Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Должен быть источник запаха, Кейси, — сквозь прикрывающую руку процедил Артур, — вряд ли так пахнет свежий труп.

— Свежий? — Кейси немного удивился.

— Думаю, да. Район здесь густонаселённый, шумный, не центр города, но тем не менее люди общаются друг с другом, кто-то да заметил отсутствие соседа продолжительное время.

Хейс прошел в гостиную: квадратная комната с невысоким потолком и двумя окнами, выходящими во двор, которые были плотно закрыты изнутри. Следов взлома не было. На подоконниках ничего примечательного тоже не нашлось. Обстановка, хотя сама квартира и казалась уютной, была скудна: чайный столик в углу с немытым кофейным сервизом, ковёр со странным узором, словно кто-то здесь что-то разлил, камин, в котором ещё теплились два поленца, и два старых кресла. В одном из которых сидел мужчина. Мертвец. Бедняга сидел в кресле напротив окна, которое было слегка занавешено шторами из плотной ткани.

Прежде чем начать осматривать труп, Артур обошёл все комнаты. Спальня. Центральное место занимала большая кровать, которая была застелена идеально. Слева от окна находился туалетный столик с разными пузырьками на нём (духи, довольно дорогие, банное мыло — кажется, французское). Хейс подошёл к залитому солнечным светом комоду и аккуратно открыл его. Внутри, на его удивление, вещи оказались женскими и лишь пара мужских. Окна были завешены плотными шторами бордового цвета с цветочной вышивкой внизу. Спальня выглядела чистой, уютной и опрятной, в отличие от предыдущей комнаты. Здесь всё наглядно говорило о заботливых женских руках.

— Он был один?

— Да.

— Жил он явно не один, — ухмыльнулся Артур.

— Матушка? — озадаченно спросил Кейси.

— Нет, точно нет, слишком уж много туалетных принадлежностей и пёстрых платьев не для пожилой дамы. Надо узнать у соседей, кто наша незнакомка и как связана с жертвой.

— Хорошо.

— Кто обнаружил труп?

— Мы.

— И как же? Нечаянно наткнулись?

— Соседи сегодня утром в участок пришли, послали за мной, сказали, что уже три дня стоит мерзкий запах, но на все попытки достучаться в квартиру им ответом была лишь тишина.

— Три дня? Странно. Это точно не трупный запах, Кейси. Как вы попали внутрь?

— Вскрыли замок.

— Закрыт изнутри?

— Нет, было заперто снаружи.

— Забавно. Сейчас нужно опросить всех жителей дома, можно даже обратиться в соседние дома — кто-то точно должен знать, что за девушка с ним проживала. Может, кто-то видел что-нибудь.

— Проживала, Хейс?

— Да, думаю, она больше не вернётся, в спешке собрав самые необходимые вещи. Всё дело в том, что в комоде рылись, а поверх комода небольшой не запылённый участок — думаю, это что-то наподобие коробки, скорее даже, это шкатулка. Видишь, Стюарт, тонкий слой едва заметной пыли, а вот здесь прямоугольник?

— Да-да, очевидно, шкатулка.

— Я думаю, наша жертва была в близких отношениях со сбежавшей незнакомкой. Я нашёл в комоде портрет, смотри, — Артур протянул детективу слегка примятый лист жёсткой бумаги.

Фотокарточка. Края слегка погнуты и бумага помята. Мужчина: гладкие волосы, зачёсанные назад, улыбчивое лицо, высокие скулы. Большие, глубоко посаженные глаза, кустистые брови, нос заострённый вверх, с горбинкой и небольшая родинка под правым глазом. Он улыбался, взгляд был устремлён на маленькие ручки, обвивающие его шею. Девочка: она смеялась. Глаза сощурены. Чёрные, как дёготь, кудрявые волосы, большие пухлые губы. Девочке было от силы лет семь, может, восемь, но не больше.

Хейс взял фотокарточку, аккуратно сложил и убрал к себе под дорожное пальто в карман клетчатого жилета.

Они вернулись в гостиную. Артур подошёл вплотную к жертве, наклонился вперёд и стал внимательно его осматривать. Перед ним с закрытыми глазами сидел мужчина, на вид лет пятидесяти-шестидесяти, с небрежной щетиной, но тем не менее аккуратно подстриженными каштанового цвета волосами. На нём был длинный халат и домашние тапочки. На его голове торчала рассада из редких седых волос. Они были сальными, будто перепачканные в масле. Морщинистый лоб, но всё такие же кустистые седые брови. Сухие, грубые руки, худое тело. Артур внимательно рассматривал лицо покойного. Приоткрытый рот, в правом углу засохшая слюна.

Мужчина достал деревянную палочку и стеклянный пузырёк. Он аккуратно приоткрыл покойному рот и принялся скоблить нижнюю губу, сбрасывая какой-то белый порошок внутрь пузырька.

— Артур?

— Да.

— Что-нибудь удалось найти?

— Думаю, яд в его слюне. Скорее всего, отравление. Самый простой способ убить человека за приятной беседой. Если повезёт, жертва даже ничего не поймёт.

— Его отравили?

— Возможно, но я не исключаю варианта, что он мог сделать это сам.

— Зачем?

— Глупый вопрос, — Артур слегка напрягся, — как я могу тебе ответить — я не знаю. Я лишь могу сказать, что умер он около двух дней назад. Трупное окоченение — видишь, его мышцы-сгибатели более мощные, чем разгибатели, черты лица более чёткие, иссушённые. Пока я больше ничем помочь не могу.

— Мы опросим свидетелей.

— Да, сейчас это лучший вариант, что можно сделать. Я попробую отыскать таинственную незнакомку.

— Свои источники?

— Так точно, — улыбнулся Артур, пожал руку Стюарту и удалился прочь.

— Эксплуатируешь детей, Артур?

— Ой, Кейси, почему так грубо — я помогаю этим детям!

Хейс вышел на улицу, но тут же повернул обратно к дому и зашёл во двор. Он внимательно осмотрел землю под окнами квартиры, которая находилась на третьем этаже, сдвинул тонкие длинные брови в прямую линию, что-то пробормотав самому себе. Долго он не задержался. Убийца умело задвинул шторы на окне так, чтобы оставался виден тот участок квартиры, где не виден был труп.

Чтобы немного подумать над увиденным, Артур решил прогуляться. Заодно может и аппетит появится.

* * *

Ирландия переживала трудные времена. Безуспешная борьба за независимость. Нищета. Ирландия сейчас — всего лишь одна из колоний Англии, но дух Ирландии тяжело побороть. Люди здесь неумолимо борются за свою свободу.

По англо-ирландскому договору 1921 г. Южная Ирландия получила право самоуправления. В 1949 г. она стала республикой, независимой от Британии. Но этому ещё только предстояло случиться.

Законопроект о предоставлении автономии Ирландии был одобрен британским парламентом в 1912 г. По нему парламент Ирландии должен был заниматься внутренними делами страны, но действие его было приостановлено в 1914 г. В связи с началом Первой мировой войны. Протестанты выступали против закона, так как они стали бы меньшинством в католической стране.

Республиканцы хотели видеть Ирландию независимой республикой. Многие поддерживали политическую партию «шин-фейн» («мы сами»). На второй день Пасхи в 1916 г. Члены Общества ирландских добровольцев и Ирландской гражданской армии под руководством Патрика Пирса и Джеймса Коннолли начали акцию, вошедшую в историю как «Восстание на Пасхальной неделе». Пирс и Коннолли объявили об основании республики, но скоро потерпели поражение от британской армии. На выборах 1918 г. «шин-фейн» получила 73 из 105 ирландских мест в британском парламенте.

«Шин-фейн» организовала собственный парламент и в 1919 г. Провозгласила Ирландию независимой республикой. Это привело к войне между Ирландской республиканской армией (ИРА) и Королевской ирландской полицией (КИП). На помощь полиции были посланы «чёрно-пегие» (вооружённая полиция), и противостояние продолжалось до 1921 г.

Британское правительство намеревалось разделить Ирландию на две части. По закону ирландского правительства 1920 г. Обе части получили функции самоуправления. В шести северных графствах Ольстера большинство населения составляли протестанты, которые не хотели, чтобы ими правили из католического Дублина. Они согласились с законом и основали новое государство Северная Ирландия.

Ирландский парламент отверг закон, так как стремился к полной независимости всей Ирландии. Согласно англо-ирландскому договору 1921 г. Южная Ирландия в 1922 г. Была объявлена британским доминионом, который получил название Ирландское свободное государство. Эти действия привели к гражданской войне между фристейтерами — сторонниками свободного государства и республиканцами.

В 1923 г. республиканцы прекратили борьбу. В 1926 г. они основали партию «фианна-файл» («солдаты судьбы») и на всеобщих выборах 1932 г. одержали верх над фристейтерами. По конституции 1937 г. Южная Ирландия была переименована в Эйре, но осталась в составе Британского Содружества. В 1949 г. она, став независимой, вышла из Содружества.

Это была небольшая историческая выдержка из статьи, чтобы больше понимать то, что происходило в стране. Ирландцы — народ горячий, страстный и добродушный, но отвоевать свою Родину любой ценой — дело их жизни. Английская колонизация Ирландии началась в XII веке. Вряд ли можно сказать, что она была очень уж бурной, но спустя шесть столетий почти все земли на Зелёном Острове, как любя называют свою родину ирландцы, принадлежали английским и шотландским лендлордам протестантского вероисповедания.