Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Северное Сияние

Глава 1

1903

Неспеша в светлом пальто прогуливался мужчина по забелённому первым снегом брусчатому тротуару. Он курил трубку — воздух вокруг пронизывал тонкий, нежный аромат ореха. Ещё вокруг пахло выпечкой из булочной на углу улицы. Если разломить тамошний хлеб пополам, можно услышать хруст корочки и ощутить аромат пшеницы и ржи в её изначальном виде. Запах бесконечных полей и золотистых колосьев пшеницы.

День был спокойным, не солнечным. Мимо мужчины с быстротой дикой кошки пронёсся мальчишка — ещё немного, и на светлом пальто красовались бы пятна. Мальчик задел господина в светлом дорожном пальто рукой.

Мужчина остановился, закурил, рукой вытащил конец трубки, причмокивая губами. Несколько колец дыма выплыла из его губ.

Несмотря на важный визит, мужчина решил заглянуть в булочную к своему доброму приятелю. Здание пекарни расположилось очень удачно — почти напротив дома Артура, где он снимал квартиру у пожилой английской леди. И каждое утро, когда Артур покидал квартиру, мистер Маккони, владелец булочной и известный пекарь в городе, дружелюбно махал Артуру.

На всеобщее удивление горожан, мистер Маккони был человеком худым, так сразу и не скажешь, что булочная его бизнес. У него была большая родинка на щеке, которая не сильно его красила, но и не уродовала. Местные привыкли к его особенности и давно не обращали внимания. Ходили слухи, что семья мистера Маккони уходила во французские корни, а прадед его был суровым мужчиной дальнего Севера, русским. Артур слышал как-то от одного местного старичка, что якобы Маккони не настоящая фамилия, а изменённая от О'Махони, и якобы тот является учредителем Братства в США [Изначально Братство было организовано в Ирландии. Крестьянство же состояло преимущественно из придерживавшихся католицизма ирландцев. Так что в стране постоянно чувствовались и межнациональная, и имущественная, и религиозная вражда. Немудрено, что в 1761 году, когда положение крестьян, всегда плохое, сделалось и вовсе невыносимым, в стране возникло тайное католическое братство уайтбоев, носивших поверх одежды белую рубашку. Ложи ордена появились даже в Манчестере и Лондоне, далее распространившись в США, Канаде и колониях, и магистром лондонской какое-то время был сам герцог Йоркский. // https://ria.ru/20200807/1575478743.html ]. Артур отверг данное предположение. Мужчина никаким образом не походил на Джона О'Махони [Ирландский революционер, основатель общества фениев.].

Артур Хейс дошёл до полицейского участка, но решил подойти к цветочным клумбам сперва и выдрать все засохшие бутоны и колючки. Он осмотрел лавочку и стряхнул с неё какие-то крошки. Наверное, один из констеблей вышел пообедать и решил покормить голубей. Артур доброжелательно улыбнулся и вошёл внутрь участка.

В это утро Артур Хейс намеревался оставаться дома. В последнее время его занимал вопрос строительства трансконтинентальной дороги. Он представлял, сколько чернорабочих-иммигрантов потребуется на все это дело и за какие гроши им придется выполнять тяжёлую грязную работу. В итоге окажется, что большинству даже и не понадобится платить: смерть заберёт их раньше, чем они потребуют своё. Что ж, на данный исход скорее и было рассчитано это предприятие. Артур знал, что идёт громкое соперничество между двумя строящими компаниями, которые готовы дойти до финальной точки вопреки человеческим жизням. От старых друзей он узнал, что план дороги не продуман как следует — умы инженеров больше занимала гражданская война в США и постоянные нападки со стороны коренного населения, которые противились прогрессу. Местные чиновники знатно обогащались. Если будущая железная дорога проходила через дом, жителю предлагали мизерную сумму или просто-напросто выставляли на улицу несговорчивых. К работе привлекли китайских рабочих и почти 4000 ирландцев. В день им платили не больше полутора долларов. Артур знал, что ирландцев продают в Америку на работу, это угнетало его ум.

Артура в научном смысле возбуждал прогресс, но он также разделял чувства жителей, чью землю беспардонно отняли, лишив дома, забетонировав их принципы, ценности и традиции жестоким путём, угрозами и в конечном счёте убийствами. Ему был очень интересен вопрос коренных индейцев. Артур чтил традиции и понимал, с какими трудностями приходиться сталкиваться несчастным поселенцам. Один из его добрых приятелей был индеец, с которым он познакомился, когда путешествовал по Америке.

В это утро на порог квартиры заглянул мальчишка. Чумазый. Драная рубашка, поверх — овечий жилет на несколько размеров больше. Мальчуган напоминал самого Артура в детстве. Ботинки испачканы, над верхней губой полоса шоколада. Мальчишка молча подошел к Артуру.

— Простите, сэр, что побеспокоил.

— Слушаю, — Артур протянул руку мальчишке и учтиво кивнул головой.

Парень протянул ему конверт, забрал свой золотой и удрал обратно на улицу.

Артур аккуратно вскрыл конверт, бережно выбросив клочки бумаги в урну под письменным столом.

Сегодня ему особенно не хотелось никуда идти. Научную работу для университета он давно закончил, статьи дописал вчера. Поэтому ему виделась перспектива провести день за чашечкой ароматного кофе с молоком и булочками в стенах своего дома.

Ночью ему снился кошмар. Мужчина рано проснулся, прогулялся по городу, застав едва забрезживший рассвет. У него сильно разболелись коленки, и без трости ему было не обойтись. Дубовой трости с серебряною тяжёлою головою льва в индейском оперении. Подарок того самого индейца.

* * *

Кейси Стюарт — детектив. Разведён. Семью любит безмерно, но на расстоянии, дабы не подвергать любимых опасности. Невысокий, рост средний, плотное телосложение с слегка выпяченным животом, но не толстый. Кейси мягок, нетороплив, но очень хитёр. Влюблён в шахматы и книги. Самоучка. Кроме бывшей жены и двух сыновей, у него больше никого не было. Родители погибли. Отца застрелили, мать повесилась после смерти мужа, не перенеся горя.

Стюарту было за сорок пять. Артур и Кейси давно знали друг друга. Именно он привёл мальчика к Двейну Бродерику, когда его родителей не смогли вытащить из-под чёрных обугленных обломков. Большинство детских воспоминаний Артура были запечатаны глубоко в его памяти.

Артур хорошо помнил Кейси в период своей учёбы в Тринити-колледже. Он часто пересекался с полицейским в библиотеке колледжа или за обедом. Несколько лет Артур проходил практику в полицейском участке под руководством Стюарта, но путного из этого ничего не вышло. Такая работа молодого юношу не привлекала, бунтарская натура требовала свободы, и Артур сбежал из страны в море. Вернулся в Ирландию мужчина по прошествии пяти лет. По приезду он занялся научной работой, ему стала интересна психология.

Артур написал несколько научных книг, продолжает писать статьи для журналов и газет, создавать учебные пособия и по сей день. Мужчина влюбился в писательское ремесло и даже издал сборник рассказов о своих путешествиях, что и стало основным источником его доходов, не считая сбережений его покойного дяди, у которого Артур провёл почти всё своё детство. В обществе Артур Хейс был человеком скромным и очень уважаемым, но дурная слава его опережала — он был излишне дотошным и всегда совал нос не в свои дела.

В это утро Артур накинул своё пальто и взял трость с головой льва. Он спустился по улице Монтгомери и завернул к цветочной лавочке, за которой виднелся полицейский участок. Он зашёл внутрь. Стюарта не оказалось на месте. Дежурный, вежливый старичок с сухим лицом и морщинистыми руками, наказал Хейсу двигаться в сторону улицы Вайнтаверн к дому 86б, где сейчас был Стюарт.

Дежурным сегодня, как и последние пять лет, был человек по имени Бэртлимид. Артур помнил его с юношеских лет. Ведь именно Бэртлимид научил его стрелять, несмотря на сильную неуклюжесть Артура. Его лицо было сухое, каменное с того первого дня, как Артур зашёл в полицейское здание. Позже констебль спас ему жизнь. После этого между ними завязались тёплые отношения. Артур иногда спрашивал совета у Бэртлимида, который всегда находил, что сказать.

Минут двадцать спустя Артур оказался около нужного дома.

— Артур, — к мужчине подошёл человек в тёмно-синем пальто. Его пшенично-рыжие усы элегантно завивались наверх.

— Доброе утро, детектив Стюарт, — поприветствовал друга Артур, пожимая крепкую руку приятеля, — рад видеть вас во здравии и хорошем расположении духа.

— Я бы не назвал его добрым, впрочем, как и каждое утро в этом городе, Артур.

— А я так надеялся, что мы просто пропустим по чашке кофе и разойдёмся, — пошутил Артур.

— Не в этой жизни, мой друг.

— Если не в этой, когда ещё? — Артур мягко улыбнулся. — У тебя есть кофе?

— Да, — после короткого ответа Стюарт протянул Хейсу флягу с горячим горьким напитком.

— Что же, теперь давай приступим к сути дела.

Они прошли в деревянный дом, выкрашенный в серый цвет; окна его были под стать дому — такие же грязные и серые. Время и погода не сжалились над ним.

Внутри, однако, всё было не так уныло: голубовато-белые, судя по остаточному, но уже не бросающемуся в нос запаху краски, выкрашенные недавно стены и широкие подоконники с наполовину засохшими цветами. Мужчины поднялись по обветшалой деревянной лестнице, скрипучей к тому же, на второй этаж и остановились перед дверью с кривыми металлическими цифрами 45.

Артур прошёл вперёд и подтолкнул дверь ногой: это оказалась довольно просторная квартира со старой мебелью. А вот запах в ней был ещё тот: какая-то непонятная смесь то ли химикатов, то ли экскрементов. В прихожей вонь стояла особенно сильно. Артур и Кейси прикрыли лицо руками, чтобы немного уберечь себя от этого отвратительного запаха. Чувствительный к таким вещам, Хейс погасил в себе рвотный рефлекс. Если бы запах можно было увидеть, то в этом случае помещение окутал бы зеленовато-коричневый густой туман. Спёртый воздух. Душно. Темно.