Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— С великим удовольствием поведаю вам сию историю, ваше сиятельство, — манерно порыкивая голосом, ответил легист. — Но она потребует много времени для изложения.

Я слегка поколебался и принял в свою команду гиганта. Турнуть за профнепригодность никогда не поздно. Но, как мне кажется, этот верзила все-таки будет полезен.

А сразу после обеда я выехал из Памплоны вместе со всей своей гоп-компанией и легистом. Но Пелегрини оставил в качестве инструктора при новоиспеченной школе артиллерийского дела. Нечего старику таскаться по дорогам, пусть слегка отдохнет.

ГЛАВА 2

Сначала я думал наведаться в расположенный недалеко от Барселоны монастырь Святого Даниэля, чтобы навестить свою матушку Изабеллу, а точнее, мать бастарда, в тело которого меня занесла нелегкая. Но, прикинув по карте расстояние и маршрут, в конце концов передумал. Во-первых, дорога неблизкая, примерно сто пятьдесят лиг, а это добрых пятьсот километров, и только в один конец, а во-вторых, если я хочу успеть за одну навигацию пройти большую часть своего предстоящего путешествия водным путем, не стоит терять даже одного дня. От намерения навестить мать я не отказываюсь, просто заскочу в монастырь во время перехода в Рим, благо получается по пути. Правда, придется переть через Гибралтар, на подходах к которому вовсю шалят сарацинские пираты, но это дело такое, даст господь, обойдется.

В Сибур мы выехали тем же маршрутом, по которому следовали в Памплону. Сначала в По, оттуда в Ортез, а там уже и до побережья рукой подать. К счастью, никаких неприятных случайностей по пути не случилось. Впрочем, разбойники и прочие лихие люди тоже не полные идиоты, чтобы нападать на отряд из полусотни воинов в полном вооружении.

На исходе третьего дня до конечной точки нашего маршрута оставалось всего ничего, какой-то десяток лиг, то есть около половины обычного дневного перехода. Правда, уже темнело и пришлось заночевать прямо у дороги в небольшом ореховом леске. Я ожидал какого-нибудь местного феодала с претензией, но никого так и не принесло.

Быстро обиходив лошадок, все расселись вокруг костров и в ожидании ужина принялись потягивать из бурдюков местное кисленькое винцо.

Народ неспешно беседовал, как водится среди старых знакомых, обо всем и ни о чем. Фыркали стреноженные лошади, пугаясь ухавшей неподалеку птицы.

— Я в детстве парень был недюжий… — вдруг дурашливо загорланил Логан.

— И бочку пива выпивал… — тут же подхватил козлиным голосом Деннис де Брасье.

Латники дружно заржали, приветствуя выходку скотта и легиста. Я тоже невольно улыбнулся. Эта парочка каким-то неожиданным образом оказалась похожей друг на друга и очень быстро спелась за время пути. У Логана и де Брасье даже биография в чем-то была сходна. Денниса точно так же, как и скотта, в свое время планировали упечь в монастырь. Правда, легист отбоярился еще до пострига. А до своего обучения в Болонском университете успел отметиться в кондотьерах.

Буйные и никогда не унывающие верзилы, оба пьяницы, бабники и дебоширы. Вдобавок отъявленные выжиги и скупердяи (покупая по дороге фураж для лошадок, довели продавца в Ортезе едва ли не до инфаркта). Словом, замечательные люди.

Да уж, подкинул мне Феб от щедрот своих юриста. Впрочем, я доволен. До применения легиста по назначению еще не дошло, но он мне уже нравится. Тем, что, выслушав суть дела, Деннис де Брасье не стал вдаваться в разглагольствования и обещания, а коротко сказал: будем работать, и точка. А еще тем, что назначил весьма кругленькую сумму за свои услуги, но без всякой предоплаты, только по факту успешного выполнения задания. Правда, выторговал на время работы себе полный кошт, то бишь кормежку, выпивку и услуги падших женщин.

Но ничего, с меня не убудет, главное, чтобы легист сделал свое дело. Для чего он мне нужен? Во-первых, мне надо железобетонное юридическое обоснование моего титула «божьей милостью» и полноправное признание меня правопреемником и наследником отца. А также подтверждение незаконности аннексии Арманьяка Пауком, чтобы его черти в аду на сковороде жарили, ублюдка эдакого. Во-вторых, на совести де Брасье — сопровождение моей будущей легализации Ватиканом с точки зрения средневековой юриспруденции. Все это понадобится при возвращении Арманьяка и в разборках с гасконской знатью. А эти разборки обязательно будут, уверен на сто процентов.

А еще надобно выведать истинные размеры родовой вотчины со всеми теми уделами, что поотпадали еще до моего папеньки, чтобы, значится, все к рукам прибрать. Как я всегда говорил, тщательная работа с документами — основа прогрессивного феодального хозяйства.

Да много еще чего предстоит сделать де Брасье, словом, начать и закончить. К счастью, часть семейных архивов уже в Гуттене, мне их передал Базиль, старый слуга моего отца, перед тем как отправился убивать Паука. Что со стариком дальше сталось, я не знаю, но, судя по тому, что Луи еже жив, у Базиля ничего не получилось. Хотя об очередном, но не связанном со мной покушении на Паука мне доносили. Он устроил или не он — мне неведомо, но будет жалко, если подставился и погиб.

А вот остальную часть архивов еще предстоит добыть, она спрятана в Фезансаге, в одном из моих замков. Но даст бог, доберусь и туда.

— Сир, прошу… — Луиджи с поклоном преподнес мне исходящую аппетитным дымком надколотую с краю глиняную миску и большую горбушку серого ноздреватого хлеба.

Я зачерпнул деревянной ложкой варево, отхлебнул и зажмурил от удовольствия глаза.

Умм, вкуснотища-то какая… Ничего особенного, обычный жидковатый пшенный кулешик с молодой бараниной, обильно приправленный чесноком, специями и сухими травами. Недосоленный, мясо жестковатое, крупа слегка подгорела, хотя и недоварилась, но, черт побери, такая еда мне милей разных там королевских разносолов.

Быстро прожевав, я кивнул и степенно изрек:

— Годно…

Традиция, однако — командир первым пробует пищу. Так повелось с рутьерских времен.

Все, в том числе и я, быстро пробормотали молитву и ускоренно заработали ложками.

Налопавшись от пуза, сходил отлить в кусты, заодно проверил дозорных и вернулся назад. Тяпнул пару добрых глотков из походного кубка, откинулся головой на седло и невольно проникся окружающей действительностью. Едва слышно шелестит листва под легким ветерком, на фоне усыпанного звездами неба просматриваются черные громады гор, потрескивают дрова в костерке — благодать, да и только. Прохладно, даже холодно, но это лишь подчеркивает остроту ощущений.

Эх, люблю я такую жизнь. Волчью, всегда на ногах, но все равно люблю. Я и в прошлой своей ипостаси не был домоседом, а сейчас — тем более.

Нет, кто мог себе представить, что меня, в общем-то ничем не примечательного тренера по фехтованию, зафитилит в дремучее Средневековье? Да еще и в тело бастарда, за которым охотились все кому не лень, в том числе сам руа франков Луи, одиннадцатый этого имени, с веселеньким прозвищем Всемирный Паук. Еще тот гад…

По всем прикидкам, я должен был сдохнуть, не продержавшись и месяца, но как-то выкарабкался, не иначе только божьим произволением. Даже умудрился стать кавалером ордена Золотого Руна, что само по себе стоит дороже всех моих выслуженных титулов. Да уж… как вспомню, так вздрогну. Всласть пришлось побегать и покрутиться. Шел на верную смерть, сам убивал, любил, был любимым, приобретал и терял друзей…

Правда, своей родовой вотчины я пока так и не вернул. Но со встречей с еще одним «счастливчиком», Франциском, принцем Вианским по прозвищу Фебус с этим делом наметились явные подвижки. Хотя забегать вперед не стоит. Время покажет…

Почувствовав, что засыпаю, я закутался в вальтрап и уже через несколько мгновений провалился в сон. И так же, без раскачки, проснулся на рассвете.

Зычно гаркнул, поднимая своих, поплескал в морду ледяной водичкой из ручья и принялся седлать жеребца. Очень скоро мы снова выехали на дорогу, а к полудню вдалеке показались стены шато Дюртубийе, коммодории ордена Горностая в провинции Пиренеи. Старинного замка, построенного еще во время владычества англов в этих местах.

А еще через несколько минут мы встретили на пути саму шевальер Аиноа, даму д’Эрбур, кастеляна коммодории и по совместительству пассию Феба. Симпатичную дамочку, смуглую, жгучую и статную брюнетку.

Шевальер, ловко устроившись в дамском седле, неспешно трусила на караковой кобылке нам навстречу в сопровождении своих егерей, четырех усатых мужиков в возрасте. И, к моему удивлению, пребывала эдак на пятом-шестом месяце беременности. Или около того. Зеленое платье и меховая безрукавка совсем не скрывали аккуратного животика.

Интересно девки пляшут. Неужто Феб отметился? Точно он. Аи да хват! Да и девчонка не дура — подцепить на крючок самого короля. Похвально, похвально, ничего не скажешь. Я понял, что девица далеко пойдет, еще тогда, когда узнал, как она ловко кинула своего папеньку.

— Шевальер… — Не слезая с седла, я склонился в поклоне, обмахнув перьями берета круп жеребца.

— Ваше сиятельство… — Аиноа ответила мне коротким кивком. — Надеюсь, дорога была к вам милостива?