logo Книжные новинки и не только

«Свободное падение» Александр Афанасьев читать онлайн - страница 2

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Раньше все было не так, понимаете? Раньше все эти долбостаны были мирными, жители спокойно махали киркой, налегали на лопату и ни о чем таком не думали. А теперь все не так, мать твою. Теперь, поддерживая очередного «своего сукина сына», который обобрал свой народ до нитки, ты должен учитывать вероятность военной операции в последующем, когда сукина сына скинут и на карте появится новый рассадник заразы. Теперь уже нельзя просто забыть об очередной странной стране, расположенной так, что и на карте ее не сразу найдешь — если ты забудешь, она напомнит о себе, даст о себе знать самым мерзким образом. Нельзя думать, что, если у тебя у дома «Лексус» стоит, а здесь дома пятеро голодных детей, это никогда тебя не коснется. Всегда найдется шейх, который влезет в Интернет и напомнит отцу голодных пятерых детей о джихаде. О том, что правоверному разрешены жизнь и имущество неверного. О том, что он может сам все изменить — просто взяв в руки автомат. Короче, если ты не идешь на войну — война идет к тебе. И просто так закончить ее нельзя, они все это понимали. Закончим в Афганистане, а через десять лет воевать будем уже здесь, тут такой же Афганистан, все то же самое, вплоть до тоннеля через перевал. И нет этому ни конца ни края.

Вот такое дерьмо.

Они проехали через Ош. Его здесь называют «южная столица страны». В хлам разбитые дороги, старые советские пятиэтажки, совершенно обшарпанные, высокие бетонные заборы вилл, как в Афганистане. Неухоженность, грязь… страна пережила две революции за последние десять лет, все начиналось отсюда, из Оша. Все те же самые слоняющиеся по улицам молодые люди, злые взгляды, торговля на каждом углу. Они здесь снова перекусили, еще их остановила полиция и потребовала взятку. Они дали.

Точно такую же взятку с них потребовали и на пограничном посту. Узбекистан и Кыргызстан находились в крайне недоброжелательных отношениях друг с другом, одно время ситуация вообще балансировала на грани пограничного конфликта. И с той и с другой стороны погранпереход был усилен танками, обложенными бетонными блоками. Они опасались за коридор, но опасаться было нечего. Плати и проезжай.

Андижан был всего в сорока километрах от границы. И вот теперь они стояли здесь, около этой долбаной автобусной остановки, на которой был нарисован баллончиком знак, и ждали связного, который и должен был вывести их на цель.

Узбекистан был явно богаче нищего и отчаянного Кыргызстана, здесь, по крайней мере, не было революций. Управлял страной бывший партийный аппаратчик, последний глава республики при коммунистах по имени Ислам Каримов. После того как СССР развалился и русские ушли отсюда, он отбросил коммунистическую демагогию и стал править как хан или падишах. У него было две дочери, одна из которых, очаровательная Гульнара, окончила Гарвард, являлась доктором философии и исполняла рэп на английском языке под псевдонимом Gogoosha. Но ко всему она была чрезвычайно жадной, и если ей что-то нравилось, будь то дом или совместное коммерческое предприятие, это моментально отбиралось в ее пользу, причем совершенно официально, решением купленного с потрохами суда. Вторая дочь — Лола — была не менее жадной, просто не стремилась к публичности и меньше занималась бизнесом, складывая наворованное на тайные счета и покупая дорогую недвижимость. Ничего удивительного в том, что инвесторы опасались вкладывать деньги в этой стране, численность населения которой превысила тридцать миллионов человек, а люди, вместо суда, несли свои споры к мулле или того хуже — в нелегальный исламский комитет, которые тоже тут были.

Каримов был вовсе не фанатиком, он был жестким прагматиком, а коммунистический режим научил его лгать, чтобы выжить и менять свои убеждения так же легко, как хамелеон меняет свой цвет. В две тысячи пятом году именно здесь, в Андижане, состоялись массовые беспорядки, подавленные правительственными войсками — по митингующим открыли автоматный огонь, солдаты добивали раненых. Соединенные Штаты Америки тогда прекратили всяческие отношения с Узбекистаном и включили его в список стран — кандидатов на демократизацию. Каримов пришел к русским, они поверили ему и дали денег через СНГ, а русская сотовая компания МТС начала развивать здесь бизнес. Однако через пять лет стало понятно, что в Афганистане война ничем хорошим не закончится, надо решать, как быть дальше. Разумным выглядело занять позиции по линии бывшей советской государственной границы, уже укрепленной, и создать несколько американских военных баз для контроля ситуации и недопущения прорыва «Талибана» и «Аль-Каиды» на север. Надо было выбрать опорную точку — страну, через которую Америка сможет проводить свою политику в Средней Азии. Когда предложение сделали Казахстану, более цивилизованному и спокойному государству, во главе которого находился Нурсултан Назарбаев, тоже бывший коммунистический аппаратчик, Казахстан вежливо отказался, он предпочел делать ставку сразу на две страны — на Россию и на Китай. Оставался Узбекистан — самое крупное государство в регионе со стабильной армией и властью. Отставной министр обороны Дональд Рамсфельд публично признал ошибку американского правительства в отношении событий в Андижане и назвал это «мятежом, спровоцированным исламскими группами». Американский спецназ в Афганистане получил задание истребить как можно больше членов ИДУ — Исламского движения Узбекистана, воюющего в Афганистане как часть «Талибана» и «Аль-Каиды». За год истребили более восьмидесяти человек, били целенаправленно. Это была услуга, демонстративно оказываемая режиму Каримова, демонстрация полезности дружбы с США. Кроме того, американцы заставили замолчать СМИ, которые призывали не покупать узбекский хлопок, потому что он собирается с использованием детского труда. Каримов это понял и заявил о готовности Узбекистана выйти из СНГ, а его очаровательная доча как любимую игрушку отобрала у русской компании МТС сотовый бизнес в стране. Что же касается использования детского труда, то его официально запретили, но теперь всем взрослым, которым намеряли участки хлопковых полей (в том числе и глубоким старикам), намекали, что они могут привлечь помощь для сбора хлопка. Все было так шито-крыто, как только бывает шито-крыто на Востоке, и теперь Узбекистану вновь предстояло пройти проверку на благонадежность. Отвернуться, когда американцы будут делать здесь свои дела.

Да, Узбекистан был богаче. Дорога, на которой они стояли, была расположена в самом Андижане и была прилично замощена, были видны следы кусочно-ямочного ремонта, но ям не было. Между полосами дороги был высокий, больше четырех футов, стальной забор, видимо, чтобы не перебегали через дорогу где попало. С той стороны, где они стояли, Алексу было видно здание банка. Угловое, высокое, сложной архитектуры, этажей пять в высоту, полностью облицованное стеклопанелями золотистого цвета. Вывеска гласила: Наманган-банк, она была на английском языке.

Сложнее было с машинами. Ни один из них не был ни разу в Узбекистане и не знал, как тут с машинами. В Кыргызстане с машинами было как везде в этих краях — старые советские, новые китайские, подержанные японские, изредка дорогие «Мерседесы». А тут все машины были одного вида. Белые, часть из них — это маленькие, белые микроавтобусы, в которых непонятно как может поместиться шесть человек — японцы, наверное, помещаются. Потом маленькие, тоже белые хэтчбеки, поновее — европейские «Шевроле» местной сборки и больше всего — каких-то старых по дизайну, но новых и чистеньких автомобилей-седанов. Похожих на советские, но явно не советские. Тэд пошутил, что на такой, наверное, его мама ездила, но было не смешно. Машин было немного, в толчее не затеряешься — и они со своим серебристым джипом были как прыщ на заднице…

— Эй, — снова сказал Тэд, — я тут вспомнил один анекдот, его Рейган рассказывал на выборах восемьдесят четвертого года…

— Ты что, уже достаточно взрослый, чтобы голосовать на выборах? — пошутил Алекс. — По виду так и не скажешь.

— Нет, я просто коллекционирую анекдоты, чтобы налаживать отношения с местными. Так вот — суть анекдота в чем. Россия, восемьдесят пятый год. Русский пришел в автомагазин, чтобы купить себе машину. Все оформил, ему говорят: «Приходите одиннадцатого февраля девяносто пятого года за машиной». Русский почесал в затылке и спрашивает: «Утром или вечером?» Продавец спрашивает: «А что, есть какая-то разница?» Русский отвечает: «Да, есть. На этот день на утро я вызвал водопроводчика…». [Рейган и в самом деле рассказывал такой анекдот избирателям на перевыборах 1984 года. И к сожалению, в СССР машины приходилось ждать годами. Мы уже этого и не помним, но это так и было.]

Тэд засмеялся, но один, и его смех угас, как свеча на ветру.

— Извини, брат… Я не подумал.

— Да ладно…

Бывший морской котик поежился.

— Здесь, б…, как в коммунизм попал. Только с восточным колоритом.

— Да уж… Это не он, случаем?

— Не знаю…

Один из таких седанов подрулил к их внедорожнику сзади и остановился.

— Так, повнимательней, давай…

У всех у них было оружие в сумках — и все они были готовы его применить.

* * *

Майор Итан Блэк сидел в китайском джипе на водительском сиденье, и мысли его были тоже невеселые. В отличие от его людей, обычных американских парней, которые должны были где-нибудь трудиться на полную рабочую неделю, а вместо этого играют в Джеймсов Бондов в этой срани, он был уже достаточно опытным и мудрым, чтобы понимать, что происходит, и делать выводы. Он повидал всякого — и неподвижные, змеиные глаза сирийского боевика-фанатика, за спиной которого не меньше десятка убитых американских солдат, и растерянные глаза двадцатилетнего американского морского пехотинца, который только что потерял друзей в подорванной бронемашине, а сейчас сидит в грязной придорожной канаве, по которой из зеленки хлещут огнем из «АК-47». Все здесь происходит по одному гребаному сценарию: местные диктаторы хотят жить, как живем мы, а на людей им попросту плевать. Местные диктаторы завинчивают гайки, пока их в конце концов не сорвет. А потом… потом полный п…ец бывает.

Нет выхода. Нет этому конца и края. Все, что хотят местные, — полного беспредела, и они и в самом деле этого хотят. Мы решили, что мы можем вечно жить хорошо, а они могут вечно жить плохо, и все это будет продолжаться и продолжаться. Но у нас хватило ума дать им телевизор и компьютер, и они видят, как мы живем, и ненавидят нас. Просто за то, что мы живем не так, как они. Здесь не надо искать какой-то гребаной правды, правда в том, что у нас есть много чего, чего у них нет. И они хотят прийти и отнять это. И все это будет продолжаться до тех пор, пока кто-то не нажмет кнопку и не прекратит все это разом.

Проблема в том, что он никому это не может сказать. Его просто не поймут. Гребаная политкорректность, так ее мать. Один аналитик заявил, что Гульбеддин Хекматьяр — умеренный исламист. Это Хекматьяр-то! Человек, который встал на джихад в конце семидесятых! Террорист, убийца, военный преступник, наркоторговец. Если этот умеренный — то какие же тогда радикальные? И самое страшное — осознание бессмысленности собственных действий. Он, профессиональный разведчик, не может завербовать никого, кто бы мог что-то изменить. На уровне уезда, провинции, всего Афганистана, всего мира. Никто не может. Нельзя сделать так, как англичане — разложив ИРА [Ирландская республиканская армия.] предательством и вербовками на высшем уровне. Не выйдет. Это невозможно потому, что «Аль-Каида» и «Талибан» выражают волю людей, которые здесь живут. Не всех, но очень значительной части. Если они перестанут ее выражать — люди просто пошлют их подальше и найдутся новые борцы. Вот так вот…

И этот козел не торопится…

Ему было жаль тех парней, которые сейчас с ним. Он-то уже понял, что все бесполезно, а они еще нет. Они, наверное, еще думают, что здесь что-то можно изменить. Проклятое американское мессианство. И проклятые американские политики. Неужели они еще не поняли, что здесь ничего не изменить словами, что нельзя просто прийти и сказать: ребята, давайте жить правильно, по-новому — и думать, что это то, что нужно. Надо просто оставить эту чертову землю русским. В конце концов, они тоже имеют право на свой фунт мяса. Хрен с ним, пусть строят здесь коммунизм, капитализм… что хотят. Если они тут как-то держали ситуацию семьдесят лет — пусть и дальше держат. В конце концов, Америка не может одна отвечать за все…

Ага, есть, кажется…

Белый седан, один из тех, которые колесят по местным дорогам, аккуратно припарковался сзади. Майор подвинул зеркало и положил руку на пистолет.

Местный подошел со стороны водительского места. Лет тридцати, плотный, безбородый с плоским, как блин, лицом и узкими, монголоидными глазами. Европейская рубашка с коротким рукавом, брюки. Постоянно улыбается, хотя лучше бы этого не делал. Его зубы могли привести в ужас любого американского стоматолога, но сюда современные понятия о гигиене полости рта еще не добрались.

— Хай, ай эм Анвар, ай эм фром Майкл, о’кей? — волнуясь, сказал он. Язык был приличным. Как передали из посольства в Ташкенте, парень работал в гостиничном бизнесе, менял у туристов валюту. Здесь это шикарный заработок: валюту можно поменять в гостинице, но по официальному курсу. Законопослушные иностранцы не видят подвоха — раз государством установлен такой курс, значит, надо подчиняться. Есть и неофициальный — выйдя из гостиницы, гостиничные работники тут же сдают валюту по курсу неофициальному, который на тридцать-пятьдесят процентов выше официального. Так за месяц набегает еще полтора-два жалованья. На этом, собственно, и вербовала людей местная станция, обещая валюту по официальному курсу. Большей частью они дули в две стороны, и местным безопасникам тоже, но с этим ничего не поделаешь. Сэ ля ви. Такова жизнь, и всем нужны американские доллары.

Еще, как поделился парень с Манаса, работавший как раз в Ташкенте и улетавший в отпуск, местные власти, несмотря на инфляцию, упорно не печатают купюры номиналом покрупнее, и для того, чтобы купить лепешку, надо отдавать целую пачку денег, а на базар идти с целой сумкой. Идиотизма хватает…

— Хай, ай’м Итан, — американец протянул руку, — хау’з Майкл?

— Хи из о’кей энд сенд хеллоу ту ю. Соу, летц гоу…

Американец огляделся по сторонам, давая незаметно знак, что все в порядке.

— Хей, мэн… — сказал он с сомнением в голосе, — ай нид ту парк зыс кар, о’кей? Ин сейф плейс. О’кей?

Узбек закивал:

— Оукей, о’кей. Ноу проблем…

Хотелось бы, чтобы не было проблем. Хотелось бы…

…Сейф плейс, или охраняемая стоянка, нашлась как раз рядом с банком. Получив десятидолларовую бумажку, сторож был так рад, что чуть не подпрыгивал, и заверил, что с машиной ничего не случится…

Правда, теперь у них была только эта подозрительная машина. Не европейская, маленькая. Совсем не для пятерых взрослых мужчин. Но и предупреждать о своем появлении тоже не годилось. Майор был стреляной птицей и знал, что каждый особо важный объект охраняют. Дукандор, бача с сотовым. Все, что им нужно, — позвонить и сказать, что в районе появились какие-то неизвестные. И большие неприятности обеспечены.

— Так… А эта машина нас пятерых выдержит? — спросил Тэд, с подозрением глядя на распахнутую дверцу.

— Хорош болтать, садись… — оборвал командир.

Тэд пролез посередине — он был тощим и одновременно длинноногим, ему там самое место. Алекс сел к двери, с трудом закрыл ее. Мано с другой стороны. Майор впереди.

Поехали…

Они выехали на ту же дорогу, неспешно покатили по ней. Транспорта было мало, о пробках нечего было и говорить. Почти нет грузовиков, а те, что есть, — старые, советские. Почти нет автобусов…

Здания по обе стороны дороги — старые, но ухоженные. Современные отделаны стеклопанелями, здесь такая мода. Архитектура вовсе не арабская и не восточная — скорее средиземноморская или даже европейская. Нет ни следа ужасающих трех— и пятиэтажек-курятников, которые строили русские везде, где появлялись. Дома сильно напоминают таунхаусы, [Коттедж на две семьи.] только без обязательного гаража внизу. Здесь не принято пользоваться машинами, как в Америке, — здесь машина, видимо, равноценна недвижимости, если не дороже. Это обычно для постсоветского пространства — все-таки русские много строили.

Чисто, в отличие от Кыргызстана нет грязи. Нет и такой навязчивой придорожной торговли — первого признака обнищания.

Они свернули направо. Проехали мимо ресторана, вывеска на котором тоже была на английском. Поехали дальше. Снова свернули. Высокий, в четыре этажа, странной архитектуры дом, на первом этаже магазины. Почти европейский, не панельный, постройки тридцатых-сороковых. Около него стояли те самые микроавтобусы: они используются для перевозки грузов, а больше, видимо, возить не на чем. Они проехали справа от дома…

— Вот из ит? — спросил майор, напрягшись.

— Донт ворри? — заверил водитель. — Зис из махалля. Хиар из ауа френдс. Зей хелп ас.

Свежо предание…

Дальше шли, видимо, более нищие кварталы. Одноэтажные домики, такое ощущение, что они врастают в землю — не видно фундамента. Кирпичная кладка — и что самое удивительное, у некоторых нет окон. Наверное, окнами во двор. Нет заборов в отличие от таких же районов в афганских городах, домишки жмутся друг к другу. Стены чисто выбелены, деревья тоже выбелены внизу. Почти нет людей.

Они сделали поворот. Потом еще. Майор вдруг понял, что они могут не выбраться отсюда без посторонней помощи, заплутаются. Хотя у него в кармане был коммуникатор, писал маршрут.

Еще поворот. Они остановились рядом с каким-то домом, здесь было что-то вроде внутреннего дворика, по крайней мере скамейки наводили на такую мысль. Было чисто, ухожено, в конце улицы рабочие что-то делали, и рядом стоял старый советский грузовик, кабиной похожий на американские пикапы середины шестидесятых.

— Хиар из ауа френдс… — заверил водитель, выходя из машины.

Щелкнул замок двери — майор приоткрыл свою дверь, и Алекс сзади — тоже.

Из дома вышел местный, бородач лет сорока, с черной окладистой бородой. Точно в такой же белой рубашке с короткими рукавами. Водитель подошел к нему. До них было метров пять.

— Это они? — спросил он по-русски.

— Да, — ответил их водитель.

Алекс понял, что сейчас будет. Потому что он в совершенстве знал русский язык — в этом и заключалась промашка террористов, они начали привычно общаться на русском, думая, что никто из американцев им не владеет. Но Алекс была его кличка, а так его звали Александр, и его родители эмигрировали в Америку в девяностые. Его отец служил в частях ВДВ точно там же, где двадцать лет спустя будет служить его сын, — в Кандагаре.

— Хорошо. Отвлеки их.

Так и есть. Краем глаза он заметил, как рабочие у грузовика бросили работу.

— Тревога! — крикнул он, выбрасываясь из машины.

Все было как в замедленной съемке. Вот — он перекатывается по земле, пытаясь поймать цель в прицел своего «М11А1». [SIG P228.] Вот падает вправо бородатый, таща что-то из-за спины. Вот пистолет дергается, и на животе водителя появляется черная дырочка, откуда начинает сочиться кровь. Вот вторая пуля попадает в спину так и не понявшему, что к чему, водителю. Вот рядом с машиной неизвестно откуда появляется еще один местный, похожий на монголоида, с чем-то, напоминающим «узи» в руках. Он пытается поймать цель — но не успевает: пистолет рявкает еще два раза, и красное облачко от его головы повисает в воздухе…