Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Алекс Делакруз

Царетворец. Волчий пастырь. Книга четвертая

Глава 1

Герцогиня Алисия Альба, скрестив руки за спиной и замерев в неподвижности, стояла у панорамного окна ресторана La Terrazza отеля Portrait Roma. Взгляду ее открывались шикарные виды: поблизости, по левую руку, можно было наблюдать часть кремлевской стены и башни Арсенала; по правую руку возвышалось белокаменное здание Городской Думы, расположенное на другой стороне площади Республики, широким проспектом спускавшейся вниз к подножию Княжеского холма, откуда вдаль раскинулись северо-западные, самые престижные районы и предместья Новогорода. Если же устремить взгляд к горизонту, то в ясный день можно было заметить и белые пики Варгрийского хребта. Вот только ясных дней в Новогороде не было уже больше двух недель.

Ресторан La Terrazza, как и отель Portrait Roma, принадлежал Дому Альба. Алисия, на удивление, чувствовала себя здесь спокойно, как дома. Даже несмотря на то, что десять дней назад она была заочно арестована Трибуналом Конгрегации, и более того — именным указом тирана Фридриха лишена прав и привилегий фамилии. Империя сделала ее своим врагом, и осознание этого Алисию… несколько волновало, в который раз с удивлением оценила она свои весьма сдержанные по этому поводу эмоции.

Новогородский князь Александр, когда они впервые встретились с Алисией десять дней назад — на тайных переговорах при посредничестве жриц богини Живы, узнав об указе тирана Фридриха, только рассмеялся. «Не будем позволять таким мелочам мешать столь приятной беседе», — как сейчас помнила Алисия его слова. Впрочем, она была больше чем уверена, что сам доклад об указе Фридриха во время их встречи, как и реакция князя, — его вполне осознанное и выверенное действо. Князь принял решение и выбрал сторону в назревающем конфликте Императора и первого сословия.

После тех самых первых, тайных переговоров с князем, Алисия разместилась здесь, в отеле фамилии, покинув Священную рощу. Несса и Гаррет за ней не последовали — пользуясь гостеприимством жриц и дриад, отговорившись использованием для тренировок площадки закрытого полигона. Это были только слова — Алисия видела, что князю ни Несса, ни Гаррет полностью не доверяют. Особенно ему не доверял Гаррет, которому Рейнар оставил перстень, подтверждающий княжеский долг.

Но сегодня, сейчас, Несса находилась с Алисией рядом, расположившись за столиком за спиной опальной герцогини. Подумав о ней и коротко обернувшись, Алисия словно покинула пузырь безмолвия — на нее обрушилась вся гамма звуков, наполнявших зал ресторана. И это были непривычные здесь смех, музыка и звон посуды: отель Portrait Roma из-за его близости к Кремлю для проживания избрал бегущий от ледяного вторжения варгрийский нобилитет, а просторные залы ресторана La Terrazza стали постоянным местом сбора вырвавшегося из окружения Стужи офицерского корпуса варгрийской армии. Варгрийцев в Новогороде теперь было много, очень много; и это были не беженцы — которые в большинстве уходили дальше на восток, а в основном военные.

В Новогороде сейчас создавался Варгрийский корпус, буквально на ходу собираемый из вырвавшихся из окружения в южном направлении частей, а также свежих подразделений, спешно перебрасываемых с востока на новогородский участок фронта. Вторая варгрийская армейская группировка, также формирующаяся из избежавших разгрома частей и прибывающих с востока подкреплений, сейчас находилась на севере, у городов-крепостей Ратибор и Бранибор.

Ледяное вторжение развивалось стремительно — за какую-то неделю Варгрийское царство, западная его часть, оказалось захвачено, столица взята с ходу, а кесарь числился пропавшим без вести — последний раз его видели во дворце во главе личной гвардии, готовящимся к обороне. В Республике дела обстояли не намного лучше — линия укрепленной обороны новогородской Пограничной стражи оказалась прорвана во многих местах, и полчища ледяных демонов уже стремительно катились к столице.

Алисия, сбросив отрешенное состояние, теперь прекрасно слышала суету за спиной, перекрикивания офицеров и резкие команды: в ресторане, с ее (формального) позволения, по просьбе княжеской администрации теперь базировался штаб новосозданного Варгрийского корпуса. А в малом зале, в котором сейчас находилась Алисия, располагался штаб буквально вчера сформированной оперативно-тактической группы, костяк которой составляла прибывшая в Новогород совсем недавно бригада черных егерей.

Все вокруг делалось в спешке, практически на бегу. Была причина: приближение ледяной орды можно было видеть уже невооруженным взглядом. Алисия, стоя у окна, сейчас прекрасно наблюдала, как всю линию горизонта занимает видимая еще со вчерашнего дня стена магической бури. Она надвигалась на Новогород медленно, но неотвратимо; клубящаяся от земли до самого неба темная чернильная пелена, неумолимо приближаясь, стелясь по земле, словно огромными щупальцами уже обхватывала город, надвигаясь на предместья.

На улицах Новогорода, несмотря на зримо приближающуюся опасность, в последние дни воцарилось удивительное спокойствие — люди приняли происходящее с фатализмом, готовясь принять или бой, или судьбу. Настоящая, во многом даже бесстыдная, обнажающая все грязные стороны человеческих душ паника, царила лишь в ярком своими внешними блестками полусвете общества. Обладающие богатством, но не обладающие моральными и правовыми обязанностями по отношению к государству люди в основном пытались сбежать от надвигающегося вторжения, некоторые из них просили обеспечить свою защиту или эвакуацию, а в отдельных случаях кто-то из этой когорты полусвета даже имел наглость говорить и что-то требовать таким тоном, как будто в сложившейся ситуации их мнение и слова имели истинный вес и авторитет.

Князь дистанцировался от этой части общества, демонстративно не замечая, в республиканском правительстве «весь этот петушиный бомонд», как вскользь и точно охарактеризовал сие сборище Гаррет, практически не слушали, гильдейский и цеховой люд всерьез яркий полусвет не воспринимал, позволяя себе циничные насмешки. Бежать же, несмотря на наличие средств, паникерам было некуда: портальные станции стояли пустые, персонал — как хранители, так и тамплиеры, перед деактивацией порталов организованно эвакуировались.

Впрочем, Алисия знала, что в Новогороде осталась пара десятков ренегатов из числа тамплиеров, а также несколько хранителей, причем один точно из самого высшего круга. Но переданную ими информацию о внезапном уходе ордена князь пока не распространял даже среди первого сословия — и Алисия не знала, что именно перебежчики рассказали о причинах спешной эвакуации персонала портальных станций.

Впрочем, перед лицом надвигающейся угрозы это мало кого интересовало в первую очередь. Камни Силы на портальных станциях оказались выведены из строя целиком и полностью, так что возможность оживить порталы просто отсутствовала. И в такой ситуации, когда бежать из Новогорода оставалось только по направлению к Дикому полю или незаселенному варгрийскому востоку, где обитали твари не лучше демонов Стужи, всех гораздо сильнее интересовали иные темы. На первой план информационной повестки вышли темпы продвижения вторжения, количество и боеспособность стягиваемых к столице частей республиканской и варгрийской армий, подразделений Пограничной Стражи, сводных отрядов Гильдии Авантюристов и количество прибывших на данный момент в Новогород наемных отрядов.

Последние дни даже отголоски паники петушиного бомонда раздавались уже не так громко, как в самом начале ледяного вторжения. Часть паникующего общества все же уехала по дорогам общего пользования на варгрийский восток, часть, не своей волей, заехала в каталажки. Княжеская охранка в момент повышения панического воя до крещендо, в наивысшей его точке — когда в общественном пространстве началась открытая критика армии и республики, начала действовать быстро и безжалостно, пресекая брожение умов.

Новогород в последние дни, в сравнении с первыми — когда начали приходить ужасающие вести, заметно притих. Столица готовилась принимать самый главный бой за всю свою историю. В городе сейчас была сосредоточена основная часть вооруженных сил Республики, усиленная варгрийскими частями, все гильдии и цеха сформировали отряды ополчения, а с востока, из Диких Земель, постоянно прибывали сводные отряды варгрийских черных егерей. Как раз сейчас за спиной Алисии егерский полковник зычно и резко отчитывал гильдейских снабженцев, обещая тем в случае промедления совершенно непечатные и вредные для физического и психологического здоровья последствия.

В этот самый момент, когда крики варгрийского полковника стали совсем громкими, а гильдейские снабженцы были готовы упасть в обморок, к Алисии подошла Несса и мягко ее приобняла со спины.

— Дорогая, мне кажется, если нам отсюда сваливать, то уже пора, — перекрывая зычный голос полковника, произнесла Несса Алисии на ухо.

Несса говорила спокойно. Она не волновалась, не боялась. Просто напоминала. Обернувшись и встретившись с лучащимся желтым солнечным отсветом ее глаз, Алисия согласно кивнула.