logo Книжные новинки и не только

«Корона за холодное серебро» Алекс Маршалл читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Алекс Маршалл

Корона за холодное серебро

Всем моим соратникам-варварам



Часть I

О желаниях смертных

Дружба — дочь добродетели. Злодеи могут быть сообщниками, но не друзьями.

Франсиско Гойя. Комментарий к «Невероятно!» («¡Quién lo creyera!») из «Лос капричос» (1799)

Глава 1

Все шло просто прекрасно — до самой резни.

Кавалерия сэра Хьортта, две сотни копий, веером рассыпалась по деревушке, занимая позиции между фахверковыми домиками на кривых тропинках, назвать которые улицами мог бы только самый великодушный из землемеров. Боевые кони замедлили шаг и остановились практически одновременно; всадники сидели в седлах напряженно и прямо, похожие на копья, притороченные к их стременам. Стоял не по сезону теплый осенний день, и после долгого марша по круто уходящей вверх долине солдаты и кони равно истекали потом, но все же никто из воинов не снял бронзовый шлем. Оружие, доспехи и сбруя сияли под ярым горным солнцем; чуть поблекшая алая ткань плащей прикрывала неизбежные пятна ржавчины — кавалерия словно выехала прямиком из сказки или соскочила с какого-нибудь гобелена в доме старосты.

По крайней мере, такой она казалась деревенским жителям, подглядывавшим в щели ставен. В глазах же полковника сэра Хьортта всадники были конными головорезами, наемной шантрапой, которой едва достает мозгов исполнять то, что им приказывают. Если бы рыцарь мог научить боевых псов ездить на лошадях, то предпочел бы их этому сброду — вот такое доверие питал он к кавалерии Пятнадцатого полка. Не сказать, что великое доверие. Точнее, почти никакого.

Он не особенно любил и собак, но псу хоть можно доверять, даже если он только и умеет, что лизать себе яйца.

Деревушка раскинулась на последнем клочке луга перед смычкой двух крутых лысоверхих гор. Сумрачный лес, стоявший вокруг нее, напоминал капкан, расставленный глухоманью на неосторожного путника. Типичная горная деревня на Кутумбанском хребте, с одной лишь низкой каменной стеной, чтобы не пропускать волков и сдерживать мелкие лавины, которые окружающие горы наверняка сбрасывали на жилища, когда таяли снега.

Сэр Хьортт провел свой отряд прямиком через ворота в стене и вверх по главной дороге к самому большому дому в деревне. Пожалуй, только величиной он и отличался в выгодную сторону от остальных. Постройка окружена разросшимся шиповником, фасад из красного кирпича — в каких-то два с половиной этажа, без окон, расчленен каркасом из черных бревен. Замшелая соломенная крыша вздымается ведьминским колпаком, а ровно по центру расположены огромные двустворчатые двери, похожие на рот и достаточно высокие и широкие, чтобы два всадника проехали бок о бок, не снимая шлемов.

Пока сэр Хьортт добирался до бреши в изгороди перед домом, одна из дубовых створок была приотворена, но, едва он заметил эту деталь, дверь будто сама собой захлопнулась.

Сэр Хьортт улыбнулся и, натянув поводья перед кустами шиповника, выкрикнул, до предела понизив свой баритон:

— Я, сэр Эфрайн Хьортт Азгаротийский, командир Пятнадцатого кавалерийского полка Багряной империи, приехал посовещаться с женой старосты. По дороге мне встретился ваш староста, и пока сей господин отдыхает в моем лагере…

Позади раздался смешок, но сэр Хьортт, обернувшись в седле, не разобрал, кто из его воинства совершил проступок. Хихикнуть мог даже кто-нибудь из двух его личных цепных телохранителей, остановивших коней у колючей изгороди. Он одарил обоих стражей и других ближайших всадников испепеляющим взором, который перенял у отца. Дело предстоит вовсе не смешное, и это должно быть ясно по тому, как сэр Хьортт обошелся с сиволапым старостой этой дерьм… деревеньки.

— Кхм. — Сэр Хьортт снова повернулся к дому и попробовал еще раз: — В то время как ваш староста отдыхает в моем лагере, я принес новости величайшей важности. Я должен поговорить с женой старосты незамедлительно.

И что? И ничего. Вся деревня молча, испуганно, исподтишка наблюдала за ним — он ощущал это больными ляжками, — но никто не осмелился выйти на улицу, чтобы помешать или помочь. Что за жалкие отродья эти крестьяне!

— Я повторяю снова! — воззвал сэр Хьортт, шпорами направляя коня во двор и приближаясь к двустворчатым дверям. — Как полковник Багряной империи и рыцарь Азгарота, я должен быть принят семьей вашего старосты, иначе…

Обе створки распахнулись, и волна огромных кудлатых существ хлынула на двор — они окружили азгаротийца прежде, чем тот успел податься назад или вытащить меч. Он услышал приглушенные колокольцы — очевидно, сигналившие, что засада удалась, потом голодное хрюканье стада и…

Скотина тупо топталась вокруг него, обнюхивая боевого коня широкими скользкими носами, однако теперь, вырвавшись из узилища, не выказывала ни малейшего намерения продолжать буйство.

— Ой, извините-простите, сэр, — послышался горский говорок, и среди скотских боков показалась маленькая бледная рука, поднявшаяся из животного моря, как будто некий утопающий делал последнюю отчаянную попытку уцепиться за плавающее бревно.

Потом она ухватилась за черную шкуру, и белобрысый мальчуган лет десяти или двенадцати ловко выметнулся вверх из толчеи, приземлился на широкую спину горной коровы и развернул зверюгу мордой к сэру Хьортту с той же легкостью, с какой азгаротиец управлял боевым конем. Но сия демонстрация искусства и ловкости не произвела на рыцаря особого впечатления.

— Жена старосты, — сказал сэр Хьортт. — Я должен встретиться с ней. Сейчас же. Она в доме?

— Наверное, — ответил мальчик, оглядываясь, — без сомнения, он выяснял положение солнца относительно гор, стеной возвышающихся над деревней. — Извините еще раз насчет моих коров. Бесятся, сэр: приходится рано их загонять из-за рогатого волка, которого видели за пару долин отсюда. А я… э-э-э… не запер дверь хлева как следует.

— Шпионил за нами? — спросил сэр Хьортт.

Мальчишка заухмылялся.

— Возможно, на этот раз тебе это сойдет с рук, если вытащишь хозяйку из дома.

— Старостиха, наверное, у себя, сэр, наверху, но мне туда больше нельзя из-за моего скверного поведения, — сообщил мальчишка с явной гордостью.

— Это не ее дом? — Хьортт подозрительно оглядел строение.

— Нет, сэр. Это хлев.

Новый смешок из вероломного войска, но сэр Хьортт не доставит тому, кто издал этот звук, удовольствия увидеть, как полковник вторично обернется в седле. Он найдет поганца после того, как будет выполнена боевая задача, и тогда подчиненные поймут, что бывает за насмешки над командиром. Как и остальные части Пятнадцатого полка, кавалерия, видно, считала своего нового начальника зеленым юнцом, поскольку ему и двадцати не исполнилось, но скоро он докажет, что «юный» и «зеленый» — не обязательно близкие понятия.

Теперь, когда местный чемпион езды на коровах вступил в беседу с пришельцами, веселенько раскрашенные двери начали приоткрываться и самые храбрые жители крадучись выбрались на крыльцо, явно изумленные появлением имперских солдат посреди их деревни. Сэр Хьортт довольно крякнул — прежде кругом было так тихо, что он уже начал задумываться, не дошел ли до местных каким-то образом слушок о его приближении и не разбежались ли они по горам.

— Тогда где же дом старосты? — спросил он, прожигая парнишку суровым взором; поводья скрипнули в латных перчатках.

— Видите вон там дорожку? — указал тот на восток.

Проследив за его пальцем вдоль по проулку, мимо длинного общинного дома, сэр Хьортт заметил маленькую калитку в деревенской стене, а за ней едва заметную тропку, убегающую вверх по заросшему травой подножию самого крутого пика.

— Мою трубу, Портолес, — приказал сэр Хьортт, и телохранительница подъехала к нему.

Сэр Хьортт понимал, что, если бы вез бесценный предмет в собственной седельной суме, кто-нибудь из бандитов-солдат, скорее всего, нашел бы способ его стащить, но даже последний дурак не рискнул бы обокрасть дюжую боевую монахиню. Она подала трубу, и сэр Хьортт вытащил тяжелый ястроглаз из футляра; это был единственный за всю жизнь отцовский подарок, не являвшийся оружием, и полковник наслаждался каждым случаем им попользоваться. Найдя тропинку, он пробежал по ней взглядом — вверх по лугу, до того места, где она уходила в окружавший деревню лес. Заросли желтеющих осин вклинивались между соснами и елями, и полковник, поведя ястроглазом вверх, увидел, что эта жилка золота продолжает бежать в гору, покрытую в основном хвойными деревьями.

— Видите? — произнес маленький пастух. — Они живут там, наверху. Недалеко.

* * *

Сэр Хьортт достиг кажущейся вершины и прислонился к дереву. Тонкий ствол прогнулся под его весом, медные листья зашелестели от прикосновения, белая кора оставила пыль на плаще. Череда поворотов, врезанных в забирающий все выше и круче склон горы, стала слишком опасной, чтобы ехать верхом, а потому сэр Хьортт и двое его телохранителей, брат Икбал и сестра Портолес, продолжили подъем по гранитным уступам пешком. У рыцаря не шли из головы мысли о возможной засаде, но ничего опаснее колибри на пути не попалось, и теперь, когда глаза привыкли к странно рассеянному свету этой последней рощицы, он увидел скромный свежепобеленный дом, угнездившийся на краю очередного скального уступа.