перемен проведет сквозь миры своего нового хозяина в тот месяц, когда в одном мире день лишится солнечного света, а в другом — лунный свет не прольется на черную ночь и двенадцать городов поглотит кромешная тьма.

Камень сам приведет к своему хозяину того, кто давно уже ждет перемен».

* * *

По дороге из школы домой двое ребят, уставшие после привычно затянувшегося учебного дня и довольные, что этот день наконец-то закончился, горячо и громко о чем-то спорили. Судя по тому, что в интонации обоих звучало категорическое несогласие с мнением друг друга и нежелание уступать, спор был принципиальный.

Если бы эти двое ребят каким-нибудь образом могли знать или хотя бы подозревать, что этот день был на редкость неподходящим для любых споров, более того — опасным, ведущим к самым непредсказуемым последствиям, они, может быть, и перенесли бы свой спор на другой день. Но они, как водится, ничего об этом не знали, а потому — спорили.

— Если хочешь знать, кого я считаю самым лучшим… — начал было светловолосый парень по имени Алеша, но не договорил, потому что его друг, которого звали Ростик, перебил его, даже не дослушав.

— Не хочу, — категорично заявил он. — Я и сам знаю. Самый лучший… нет! — самый великий гонщик — это Михаэль Шумахер. А лучшая машина — Феррари.

Алеша обиженно нахмурился, покосившись на приятеля, и мстительным тоном парировал:

— И ничего он не великий, твой Шумахер. Есть и получше Шумахера. А лучшая машина — это Мерседес.

Ростик затормозил и резко к нему повернулся. Казалось, что от возмущения его глаза засверкали, а темные волосы встали на голове торчком.

— Ну, знаешь! Шумахер — не великий?! Да после такого я с тобой вообще разговаривать не хочу. Это ни в какие ворота не лезет. Ты просто ничего не понимаешь в гонках!

— Это я не понимаю в гонках?! — в свою очередь возмутился Алеша, глядя на однокашника сверху вниз по той простой причине, что был выше сантиметров на десять. — Сам ты ничегошеньки не понимаешь! И вообще только делаешь вид, что что-то понимаешь, а сам ни в зуб ногой!

— Ах так! — взъерошился Ростик, не испытывая ни малейшего неудобства оттого, что ростом вышел ниже своего приятеля. — Мне с тобой говорить просто-напросто не о чем! Все! Точка! И можешь мне вечером не звонить!

Он резко развернулся и, оставив приятеля одного на асфальтовой дорожке, быстро направился прочь.

— А я и не собирался! — крикнул ему в спину Алеша, но Ростик его уже не слушал.

Резким движением, исполненным чувства собственного достоинства (что по замыслу должен был заметить оставшийся позади него школьный товарищ), черноволосый паренек дернул ремни висящего за спиной рюкзака, вскинул вверх подбородок и гордо зашагал к своему дому.

Когда он завернул за угол, а значит, исчез из поля зрения приятеля, то первым порывом было — обернуться и посмотреть, не идет ли его друг за ним, не догоняет ли с целью помириться. Но, приложив усилие, Ростик сдержал первый порыв. Еще не хватало, чтоб Лешка подумал, будто он, Ростик, только этого и ждет. Нет, оборачиваться он не станет.

Эта ссора была не первой между двумя школьными друзьями. За то недолгое время (которое, впрочем, им казалось целой вечностью), что ребята стали называть друг друга друзьями, они ссорились уже несколько раз. Вот, к примеру, в последний раз они с Лешкой поссорились из-за девчонок. Лешка говорил, что самая красивая девчонка в школе — Наташка Светикова из параллельного класса. Но Ростик никак не мог с ним согласиться, потому что уж он-то точно знал: самая красивая девчонка в школе — это десятиклассница Марина Озёрская. Она была такая красавица, что за ней все старшеклассники толпами бегали: длинные светлые волосы, огромные голубые глаза, ресницы длиннющие. Но только Марина на старшеклассников внимания не обращала. Она с футболистом встречалась. Ему было всего восемнадцать, однако его уже взяли в столичный футбольный клуб. Правда, на поле он пока не выходил, сидел на скамейке запасных, но в их школе был настоящей звездой. Даже учителя его в пример приводили: «Посмотрите, каких высот добился выпускник нашей школы!» При этом, как было известно Ростику, который перешел в эту школу лишь в начале текущего учебного года, ни для кого не было секретом, что, когда этот выпускник учился в старших классах, учителя никак не могли приводить его кому бы то ни было в пример по той простой причине, что редко видели его на уроках.

В тот раз Ростик предпочел уступить. Ну в самом деле, глупее не придумаешь — ссориться с другом из-за девчонки. Но теперь… Теперь совсем другое дело! Теперь Лешка покусился на святое. Он, Ростик, был абсолютно прав, а Лешка — нет. Сказать, что Шумахер не великий гонщик — это вопиющее невежество. Вот пусть теперь он приходит и мирится. Ростик был настроен решительно и категорично: первый шаг к примирению он делать не намерен — и точка.

Так он шел, думал, и настолько был охвачен чувством праведного гнева, что даже не сразу заметил, как на улице стало стремительно темнеть. Темнота эта была необычная — как будто только что ярко сияющее солнце притухло, и остаток света рассеялся над домами и деревьями, над дорогами и дворами, над людьми и дворовыми кошками.

Тени от ветвей утратили четкость, посветлели, почти сливаясь с асфальтом, а Ростик все еще не замечал того, что происходит вокруг него. Его возмущение словно застило ему глаза. В одиночестве сидящая на лавочке седая старушка с клюкой, мимо которой в этот момент проходил Ростик, поглядела на небо и невнятно пробормотала вслух, словно обращаясь к самой себе:

— Злой дух свет Божий крадет. Кого-то впотьмах в свои сети поймает.

Но Ростик даже не подумал прислушаться к словам старухи и хмуро прошагал мимо. Мало ли что там выжившая из ума старуха бубнит себе под нос? В таком возрасте они все время что-то бубнят и чаще всего ерунду всякую.

Ростик был уже недалеко от дома. Он шел, глядя себе под ноги, не поднимая головы, как вдруг на пути у него встал рыжий кот: большой, ощетинившийся, спина выгнута дугой. Кот вперился в Ростика взглядом ярко-желтых глаз и недоброжелательно зашипел.

— Брысь! — прикрикнул на него Ростик.

Он терпеть не мог котов. Наверное, потому что всегда мечтал о собаке.

Кот тем временем уходить не собирался и принялся шипеть еще громче. Ростику вдруг показалось, что этот рыжий нахал собирается броситься на него и вцепиться ему в волосы, или и того хуже — выцарапать глаза.

— Ты что это, подлец рыжий, не видишь, кто перед тобой?! — хмуро спросил у кота Ростик, и не думая его бояться. — Чтоб ты знал, я человек. А человек — это царь природы и всякое такое. Уйди с дороги и знай свое место, облезлое подобие хищных кошек. Ну, чего ты пялишься?

Кот еще сильнее выгнул спину и зашипел громче прежнего.

— Во ненормальный, — задумчиво оценивая кота, пробормотал Ростик. — Ты, наверное, бешеный.

Последние слова рыжему коту явно пришлись не по вкусу. Ростику даже показалось, что у кота усы заискрились.

— Никакой он не бешеный! — раздался вдруг поблизости скрипучий голос, в котором сквозило негодование.

Ростик повернул голову и увидел в нескольких шагах от себя старика: тщедушного, низкорослого и ссутулившегося в три погибели; он шел, воинственно сжав кулаки, и сотрясал дряблыми щеками. Ростик даже подумал, что если бы на носу у старика не было нелепых с большими квадратными стеклами солнцезащитных очков, то он, судя по выражению его лица, сейчас просто испепелил бы Ростика взглядом.

Ростик знал этого старика — он жил в соседнем подъезде, и все считали его чокнутым, потому что иногда из окон его квартиры доносились то странные запахи, то странные голоса, хотя все точно знали, что старик живет один. Вернее, он жил не совсем один, а вместе с наглым котом, который сейчас не давал Ростику пройти. И имя у этого кота было подходящее — Рыжий.

— Если он не бешеный, то пусть убирается с моей дороги, — не совсем вежливо сказал Ростик.

— Он не бешеный, — невозмутимо повторил сосед, к удивлению Ростика, совсем не разозлившись на его тон. — Лучше на себя посмотри. Ты чего к коту пристал?!

— Я пристал?! — не поверил своим ушам Ростик. — Да это ваш кот на меня накинулся!

— А тебе голова на что? — спросил старик, наклоняясь за котом. — Ты разве не знаешь, олух бестолковый, что все коты во время затмения ведут себя беспокойно?

— Затмения? — с недоумением повторил Ростик.

Старик приподнял одну бровь, скептическим взглядом поверх очков окинул Ростика с головы до ног, неодобрительно покачал головой и изрек:

— Бестолковый и есть…

Потом поднял указательный палец и со значением ткнул им в небо. Ростик проследил за направлением пальца и только тут заметил: и то, что день был совсем не похож на день, и то, как сумеречно стало вокруг, и странный свет, какого не бывает даже при пасмурной погоде. Ростик попытался посмотреть на солнце, но глазам стало больно. Он сощурился и опустил взгляд.

— На-ка, возьми, — старик с хмурым видом, будто против собственной воли, протянул ему темные солнцезащитные очки.

Ростик сначала пренебрежительно на них покосился, но любопытство пересилило, и он все-таки взял очки из рук старика. Водрузил их на нос, откуда они, разумеется, упали бы, если б Ростик не догадался придержать их руками, и запрокинул голову.

Солнце было закрыто больше чем наполовину. Очень медленно темная тень съедала солнечный круг, наползала на него, словно что-то живое. Ростик никогда прежде не наблюдал солнечное затмение и об этом почему-то ничего не слышал. Прозевал, как всегда. Ему хотелось спросить, полное будет затмение или частичное, но он не спросил, побоявшись показаться абсолютным невеждой.

— Ну! Поглядел? — подал голос старик. — Хватит таращиться. Давай очки обратно.

Ростик опустил голову и, сняв очки, протянул их старику.

— Я, между прочим, не просил, — пробурчал он.

— Не просил он… — ворчливо повторил старик, водружая очки на нос.

Рыжий тем временем мостился у него на плече, и Ростику показалось удивительным, как такой большой котяра умудрялся с этого плеча не сверзиться.

Осуждающе качая головой, старик повернулся к Ростику спиной и направился к своему подъезду, на ходу ворча себе что-то под нос.

Ростик тоже не стал медлить и быстрым шагом направился к дому, не понимая, почему ему так не везет: сначала кот этот пристал, потом старик чокнутый принялся ему рассказывать, какая он бестолочь.

Уже поравнявшись с крыльцом своего подъезда, Ростик услышал собачий лай. Обернувшись, он увидел, как дворняга с соседнего двора, прыгая на всех четырех лапах, лает на Рыжего, по-прежнему сидящего на плече старика и взирающего на пса сверху вниз, как показалось Ростику, с непоколебимым чувством собственной значимости.

Старик тем временем хмуро зыркнул на псину и негромко, но грозно приказал:

— А ну не гавкай!

Ростик даже удивился, когда пес вдруг замолк и удивленно сел на задние лапы, будто понял, что ему велят, и послушался.

Ростик озадаченно потряс головой и, отвернувшись, зашел в свой подъезд.

* * *

Придя домой, Ростик быстро юркнул к себе в комнату и закрыл дверь. Он знал, что отец дома, но оповещать о своем возвращении из школы почему-то совсем не хотелось. Отец обязательно спросит, как у него дела. У Ростика же не было ни малейшего желания ни о чем рассказывать. Ему вообще не хотелось ни с кем говорить. Хотелось, чтоб отец не заметил его возвращения: не услышал, как открылась и закрылась дверь, не услышал звона ключей в прихожей. Тогда Ростик мог бы в свое полное удовольствие злиться на весь мир, начиная с идиота Лешки и кончая психованным рыжим котом.

В тот момент, когда Ростик, сидя на кровати и пребывая в отвратительном настроении, вытаскивал из рюкзака учебники и тетради, открылась дверь его комнаты и в дверном проеме возникла фигура отца. Ростик как ни в чем не бывало продолжал извлекать содержимое рюкзака на кровать, а его отец так же молча какое-то время просто стоял и наблюдал за ним.

— Ну и с кем же ты сегодня повздорил? — спросил, наконец, он.

— Ни с кем, — буркнул Ростик.

— Я примерно так и думал. А точнее?

Ростику всегда казалось, что отец видит его насквозь. Отпираться дальше было бессмысленно.

— С другом, с сумасшедшим стариком из нашего двора и с котом.

Отец наклонил голову и поглядел на Ростика поверх очков.

— С каким еще котом? — удивленно поинтересовался он.

— С рыжим, — выдохнул Ростик.

— Дожились, — качнул головой отец. — Ну а кот-то тебе чем не угодил?

— Он сам начал, — выступил в собственную защиту Ростик. — Первый.

Отец снова посмотрел на сына поверх очков, но в этот раз с подозрением. Потом прокашлялся и заключил:

— Это, конечно, многое объясняет.

Ростик ничего на это не ответил. Он догадался, как глупо звучит его «кот первый начал», и вдруг понял, что ведет себя как дурак.

— Не понимаю, в кого ты такой уродился? — удрученно покачал головой отец. — Твоя мать была очень доброй женщиной. Она всегда старалась сделать счастливыми всех, кто был рядом с ней. А ты, Ростик, слишком уж неуступчивый, слишком гордый. Иногда ведь нужно и уступить.

Отец снова покачал головой, снял с носа очки и, протерев их носовым платком, водрузил обратно.

— Тебе обед разогреть?

Ростик хмуро посмотрел на отца.

— Нет, я есть не хочу.

Отец вздохнул.

— Ну, как знаешь. Тогда я пойду — у меня еще много работы.

Когда дверь за отцом закрылась, Ростик повернул голову и посмотрел на портрет мамы, который висел на стене, между книжных полок. Теперь он мог видеть ее лицо только на фотографиях.

Мама умерла недавно. У нее был рак. Но Ростик совсем не замечал, что она болеет: мама все время улыбалась и заботилась о них с отцом, как обычно. А однажды ее увезли в больницу, и оттуда она уже не вернулась. Ростик сразу поверил, когда отец сказал, что мамы больше нет. Он никогда прежде не видел, чтобы у отца был такой взгляд — совсем чужой.

Очень скоро отец решил, что им нужно переехать в другой город, и, дождавшись, пока у Ростика закончится учебный год, они так и сделали. Новая квартира, новая работа отца и новая школа Ростика — совершенно новая жизнь. Без мамы.

Но не только это изменилось. Отец начал к нему совсем по-другому относиться. Теперь он все время был недоволен Ростиком, постоянно в чем-то его упрекал, а у Ростика, как назло, все, за что он ни брался, получалось плохо. И все чаще отец смотрел на него так, будто сокрушался, думая про себя, что мама была бы разочарована таким сыном.

В новой школе у Ростика отношения с ребятами пока не ладились. Отец по этому поводу сильно беспокоился, но Ростик в таких случаях всегда отвечал, что это всего лишь первый год в новой школе и он просто не успел подружиться со всеми. На самом деле все было не так просто, но Ростику меньше всего хотелось, чтоб отец еще и по этому поводу читал ему нотации.

С Лешкой они сдружились, потому что жили в одном дворе и, когда Ростик только перешел в эту школу, одной дорогой ходили домой. Не делать же вид, что они не знакомы? К тому же они оба были просто помешаны на гонках и, когда выяснили это, стали смотреть их по телевизору вместе.

А теперь вот он и с Лешкой поссорился.

Весь вечер Ростик был занят уроками. Дважды в этот вечер звонил телефон, и Ростик втайне хотел, чтобы это был Лешка, хотя и старательно изображал равнодушие, каждый раз, когда из прихожей доносился звонок. Впрочем, и звонил вовсе не Лешка, а папины коллеги по работе.

Закончив с уроками, Ростик лег в постель, но еще долго не мог заснуть. Только он закрывал глаза, как ему мерещилось большое солнце, на которое медленно наползает тень, а из этой тени выпрыгивает огромный рыжий кот. В итоге Ростик ворочался с боку на бок без сна часа полтора, а то и все два.

Если бы он знал, что готовил ему завтрашний день, он очень бы постарался заснуть пораньше, чтобы хорошенько выспаться перед целой вереницей безумных событий, в которых ему суждено было сыграть далеко не последнюю роль.

Глава 2

НЕЗНАКОМЕЦ ПОД ЧЕРНЫМ ЗОНТОМ И ЛАВКА ГОСПОЖИ ГОВЕРЛЫ

Весь следующий день стояла хмурая погода, и было ясно, что к обеду или, может быть, позже, но непременно пойдет дождь. Из-за ожидания, когда небо рухнет на землю, день казался очень унылым и сумрачным. Хотя, возможно, дело было вовсе не в погоде, а в настроении Ростика. На всех уроках они с Лешкой просидели за разными партами. Причем, если Лешка на одном уроке подсаживался к одному однокласснику, а на другом — к другому, то Ростик весь день провел в гордом одиночестве. У Ростика ведь не было друзей, кроме Лешки. Однокашники считали его замкнутым и угрюмым и, очевидно, что так оно и было на самом деле. Но Ростик и сам не знал, как у него это получается — всех от себя отваживать. Впрочем, так ведь было не всегда. Раньше у него было много друзей — до того, как умерла мама и они с отцом переехали в другой город, а Ростик пошел в новую школу.

Когда прозвенел звонок с последнего урока, школьники лавиной устремились к выходу. Вслед за толпой Ростик вышел из здания школы и оказался на широкой площадке над лестницей у главного входа. Не обращая внимания на пробегающих мимо хихикающих девчонок, Ростик спустился вниз. На ходу он думал о том, что вчера они с Лешкой договорились вместе пойти в кино на фильм о гонках, который, впрочем, уже оба видели. Однако фильм был просто потрясающий, и им очень хотелось сходить на него еще раз, тем более что его как раз крутили в одном из кинотеатров города. Само собой разумеется, что договаривались ребята об этом еще до ссоры. Теперь же поход в кино, похоже, накрылся, удрученно думал Ростик, шагая вдоль школьного двора. Идти самому не хотелось, да и настроение было уже не то. Ничего не оставалось, как отправиться домой. Хуже нельзя было придумать даже нарочно. Вместо сногсшибательного фильма о гонках в кинотеатре — домашнее задание: инфинитивы всякие с перфектами и суффиксы с префиксами. Тоска зеленая…

Миновав школьный двор, Ростик уже хотел было свернуть на узкую асфальтовую дорожку, по обеим сторонам которой росли высокие деревья, из-за чего на тропе всегда было довольно темно, как вдруг увидел медленно плетущихся впереди одноклассников. В их компании был и Лешка.

Сначала Ростик хотел повернуть назад и пойти домой обходной дорогой — через школьное спортивное поле. Но потом передумал. Чего это вдруг он попрется длинной дорогой?! С какой стати? Пусть Лешка идет с кем хочет — ему, Ростику, до этого нет никакого дела. Он сам по себе.