Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

– Не позволю! – Кэрри воинственно сжала кулаки. – Я – его невеста, и никто не посмеет отобрать его у меня!

– Здесь, да, – согласилась Элис. – Но там тебя не будет…

Она замолчала, давая подруге возможность как следует обдумать ее слова. Кэрри, конечно, милая девочка, но нельзя сказать, что она отличается сообразительностью.

– Мужчин надо держать при себе, – вкрадчиво продолжала Элис. – Нужно постоянно напоминать им о нашей любви. Иначе…

Элис многозначительно замолчала, давая понять, что говорит исходя из собственного горького опыта. Кэролайн была склонна сомневаться в наличии у подруги такого опыта. Но, тем не менее, она не могла не признать справедливость слов Элис.

– И значит, мне надо ехать в Мексику? – жалобно спросила она.

– Да. Если, конечно, ты хочешь удержать Мэтью Соммерса…

Кэролайн хотела. Поэтому тем же вечером она позвонила Мэтью и сообщила ему о своем решении.

– Знаешь, дорогой, я подумала… раз уж это путешествие так необходимо… я с удовольствием поеду с тобой.

После столь сенсационного заявления наступила тишина. Мэтью осмысливал сказанное, не зная, радоваться ему или огорчаться.

– Ты ведь не против? – растерянно спросила Кэролайн.

Неужели она своим глупым поведением настолько все испортила?

– Нет, что ты. – Мэтью поспешил успокоить ее. – Я счастлив, что мне не придется одному тащиться в эти дебри…

У Кэрри словно камень с души свалился, хотя при слове «дебри» ей стало немного не по себе.

– Значит, начинаем готовиться к поездке? – нарочито бодрым тоном спросила она.

– Да, завтра я заеду за тобой. Кэролайн положила трубку и с облегчением вздохнула. Кажется, она не прогадала, воспользовавшись советом Элис. И как ей только удается всегда все знать?

Мэтью в сердцах швырнул трубку на место. Миссис Соммерс, присутствующая при этом разговоре, не на шутку перепугалась.

– Она расторгает помолвку? – предположила она самое, по ее мнению, худшее.

– Нет, – хмуро ответил Мэтью, признавая в глубине души, что это было бы совсем неплохо. – Она собирается ехать в Мексику вместе со мной.

– Так это замечательно, сынок! – Миссис Соммерс просияла. – Я сразу говорила, что эта поездка никому не нужна, но теперь, когда Кэролайн едет вместе с тобой, это совсем другое дело…

– Но зачем она мне там? – воскликнул Мэтью в отчаянии.

Одержимость матери его женитьбой была невыносима. Миссис Соммерс мертвой хваткой вцепилась в его невесту, и он не сомневался, что даже если они с Кэролайн вдруг решат расстаться, мама заставит их пожениться. Конечно, ведь ей так хочется внуков, продолжателей дела Соммерсов. Все просто помешались на этом чертовом бизнесе! И никому нет дела до его счастья!

Тут Мэтью заставил себя остановиться. Он зашел слишком далеко. Разве его счастье не в Кэролайн? Хватит паники. Он любит эту девушку, она отвечает ему взаимностью, вскоре они поженятся. У них будет замечательная семья, появятся дети, и всем будет очень хорошо. Но тогда почему он настолько обрадовался возможности провести последние недели перед свадьбой вдали от невесты?

– Тебе вообще не надо туда ехать, – категорически заявила миссис Соммерс. – Я не понимаю, что вдруг нашло на Сола Барнета. Моя мать никогда не была в Мексике и не могла оставить тебе там никакого наследства. Может быть, письмо поддельное?

– Мама, не говори глупостей, – досадливо поморщился Мэтью. – Я же звонил дяде Солу, и отец с ним разговаривал тоже. Он все подтвердил и просил меня поторопиться.

– Но не сказал, в чем дело!

– Ну и что. Разве ты сама не твердила постоянно, что мистеру Барнету мы доверяем безоговорочно?

– Да, но… – Миссис Соммерс была озадачена. – Это все так подозрительно…

– Я скоро вернусь и расскажу тебе все. Я уверен, что эта поездка преподнесет нам немало приятных сюрпризов!

Мэтью ласково улыбнулся матери. Миссис Соммерс вздохнула.

– И все равно мне было бы спокойнее, если бы вы с Кэролайн вначале поженились…

– Ну, если ты хочешь, мы завтра же отправимся в мэрию и зарегистрируем брак, – безразличным тоном произнес Мэтью.

– Ни в коем случае! – воскликнула перепуганная миссис Соммерс. – Все должно быть, как полагается, с венчанием и пышным гулянием. Да весь город будет презирать нас, если ты женишься таким образом!

Мэтью пожал плечами. Как раз на такой ответ он и рассчитывал. О свадьбе до поездки не может быть и речи, а, значит, у него есть небольшая отсрочка. Великолепно. Мэтью старался не думать о том, что все когда-то заканчивается и ему придется жениться на Кэрри и жить с ней до конца своих дней.

4

Красавица Кэролайн сидела у окна в холле третьесортной гостиницы и проклинала свою судьбу. И зачем только она потащилась за Мэтью в эту дыру? Сидела бы дома, преспокойно дожидалась бы его. А все Элис виновата. Как же, уведут его здесь, конечно. Кто? Эти замызганные черномазые женщины, окруженные кучей детей, или тощие смуглые девицы, на которых даже смотреть противно? Никого другого они пока здесь не встретили…

До мексиканской границы Кэролайн и Мэтью добрались быстро и с комфортом. Кэрри впервые летела на самолете, немного боялась, но в целом была чрезвычайно довольна. Она чувствовала себя очень значимой персоной, без устали любовалась собой во всех отражающих поверхностях и беспрестанно обращала внимание жениха на то, как на нее смотрит тот или иной мужчина.

Одним словом, желать большего Кэролайн Фолкнер не могла. Разве, чтобы Мэтью был эмоциональнее. Но она списывала его сдержанность на особенности воспитания и не переживала по этому поводу более пяти минут в день.

Но это восхитительное путешествие очень быстро закончилось. К сожалению, самолеты до Чихаутиля, города, где их ожидал Сол Барнет, не летали. Поезда туда не ходили тоже, и Мэтью решил взять напрокат машину и в ней добраться до города. Можно было, конечно, поехать на поезде до ближайшего к Чихаутилю пункта, а потом попытаться найти машину там, но Мэтью не хотел рисковать. Кто знает, ездят ли в той части страны на автомобилях. Судя по отзывам жителей пограничной полосы, Чихаутиль и его окрестности – дыра ужасная, и Мэтью не очень удивился бы, если бы цивилизация вообще не проникла в те области Мексики.

Вопрос о том, что же Соломон Барнет хочет от него, продолжал мучить Мэтью с новой силой. Почему разговор о таинственном наследстве бабушки должен обязательно произойти в этом городишке с непроизносимым названием? Неужели в этом какой-то подвох? Но Мэтью отметал все подозрения. Жажда приключений, дремавшая в нем до сих пор, пробудилась, как только он оказался вне досягаемости своей родни. Теперь никто не будет указывать ему, что делать и как жить. Он будет сам принимать решения, как и подобает двадцативосьмилетнему мужчине.

Кэрри оказалась не такой обузой, как он поначалу боялся. Хотя ее болтливость и самовлюбленность порой действовали на нервы, Мэтью не мог не признать, что в путешествии вдвоем есть определенные преимущества.

Во-первых, приятно было ощущать себя солидным мужчиной, под покровительством которого находится столь очаровательная девушка. Внимание, которым Кэролайн одаривали все встречавшиеся им мужчины, льстило Мэтью. Во-вторых, он был рад тому, что есть человек, с которым можно было просто поболтать, рассказать ему о своих планах.

Однако Мэтью не пришлось долго радоваться по поводу того, что мисс Фолкнер соизволила разделить с ним тяготы путешествия. Неприятности начались, как только стало ясно, что поездка по Мексике отнюдь не будет полна тех удобств, что поездка по Америке. Деньги Мэтью Соммерса, естественно, играли свою роль, но даже они были не в состоянии провести горячую воду в отель, где поселилась Кэролайн.

Мэтью вдруг обнаружил, что его милая Кэрри – редкостная брюзга.

– Сколько мы будем тут торчать? – с пафосом восклицала она каждое утро за завтраком. – Я не могу пить этот вонючий кофе и есть плесневелые булочки! Мне кажется, твоя невеста заслуживает большего!

– Кофе совсем не вонючий, – справедливо заметил однажды Мэтью.

Он относился к неудобствам их поездки с большим спокойствием. Он очень загорел за неделю пребывания в Мексике и был в какой-то степени благодарен Барнету за то, что он вызывал его сюда.

– Не спорь со мной! – возмутилась Кэролайн. – Мы торчим в этом городишке уже неделю, у меня вся кожа ссохлась от этой жары, я не могу ни поесть нормально, ни ванну принять, ни развлечься! А ведь мы еще не добрались до этого Чихнателя… Чихаля… тьфу, язык сломаешь.

– Чихаутиль, – поправил ее Мэтью. – Учила бы пока испанский, раз тебе нечем заняться. Вот я уже могу кое-как объясняться с жителями, а ты…

Кэролайн надулась. Упрек Мэтью был совершенно справедлив. Она просто не знала, чем себя занять, в то время как он пропадал где-то в городе.

– Мне не к чему забивать голову ерундой, – высокомерно заявила она.

Мэтью с трудом сдержал раздражение. Кажется, эта поездка, вместо того, чтобы сблизить их, лишь отдаляет друг от друга.

Мэтью не планировал так долго задерживаться в этом городе. В это время он рассчитывал уже приехать в Чихаутиль и побеседовать с Солом Барнетом. Но не всегда все идет по плану. Арендованная машина оказалась настоящим хламом и бессовестно заглохла на полпути. Хорошо хоть неподалеку от населенного пункта, где имелась мастерская. Правда, захудалая. Прошла почти неделя, машина все еще не работала, а механики только чесали в затылках. Мэтью сильно подозревал, что эти так называемые специалисты понимают в ремонте машин не больше чем он, выпускник Гарварда, но делать было нечего, и ему пришлось им довериться. Механики, как истые мексиканцы, подолгу рассуждали, размахивая руками, давали противоречивые советы, но фактически ничего не делали. Вначале Мэтью был вне себя от ярости. Он с трудом объяснялся с ними, ужасно злился и кричал. Но буквально дня через два его гнев как рукой сняло. Он понял, что криками ничего не добьешься, к тому же, может быть, поломка в машине настолько серьезная, что механики просто не знают, что делать. Остается лишь полагаться на судьбу и надеяться, что ему подвернется какое-нибудь другое транспортное средство.

В конце недели Мэтью понял, что ждать больше нельзя. Если он хочет поспеть к назначенному сроку, ему необходимо выезжать немедленно. Хоть на хромой корове. На ужасающей смеси испанского и английского он попытался донести эту мысль до сознания работников мастерской, но встретил единодушное непонимание. Мэтью был озадачен. Раньше они без труда улавливали, что он хочет сказать.

В отчаянии Мэтью обратился к синьору Торресу, хозяину той гостиницы, в которой они остановились. По правде говоря, Мэтью совсем не нравился этот круглый маленький человечек с маслянистыми глазами, но Торрес сносно говорил по-английски и мог найти для него какой-нибудь транспорт. Мэтью удивлялся, почему он не обратился к хозяину раньше. Неужели похотливые взгляды, которые тот время от времени бросал на скучающую Кэролайн, послужили этому причиной?

– Мистер Торрес, – твердо обратился он к дремавшему за конторкой хозяину. – Нам необходимо скорее уехать, не подскажете мне, кто может продать мне машину? Какой-нибудь внедорожник очень подошел бы, ведь нам предстоит ехать по пескам…

Мэтью замолчал и выжидательно посмотрел на Торреса. Он не сомневался, что тот знает английский в достаточной мере, чтобы понять его.

– Такую машину достать здесь невозможно, – покачал головой Торрес. – Что-нибудь попроще. Неужели ваша настолько плоха?

– Кажется, да. – Мэтью не сумел скрыть досаду. – Ребята попытались что-то сделать, но она безнадежно сломана… Я даже не думал, что мне подсунули такую развалюху…

Торрес сочувственно причмокнул языком.

– Вы знаете, у меня такое впечатление, – Торрес наклонился к Мэтью и понизил голос, – что если бы вы собрались на этой машине сейчас ехать домой, то с ней все стало бы в порядке…

– То есть? – усмехнулся Мэтью. – Вы хотите сказать, что она сломана только для поездки в Чихаутиль?

Торрес поморщился.

– Не надо иронизировать, молодой человек. – Мэтью заметил, что акцент в его речи куда-то пропал. – Я всего лишь говорю о моих личных впечатлениях.

– Мистер Торрес, я предпочел бы, чтобы вы высказались более определенно, – жестко сказал Мэтью.

Хозяин вздохнул.

– Я только хотел сказать, что прелестная сеньорита очень скучает. Ей не нравится у нас. Здесь для нее слишком… – Торрес неопределенно махнул рукой в воздухе. – Не шикарно. Возвращайтесь домой, мистер Соммерс. Нечего вам делать в Чихаутиле.

Мэтью на мгновение потерял дар речи. Он не ослышался? Милейший господин Торрес осмелился давать ему советы? Указания?

– Я поеду туда, куда мне надо, – ледяным голосом сказал Мэтью. – И вас это ни в коей мере не касается. А прелестная сеньорита поедет со мной, хочется ей этого или нет!

– Ну вот, обиделся, – нарочито громко вздохнул Торрес и словно обратился к неведомому собеседнику: – А разве я говорил не из лучших побуждений?

Мэтью в недоумении слушал этот монолог.

– Послушайте, мы желаем вам добра, – наконец заговорил Торрес. – Не надо вам в Чихаутиль. Это проклятое место.

Мэтью ожидал чего угодно, только не этого.

– Что? – воскликнул он. – Что за бред!

Конечно, он был невежлив. Кому понравится, когда его слова называют бредом? Маленький мексиканец не был исключением.

– Может быть, это и бред, – с достоинством заявил он, – да вот только некоторые слишком поздно поняли, что не всякий бред – ложь!

Мэтью поморщился.

– И что же там такого страшного? – спросил он, стараясь убрать иронию из голоса.

Похоже, этот господин Торрес совсем не то, чем кажется на первый взгляд…

– Вы мне не верите, – покачал головой хозяин. – Вы мне не верите.

Мэтью разозлился.

– Послушайте, но как я могу вам верить? Мне необходимо в Чихаутиль, потому что меня ждет там старый друг семьи по вопросу, связанному с наследством. Я хочу туда попасть и попаду!

Мэтью прикусил язык, сообразив, что рассказал любознательному хозяину слишком многое. А что если это всего лишь ловкая попытка выведать у него о цели его поездки? В любом случае, раскаиваться слишком поздно. Можно только ругать себя за несдержанность…

– Какой сомнительный предлог, – покачал головой мексиканец. – В наше время подделать можно все, что угодно…

Мэтью в недоумении уставился на хозяина. Что он хочет этим сказать?

– Да, молодой человек, не смотрите на меня так, словно я ожившее изваяние, – наставительно произнес Торрес. – Ваша невеста, слава Мадонне, благоразумная девушка и…

– Черт бы побрал эту болтушку! – выругался Мэтью. Теперь понятно, откуда Торрес осведомлен о его личных делах. Кэролайн не удержалась и пожаловалась внимательному хозяину на жениха.

– По крайне мере, у нее хватает здравого смысла понять, что вам не стоит туда соваться, – резко сказал Торрес.

Это было уже слишком.

– Я благодарю вас за участие, которое вы принимаете в моих делах, – холодно произнес Мэтью, – но надеюсь, что дальше никому не нужных советов это участие не зайдет.

Он развернулся и быстро побежал по ступенькам наверх, намереваясь отругать Кэрри за излишнюю болтливость. Он был очень недоволен собой. В беседе с Торресом он и сам вел себя как неразумный мальчишка, выдал себя с головой. С этим мексиканцем дело нечисто, и нужно как можно скорее покинуть этот притон.

Мэтью постучался в дверь номера Кэролайн (они занимали отдельные комнаты, хотя она была бы не прочь поселиться с Мэтью).

– Войдите, – послышался ее томный голос. Мэтью почувствовал, что ярость овладевает им. Все с самого начала пошло не так, как только эта изнеженная девица собралась с ним в дорогу!

– Ах, Мэтью, дорогой, я так рада, что ты пришел.

В глазах Кэрри, устремленных на него, Мэтью прочитал неподдельный испуг. Ему внезапно стало стыдно. Он оглядел убогий номер, скрипучую кровать, мутное, давно не мытое окно, кустик чахлого растения на подоконнике, и сердце его сдавила жалость. Какое право он имеет обвинять Кэролайн в чем-либо… Он наслаждается свободой и приключениями, пусть незначительными, а она вынуждена сидеть в этой грязи целый день и предаваться мрачным размышлениям.

– Мне не следовало брать тебя с собой, Кэрри, – произнес он с раскаянием. – Какой же я дурак!

Она подбежала к нему, обвила руками его шею и уткнулась лбом в плечо.

– Мне самой не следовало напрашиваться, – сдавленно пробормотала она. – Это ужасно…

В интонациях невесты Мэтью почудилось нечто знакомое.

– Что тебе наговорил Торрес? – спросил он, отстраняясь от нее. – Неужели ты веришь всей этой ерунде? Кэролайн, голубушка, на дворе двадцатый век!

– А здесь – пятнадцатый, – обиженно сказала она. – Здесь нет ни водопровода, ни спутникового телевидения, ни одной приличной парикмахерской или кинотеатра! Да они до сих пор на лошадях ездят!

Губы Кэролайн искривились. Это могло означать только одно – она готовилась основательно поплакать. Это нужно было предотвратить.

– Немедленно перестань, – сурово сказал Мэтью. – Если здесь нет удобств, к которым ты привыкла, то еще не значит, что наступил конец света. Если бы ты обращала меньше внимания на комфорт…

– Если бы ты обеспечил мне условия получше! – прервала она его запальчиво.

– Если бы ты не потащилась за мной! – выкрикнул Мэтью и замолчал.

Огромные глаза Кэролайн наполнились слезами. Кажется, он только спровоцировал ее.

– Ты безжалостный, бессердечный тип, – выпалила она. – Ты мизинца моего не стоишь!

Это было что-то новенькое. Обычно Кэрри не позволяла себе настолько переходить на личности.

– Вот и отлично. – Мэтью сам удивлялся тому, что его совершенно не волнует мнение Кэролайн, да и вообще ее отношение к нему. – Раз ты так считаешь, то не смею больше навязывать тебе свое общество!

Он громко хлопнул дверью и выскочил в коридор.

Кэрри сразу сообразила, чем ей грозит эта размолвка. Элис рядом не было, но она и без подруги поняла, что блистательный Мэтью Соммерс никогда еще не был настолько близко к окончательному разрыву с ней.

– Мэтью, подожди меня! – в отчаянии закричала Кэролайн и бросилась за ним.