logo Книжные новинки и не только

«Берсерк забытого клана. Обратная сторона Войны» Юрий Москаленко, Алекс Нагорный читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Алекс Нагорный, Юрий Москаленко

Берсерк забытого клана. Обратная сторона Войны

Интермедия первая. О дочках и матерях

В резиденции Потёмкиных, в славном городе Ставрополе, что на Волге, вновь наблюдается накал внутренней атмосферы. Однако, на сей раз причина всеобщего беспокойства многочисленных слуг кроется не в гневе одиозной графини, Полины Николаевны, а в её упадническом настроении. Люди сейчас не боятся свою госпожу, а искренне ей сочувствуют.

В начале, по возвращению с бала, графиня вдруг стала подавленной, что с ней часто случалось последнее время. Немного позже девушка и вовсе уединилась в своей любимой комнате, которая расположена на самом верхнем этаже прекрасного особняка в центре города. Там она и закрылась, стараясь скрыться от всего мира, став добровольной затворницей.

И это продолжается вот уже вторую неделю кряду. Но оно и понятно, ведь ситуация вокруг Полины Николаевны не однозначна, и в особенности после бального скандала, о котором не говорит лишь немой в городе Ставрополе, да и не только.

Егор Дмитрич Резник, её верный поверенный, проводил взглядом служанку, прошедшую с подносом к комнате госпожи. На лёгкий стук в дверь последовал удар изнутри, сопроводившийся звоном разбитого стекла.

— Вот-те и на, — девушка в форменной одежде озадаченно покосилась на поверенного. — Егор Дмитриевич, ну хоть вы повлияйте на нашу госпожу, — посетовала она, искренне качая головой. — Ну право же, нельзя так долго не есть. Я поднос тут оставлю, — она поставила на столик красивую вещь, сервированную изысканным сервизом из фарфора. — Тут чай, ну и… Ой!

Перед ней появился дворецкий. Этот непробиваемый седовласый мужчина неопределённого возраста никогда и ничего не выражал в мимике. Он лишь вскинул бровь и оценил степень удручённого состояния служанки. Да и поверенный его не впечатлил настроением.

— Её сиятельство прибыли, — объяснил он причину своего появления.

— Ну, наконец-то! — Резник поднялся с кресла у входа в покои своей госпожи. — Думаю, что прибытие Елизаветы Степановны случилось как нельзя вовремя…

С этими словами он спустился в атриум особняка, где и встретил матушку своей госпожи, графиню Потёмкину Елизавету Степановну. Весьма одиозную личность, имевшую личное, дружеское знакомство с государыней, Великой Императрицей Марией Генриеттой Романовой. Так уж сложилось, что и государево покровительство Потёмкиных напрямую связано с этим знакомством.

Властная женщина скинула с себя дорогую соболью накидку, которую подхватил расторопный слуга и окинула Резника грозным взглядом.

— Где она? — коротко поинтересовалась дама.

— Ваше сиятельство, — поклонился он. — Полина Николаевна сейчас…

— Хотя, постойте, Егор Дмитриевич, — Елизавета Степановна остановила начавшего говорить поверенного. — Просто, проводите меня к ней, и на этом пока всё!

— Прошу Вас, следуйте за мной, — Резник поклонился, развернулся, и, уже в который раз, зашагал по направлению к лестнице атриума, ведущей к верхним этажам особняка…

Полина лежала на кушетке в комнате и безучастно смотрела в потолок. Мысли её путались, так как ситуацию девушка не контролировала. Ей опостылел мир. Предательство человека, который…

Х-м. А как она к нему относилась всё это время? Да вот так и относилась. Только теперь ей вдруг стало понятно, что она влюбилось в этого молодого князя Рюрика. И чтобы это понять, понадобилось случиться горю. Точнее, приходится переживать позор и унижения, но вот почему она злится не на него, а на вульгарных княжон.

Ещё и их родители, Главы Великих Кланов намекнули о предпринятых шагах в отношении Рюрика. Господа кого-то направить желают в самую гущу войны, чтобы мстить её суженному. Ну, на то есть весомый контраргумент, коим она обязательно воспользуется. Такой, например, как добрые связи в командовании Имперской Армии в среде высочайших чинов.

Услышав шаги за дверью, графиня приготовилась кинуть что-нибудь из вещей, отметив, что бьющихся предметов почти не осталось в её любимой комнате. Но стука, положенного при визитах прислуги к хозяйке, графиня не услышала. Лишь только шорох вскрываемых магических запоров раздался от двери, а потом хруст осколков под ногами вошедшего человека.

— Итак, голубка моя, поднимайся и приведи себя в тот вид, что соответствует твоему положению и статусу, — раздался желанный и участливый голос матери, заставивший Полину вскочить.

— Мама-а? — девушка бросилась навстречу строгой женщине, пренебрегая всеми допустимыми правилами этикета. — Я… Я… Мне так не хватало тебя… ф-фь, — Полина всхлипнула, обняла свою матушку, они обе сели и замолчали.

Посидев обнявшись всего несколько минут, Елизавета Степановна отстранила единственную дочь, унаследовавшую всё самое достойное от великих предков.

Необыкновенная красавица, с непревзойдённым талантом производственника и невероятной деловой хваткой. Она и её мать, это всё, что осталось от великой династии, если не считать многие мануфактуры и оружейные производства по всей Руссии. Мужской характер и ранимая девичья душа? Как это смогло в ней сочетаться! Мать впервые посмотрела на дочь, как на влюблённую девочку и сердце её оттаяло, ведь она примчалась в Ставрополь чтобы учинить разнос своему чаду.

— Итак, душа моя, — серьёзно проговорила Елизавета Степановна. — Сейчас ты всё мне расскажешь, и я не буду считаться великой, если не разложу всё по полочкам. Тут пахнет не только личностными амбициями некоторых вельмож, но и, возможно заговором, с целью дестабилизации обстановки с производством оружия, проходящего армейские испытания, и уже отличившегося своими великолепными показателями, — заявила она, имея ввиду частичку политической подоплёки скандала. — Кстати, я не одна слышала о помолвке, которую заочно поддержала. Даже Великая Государыня положительно о ней отзывалась, но что-то пошло не так. Великие Кланы препятствуют вашему союзу по непонятной причине… Х-м… Посему, дорогая моя девочка, я прошу остудить голову и всё мне поведать, — старшая из Потёмкиных завершила свой вступительный монолог, и приготовилась выслушать откровения дочери.

— Всё началось на балу, что случился по осени в Академии Боевых Рун, — начала долгое повествование Полина Николаевна. — Тогда, я только предполагала о знакомстве с Князем Рюриком, чьи таланты поразили всех мастеров оружейников Руссии, и совсем не представляла о помолвке…

Спустя два с лишним часа эмоционального повествования, Елизавете Степановне почти всё стало ясно. Ну, или почти всё. А по завершении рассказа, в котором дочь не постеснялась и поведала матери даже о том постыдном случае в поезде, графиня улыбнулась.

— Ну что, же, — она подобрала с пола ажурный колокольчик. — Выпьем чаю, горюшко моё, луковое, — добавила старшая графиня.

Появившиеся слуги моментально навели порядок, приведя комнату молодой девушки в изначальное состояние. Всё побитое и поломанное восстановили и перед двумя госпожами появился столик, накрытый чайным сервизом.

— Мама, и что мне делать? — взмолилась Полина. — Ну, я никак не могу представить себе, что Феликс способен на такую низость! Нет, ну ладно с девками гулящими, которые для того и созданы, но тут княжны!? — она сделала аккуратный глоток. — И как же теперь на людях мне показываться? Плюют все в спину…

— Ну-у-у, дорогуша, — покачала головой мудрая женщина. — Это мужчины, кобели, если между нами девочками правильными словами вещи называть, — Елизавета Степановна отметила, как улыбнулась её дочь, на такое вот, откровенное заявление. — А что он сам говорит?

— В смысле? — Полина отпрянула от столика и недоуменно посмотрела на мать. — Я не говорила с ним!

— А зря, — старшая Потёмкина пожала плечами. — Не глупи, и не строй из себя строптивую дурочку. Отправляйся к нему, поговорите, и всё станет ясно.

— Но-о? Там же война! — Полина округлила глаза.

— А и что? — отмахнулась Елизавета Степановна. — Ты ли не графиня с железным характером, и разве ты не возглавляешь самые большие производства оружия? Да и муж там твой, будущий! Я дам тебе самый старый из портальных свитков, но ты не затягивай с отправкой, — добавила она, сочтя вопрос решённым. — Поговаривают, что Великий Магический Разлом потерял стабильность, в кое-то веки, и теперь затрудняет портальные переходы…

Тук-тук-тук…

— К Полине Николаевне прибыла графиня Татищева, — заявил дворецкий, нарушив уединение матери с дочкой. — Её сиятельство настаивает на встрече, так как это связано с вашим будущим мужем, Князем Рюриком, — добавил он и исчез за порогом.

— Ну вот, — мать взмахнула в сторону двери. — Уже хорошие известия, говорящие о том, что он о тебе думает. Я побуду при вашем общении, если ты мне позволишь? — попросила старшая Потёмкина.

— Конечно! Но… Если графиня Татищева не станет настаивать на конфиденциальности разговора, — добавила Полина и они обе воззрились на вновь открывшуюся дверь.

На входе появилась девочка с большим саквояжем в руке, сопровождаемая учтивым поверенным.

— И всё же, — Резник продолжил уже начавшийся диалог. — Надежда, позвольте я помогу вам с ношей, — настаивал Егор Дмитриевич, пытаясь взять саквояж в свою руку. — Я настаиваю!