Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Алекс Орлов

Атака теней

1

Малый грузовой корабль «Макун-Оссель», пилотируемый Джереми Джином и его помощником Гакетом, включив торможение, переходил на орбиту Акинареса, второй по населенности планеты сектора В.

Вокруг планеты было довольно оживленное движение, поэтому Джереми решил прибегнуть к помощи автоматической диспетчерской службы порта. Эти услуги обходились недешево, зато надежно застраховывали от возможного столкновения при посадке и взлете.

— Акинарес, я грузовой борт 22-12-489 класса «паук». Следую эшелоном на пятьдесят четыре градуса три минуты. Прошу выделить посадочный вектор.

— Борт 22-12-489, сбросьте скорость на четыре процента и приготовьтесь к захвату посадочного вектора, — отозвался стилизованный под женский голос компьютера порта Акинарес.

— Я 22-12-489, к захвату вектора готов.

— Ваш вектор — 4, 9, 2.

— Понял вас — 4, 9, 2… — Джереми ввел цифры в компьютер, и корабль немного покачнулся, когда посадочный вектор порта взял управление на себя. Теперь, когда штурвал был в надежных руках, можно было расслабиться.

— О, командир, — мечтательно протянул Гакет, — сейчас разгрузимся, и в гостиницу.

— О чем разговор. Но чтобы обязательно там была баня. Я без бани не могу.

— Все организуем, командир. И баню, и массаж, и закуску, и девушек…

— Это дело меня интересует меньше всего. Я же демобилизован по ранению. По серьезному ранению. — Джереми поднял вверх указательный палец. — Разве забыл? А вот кости попарить и закусить хорошенько — это пожалуйста…

— Что-то я не припомню, чтобы ваше ранение, лейтенант, мешало вам общению с Люси.

— Ну… Люси — это особый случай. Для нее никакое увечье не может служить оправданием… И вообще, Гакет, я же просил тебя больше не называть меня лейтенантом.

— Прошу прощения, командир, но Люси вы позволяли называть себя так.

— Она знала меня еще бравым «корсаром» в сногсшибательной черной форме.

— Грузовой борт 22-12-489, — снова раздался голос автоматического диспетчера, — через две минуты вам будет выделена посадочная площадка. Наш космопорт обслуживает ремонтно-заправочная фирма «Скотт и сыновья». У нас вы можете заказать заправку всеми видами топлива, окраску корпуса и покрытие термозащитным слоем, а также установку более мощных двигателей и оснащение легким вооружением, разрешенным уставом гражданского и грузового флота. Какое техническое обслуживание из перечисленного необходимо вашему судну?

— Нашему кораблю необходимо следующее: полные баки «маг-экстра», двойное термоотражающее покрытие и установка двух двигателей «Сильвер-Динамик-4000»…

— Отличный заказ! Для проверки вставьте вашу кредитную карточку в гнездо…

— А так все хорошо начиналось, командир… — покачал головой Гакет.

— Ничего не поделаешь, — вздохнул Джереми и, привстав с кресла, вставил карточку в гнездо на пульте управления. Послышалось жужжание, и снова раздался голос диспетчера:

— Сожалеем, мистер Джин, но мы можем предложить вам только заправку «марка-5» и покрытие термозащитным слоем половины корпуса.

— Благодарю вас, только заправку, — ответил Джереми.

Между тем корабль, ведомый посадочным вектором, мягко сел на приготовленные опоры, и двигатели отключились.

— Назовите, пожалуйста, грузополучателя, — раздалось в тишине.

Джереми вытащил из нагрудного кармана сложенный вчетверо лист бумаги и, развернув его, прочитал:

— Э-э… Сельскохозяйственный кооператив «Мако»…

— Благодарю вас, заправка и разгрузка вашего судна будет закончена через час. Всего хорошего…


Джереми и Гакет покинули свой корабль через боковой люк и направились к выходу из посадочного бокса. Поднявшись по железной лестнице на два десятка метров, они оказались на металлическом ярусе, с которого хорошо было видно, как заправочная команда в желтых комбинезонах хлопочет около их «Макун-Осселя», а возле кормы судна крутятся на своих карах грузчики.

С яруса Джереми и Гакет вышли на свежий воздух и оказались на длинном железном мосту, протянувшемся от космопорта к городу. Он висел на пятидесятиметровых опорах, установленных прямо в море. По мосту в обе стороны двигались люди и автомобили. Погода стояла отличная, солнечный свет отражался от поверхности воды, снизу доносились гудки танкеров, соперничавшие с ревом двигателей заходивших на посадку космических грузовиков.

— Дойдем до первого бара, командир, и попробуем местного пива, а то в горле пересохло. Сейчас по местному времени одиннадцать часов утра, а уже жарища какая. — Гакет снял куртку и остался в одной футболке. — А природа здесь красивая, — добавил он, обводя рукой берег, украшенный ровными рядами местных кипарисов.

— Еще бы. Все Сообщество ест финики, инжир, кутай-по и другие сладости, выращенные на планетах сектора В. А уж какой у них тут отдых… Море сам видишь какое теплое… А вон там подальше — пляж. Песочек горячий, девушки в бикини. Все как ты любишь, Гакет.

— Командир, а может, отложим баню и массаж на вечер, а сейчас рванем прямо на пляж? — Помощник проявлял явное нетерпение.

— И местное пиво тоже отложим на вечер?

— Нет, пиво откладывать не будем, а то пить очень хочется…

Они одолели по мосту последние двести метров и зашли в припортовый бар.

Несмотря на ранний час, бар был заполнен рабочими и командами грузовых судов. Джереми и Гакету с трудом удалось найти для себя свободные места у дальнего конца стойки, и, усевшись на неудобные высокие стулья, они заказали себе пива.

В баре было довольно уютно, несмотря на большое количество народа. Кондиционированный воздух приятно охлаждал разгоряченные на улице тела, а холодное пиво довершало процесс расслабления.

— О, как хорошо, командир, — произнес Гакет, заказав после выпитого пива еще бутылку. — Я даже не уверен, что мне нужно идти на пляж…

— Зато я уверен. Сейчас выпьем по второй и пойдем на улицу. Найдем дешевых пирожков с печенкой и двинем на пляж. Там совершенно бесплатно можно помыться в кабинках.

— Что, неужели наши дела так плохи?

— Это зависит от того, как быстро мы найдем на бирже подходящий заказ. Пока наша посудина стоит на причале, она поедает деньги за парковку, и нам хочешь не хочешь придется снова взять убыточный заказ, когда нас выгонят из порта за неуплату.

— Значит, снова живем на пирожках с печенкой, а спать возвращаемся на корабль?

— Правильно понимаешь. И ночевать лучше одним, а то угощения для гостей стоят очень дорого. Улавливаешь?

— Улавливаю, командир. Надеюсь, что на этот раз мы урвем самый лучший заказ в этом порту.

Капитан Джин с помощником допили пиво и, пережевывая дармовые соленые орешки, поднялись со своих мест.

— Эй, ребята, сдается мне, что вы только промочили горло — и тут же снова в пекло… — Дорогу загородил невысокого роста улыбающийся человек. — Только я вас нашел, чтобы переговорить, а вы уже уходите…

— Нам пора идти на биржу, мистер… — пояснил Джереми. — Дела не ждут.

— Меня зовут Алонсо Буин, я представитель фармацевтической компании «Ветаско», а вы, если не ошибаюсь, и есть Джин и Гакет, команда «Макун— Осселя». Если не возражаете, я вас угощу и вкратце изложу содержание моего предложения.

— Пожалуйста, мистер Буин. Мы вас выслушаем, только уж очень здесь тесно. Давайте найдем другое место.

— О, нет ничего проще… — Буин жестом подозвал второго бармена. — Франко, организуй нам столик и сервируй как положено — ну, ты знаешь…

Франко выгнулся в поклоне, зажимая в руке банковский жетон достоинством в 0,5 кредита. Все так же кланяясь, он попятился и, развернувшись, понесся между столиков к просторной нише в глубине зала. Там он ухватился за огромную кадку с пушистым комнатным деревом, выволок ее и задвинул в угол зала. После этого исчез на минуту в подсобном помещении и возвратился со столиком; вслед за ним шел рабочий кухни, катя сервировочную тележку, уставленную угощениями. И все это произошло за то время, что Буин вел Джина и Гакета через весь зал к нише.

Представитель «Ветаско» не начинал разговора, пока все не пропустили по стаканчику светлого ячменного пива и не угостились чипсами из золотистых креветок.

— Мне необходимо срочно доставить груз на Ренату. Из-за пожара на главном сырьевом складе мы остались без одного из основных компонентов. Под угрозой срыва крупный заказ на поставку лекарств. Вот почему я решил обратиться к вам.

— Но здесь полно грузовиков, мистер Буин. Некоторые из них готовы на любую работу, — сказал Джереми.

— К сожалению, мистер Джин, я не могу воспользоваться услугами этих экипажей. Все они приписаны к портам секторов А и В. Я уже не говорю о судах Республики. Людям с такой репутацией я не доверил бы и доставку мороженой рыбы, не говоря уже о дорогостоящем сырье. К тому же я сомневаюсь в профессионализме их пилотов. А вы, как я понимаю, побывали во всех уголках Сообщества.

— Не то чтобы везде, но уж поколесили, это точно. А какое у вас количество груза? — поинтересовался Джереми.

— Груз небольшой — четыре тонны.

— Наш корабль берет двенадцать, и нестись на край света с пустыми трюмами нам невыгодно, — вставил Гакет.

— Вполне разумно, и поэтому я оплачу вам доставку двенадцати тонн, а не четырех.

— Очень заманчивое предложение, но мне все же кажется немного странным, мистер Буин, что вы обратились именно к нам. Мы только-только выбрались из кабины, — заметил Джереми.

— Осторожность в наше время совсем не лишнее качество для капитана корабля, мистер Джин, но вы можете проверить списки регистрации прибывающих в порт судов и убедитесь, что ваш корабль единственный, прибывший из Центрального Сообщества. Остальные — местные…

— Срочный перелет в обратную сторону, да без отдыха… Это будет стоить недешево… — начал набивать цену Джереми.

— Да, и еще этот пояс астероидов на пути к центральным мирам, — подключился Гакет. — Придется идти по маякам, на обходной путь времени у вас нет, так я понимаю?

— Господа, я представляю себе предстоящие трудности и думаю, что приемлемой будет цена в пять тысяч кредитов…

Гакет от услышанной цифры перевернул на себя стакан черного пива, а Джереми покрылся испариной, но продолжал потягивать пиво как ни в чем не бывало. Допив стакан, налил себе еще. И только допив следующий, перевел взгляд на Алонсо Буина:

— Это хорошая цена, мистер Буин, но боюсь, что вы не в полной мере представляете себе сложность этого перехода… — Здесь капитан Джин сделал паузу, во время которой было отчетливо слышно, как Гакет саданул своего капитана под столом ногой.

— В таком случае, господа… — ответил Буин, — я даю десять тысяч кредитов наличными немедленно, и завтра утром вы должны стартовать.

— Приятно иметь с вами дело, Алонсо, — улыбнулся Джереми, и они с Буином пожали друг другу руки.

— Надеюсь, вы не в обиде на меня, капитан, что я ударил вас под столом, но я и от первой цены ошалел, а когда вы полезли в бутылку… — стал объясняться Гакет, когда заказчик ушел.

— Я был готов доставить груз и за восемьсот кредитов, но, когда он так легко произнес «пять тысяч кредитов», я понял, что можно выжать и больше. Хотя то, что он удвоит цену, да еще даст наличными, я не ожидал.


Капитан и его помощник сидели в каюте на койках и перекладывали на столе с места на место десять пластиковых жетонов по тысяче кредитов.

— Благодаря наличности, Гакет, мы не уплатим Государственному казначейству Сообщества налогов на две с половиной тысячи кредитов…

— Мы не настолько богатые люди, капитан, чтобы платить налоги.

— Несмотря на свою молодость, Гакет, ты иногда говоришь разумные вещи. И почему, интересно, ты бросил университет?

— Меня вычеркнули из списка АПР…

— Я не очень хорошо представляю, что это такое — АПР. Это еще одна НСБ?

— Нет, командир, это намного более засекреченная и масштабная организация. Их бюджет примерно в сто раз превышает бюджет Национальной Службы Безопасности.

— Вот это да! И чем же занимается этот монстр и на что тратит денежки налогоплательщиков?

— Я полагаю, что деньгами государства Агентство Планирования и Развития покрывает не более десятой части своих расходов. Остальные деньги добываются из собственности, оформленной на подставных лиц.

— А это не противозаконно?

— Когда речь идет об АПР, упоминание о законах неуместно.

— Но это, наверное, десятки тысяч объектов собственности?

— Конечно, один только «Смитс кемикл продукт» состоит из восьми тысяч предприятий. А есть еще «Компакт электрик», «Дженерал джет моторс», «Волга стил меканикс». Ну и остальное все, по мелочи.

— Слушай, а откуда ты все это знаешь, и если знаешь, то почему еще жив?

— Нашлись добрые люди, знакомые моего отца. Предупредили, что меня вычеркнули из списка стажеров. Нашли какой-то изъян, мешающий, дескать, работе в лабораториях АПР. А поскольку я к тому времени уже стажировался в течение двух лет и знал достаточно много, меня ожидала автомобильная катастрофа или случайный кирпич на голову.

— Теперь мне понятна причина твоих скитаний. А не боишься, что тебя когда-нибудь найдут?

— Раньше боялся, а теперь надоело. Да и к тому же я хорошо замаскировался. Перед побегом заменил медицинскую карту. Написал, что попал в лаборатории под облучение. Все акты подделал, анализы. Время от времени, где бы я ни скрывался, приходилось проникать в канцелярские архивы и проверять — поступает на меня запрос или нет. Как только упоминание о регистрации запроса появлялось, я увольнялся. Позже, через полтора года, когда работал в порту на Авангарде-Хоу, у меня появилась возможность подправить годовой отчет о травмах и смертельных случаях на производстве. Я занес информацию о смерти от лучевой болезни человека с моими данными, но, естественно, под другим именем. С тех пор никаких запросов в места, где я скрывался, не поступало, но я продолжал время от времени переезжать, пока не встретился с вами.

— Послушай, Гакет, а чем все-таки это АПР занимается?

— Они пытаются предвидеть будущее, заранее выявлять угрожающие Сообществу факторы и ликвидировать их. Еще они курируют исследования особой важности, связанные с военными разработками. Например, на складах АПР хранятся почти все аэрокосмические аппараты, захваченные после войны на «Эр-Зет-10», вся «кухня» производства роботов и кибернетических организмов. Этими вопросами, собственно, я и занимался. Многие технологические решения этих машин до сих пор недоступны нам. Пока не удалось создать ни одного киборга, управляемого четырехмерным процессором, хотя после окончания войны прошло уже тридцать лет.

— В «Корсаре» тоже никто не помнит этой войны. Все старики уже в отставке. А в рамках курса военной истории курсанты изучают только специфические особенности тактики боев на «Эр-Зет-10».

— А не упоминали в вашей школе названий «Бездна», «Портал»?

— Нет, дружище, ничего подобного я не слышал. А что это такое?

— Эта информация настолько засекречена, что я и сам ничего не знаю. Наверное, что-то известно ветеранам, которые воевали. Дело в том, что и «Бездна», и «Портал» были уничтожены во время боевых действий, и я думаю, что АПР располагает только показаниями очевидцев.

Беседу прервал вырвавшийся из переговорного устройства голос бригадира швартовой команды порта:

— «Макун-Оссель», капитан Джереми Джин, слышите меня?

— Я капитан Джин. Слушаю вас…

— Погрузку мы закончили, поменяли топливо «марка-5» на «маг-экстра».

— А баки после «марки-5» прополоскали?

— Обижаете, капитан… Фирма «Скотт и сыновья» никогда…

— Это шутка, ребята. Извините, если обидел. Я так понимаю, мы можем стартовать завтра утром?

— Вы можете стартовать прямо сейчас, капитан.

— Тогда мы стартуем… — И, обращаясь к Гакету, Джереми добавил: — Никогда не вредно иметь небольшой запас времени, в особенности когда тебе ни за что суют деньги…

— Вы не поверили Буину?

— Я поверил Буину, но ведь он согласился, что осторожность в наше время не бывает лишней… — Капитан связался с автоматическим диспетчером: — Акинарес, я грузовой борт 22-12-489 класса «паук». Собираюсь покинуть вашу гостеприимную планету. Проследую эшелоном на двадцать семь градусов восемь минут. Прошу выделить стартовый вектор.

— Борт 22-12-489, запустите двигатели на восемь процентов мощности и приготовьтесь к захвату стартового вектора, — отозвался голос диспетчера.

— Я 22-12-489, к захвату вектора готов.

— Ваш вектор — 3, 3, 5.

— Понял вас — 3, 3, 5… — Джереми ввел цифры в компьютер. Через секунду двигатели взревели, и «Макун-Оссель» оторвался от посадочной площадки. Он развернулся на месте и, следуя стартовому вектору, двинулся вдоль заявленного эшелона.


…Одиннадцать часов, сменяя друг друга, Джереми и Гакет проходили через пояса астероидов, находившиеся на пути от секторов А и В до миров Центрального Сообщества. Ориентировались только благодаря маякам, расставленным вдоль туннеля, что извивался среди зависшего в ваккуме каменного крошева. Некоторые нестабильные участки проходили на предельно низких скоростях.

Иногда перед их носом вдребезги разлетался уничтоженный маяком обломок, и по обшивке барабанили мелкие осколки. Каждый последующий маяк сообщал им координаты очередного участка, и корабль продолжал свой путь. Астероидные массы ни на секунду не прекращали своих сложных миграций и постоянно видоизменяли туннель, а маяки неустанно чистили их своими лазерными пушками.

2

Вход в туннель, где одиннадцать часов назад прошел грузовик капитана Джина, караулили четыре скоростных перехватчика, принадлежавших Контрольному Управлению.

Уже много лет этот департамент в мирное время вел настоящую войну с торговцами наркотиками. Его корабли, выкрашенные в традиционные для полиции синие и белые цвета, можно было встретить во всех районах Сообщества, но чаще всего возле секторов А, В и вблизи планет Союза фермеров. Особым вниманием со стороны департамента пользовался район Республики — планета Чад и некоторые самовольно захваченные наркодельцами незаселенные планеты. Боевые корабли Контрольного Управления устраивали засады на караваны с наркотиками и в случае сопротивления безжалостно с ними расправлялись.

Постоянные боевые действия закалили этот департамент и превратили его в эффективную боевую единицу. Со временем даже офицеры флота, называвшие ранее работников департамента «легавыми», стали считать за честь стажироваться на кораблях Контрольного Управления.

— Господин главный инспектор, мы находимся возле туннеля уже около получаса, но никакого грузовика не видим. Может, это была ложная информация с целью отвлечь нас?

— Это не исключено, Мозес. Информация поступила анонимно. Сейчас я свяжусь со смотрителями астероидного туннеля. Возможно, этот корабль уже внутри его. Если там его нет, заслон снимаем…

— Большой Маяк, как слышите меня? Вас вызывает главный инспектор…

— Здравствуйте, сэр. Смотритель Бренер к вашим услугам.

— Здравствуйте, Дик, у меня к вам просьба: необходимо узнать, не движется ли сейчас внутри туннеля в сторону центральных миров малый грузовой корабль?

— Одну минуту, инспектор, сейчас посмотрим… Так… Ага, есть один такой, класса «паук». Похоже, это «Макун-Оссель».

— О, это то, что мы искали. Благодарю вас, Дик.

— Не за что, инспектор. Но если он вам интересен, то советую поспешить: грузовик проходит предпоследние контрольные ворота…