Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Мы заключили мир? — оживился Жерар.

Дюк чуть не поперхнулся сигаретой. Быстро докурил её и выкинул в окно в зелёную траву. Затем продолжил.

— Ты что, сержант, оглянись. Идёт эвакуация полным ходом. Теперь это всё принадлежит республике Гарвант.

— Мы проиграли? — горечь подступила к горлу Жерара. — Значит, я потерял ферму. Я хотел вернуться туда после войны.

— Ну, не переживай парень, — подбодрил его Дюк. — У вас остался священный город Дит. Арно договорился, чтобы город и прилегающую территорию не трогали.

«Арно договорился, договорился» — звучало в голове у Жерара. Он всё потерял. Всё что у него было. И теперь ему очень хотелось поговорить с другом своего отца.

Наконец они подъехали к морскому порту. На деревянном пирсе стояла очередь. Они садились на причалившее пассажирское судно. Так же у порта было припарковано множество машин. Их просто здесь бросали и садились на корабль. Дюк как мог, припарковал грузовик между брошенными машинами, и они вышли из кабины. Вдоль берега тянулись бесконечные складские здания, со стороны которых к ним подошли вооружённые солдаты.

— Я от главнокомандующего Галанда, — сказал им Дюк. — Привёз медоборудование и этого.

Он показал пальцем на Жерара. Тот представился и его повели к пирсу. Приблизившись к кораблю, он смог разглядеть его имя «Офелия». Это был старый начинающий ржаветь корабль. Он был призрачного белого цвета, не считая ржавых пятен. Он явно не мог уместить всех людей. У Жерара промелькнуло сомнение в том, что судно сможет доплыть.

— Сохраняйте спокойствие, — слышался голос с корабля. — Будет ещё судно и вас всех вывезут.

Жерара молча вели мимо толпы к кораблю, расталкивая людей. Он обратил внимание, что люди были в основном пожилого возраста. И они смотрели с большим недовольством на него. Жерар поднялся на борт, где его встретил капитан. У него была седеющая длинная брода. А на груди красовались золотые медали в форме пауков. Янполь вытащил свои документы и передал капитану.

— Сержант первого пехотного полка Жерар Янполь, — представился он.

Капитан удивлённо посмотрел на документы, затем сказал.

— Я слышал, что ты ранен. Но не ожидал такого, — он скинул документы. — Сочувствую сержант.

«Сочувствую» — пронеслось в голове Жерара. Он дотронулся до бинтов на лице. Станет ли он прежним?

— Мы ждём ещё нескольких человек, — продолжил капитан. — Потом отплываем в Дит.

Жерар решил остаться на палубе. Он подошёл к борту корабля и начал ждать, вдыхая солёный морской воздух. Помимо него на палубе было ещё несколько человек. В основном это были модно одетые местные богачи, но были и представители среднего класса, потерявшие всё, как и сам Янполь. Один человек выделялся среди всех. Это был проповедник. На нём была яркая красная мантия с нарисованным черным пауком на груди. Паук был очень реалистичным и выглядел так, что вот-вот спрыгнет с мантии и убьёт всех на корабле.

— Пусть никогда не покидает вас любовь и верность к Нему, — говорил он. — Напишите их себе на скрижали своего сердца. Тогда вы завоюете благосклонность и доброе имя в глазах Его. Во всех отношениях признайте Его, и Он сделает ваши пути прямыми.

Во время проповеди он размахивал руками, пытаясь то ли взлететь, то ли уплыть к небу. И выглядел абсолютно безумным.

— Вот блин, — послышалось восклицание.

Это был новоприбывший, обвешанный сумками и чемоданами. Ему было примерно как Жерару. Он был небольшого роста и немного полноват, молодой, с хитрой ухмылкой и короткими светлыми волосами. С ним была молодая симпатичная девушка. Судя по животу, она была на девятом месяце беременности. Они озирались по сторонам.

— Если капитана зовут Харон, то я прыгаю за борт, — новоприбывший залился звонким смехом. — Лучше вплавь.

К нему подошёл капитан, проверил документы, а затем скомандовал.

— Больше не будем ждать, отчаливаем.

— «Офелия» отличное имя, кстати, для корабля, капитан, — саркастично заявил новоприбывший.

Корабль тронулся с места и начал отчаливать, оставляя позади людей на пирсе. Новоприбывшие отправились к каютам. Проходя мимо Жерара, он взглянул на него и произнёс.

— Ну, хоть человек невидимка с нами, — новоприбывший тепло улыбнулся и отправился с девушкой в каюты.

За ним последовали остальные люди, и вскоре Жерар остался один, не считая проповедника. Тот стоял неподвижно, закинув голову, и смотрел в небо. Они всё дальше и дальше отплывали от берега. Впереди был бескрайний горизонт, а за ним на другом берегу был священный город Дит. Янполь смотрел на бегущие волны. На секунду он подумал, заметит ли кто-то, если он спрыгнет за борт. Но он тут же прогнал мрачные мысли. Но легче не стало. Он чувствовал себя холодным могильным камнем, на который он смотрел утром. И ощущал внутри вырезанную дыру. Жерар повернулся к проповеднику. Он мало знал о таких как он. Они верили, что их Бог спас человечество после великого пожара. И люди возродились в священном городе Дит. Но его мать говорила, что это ложь. И таких мест было много. Тем не менее, она верила, что Он существует. Жерар снова взглянул на проповедника. Тот словно читая его мысли, повернулся и произнёс.

— Ищешь спасения? Цель? Дорогу в потёмках?

Жерар установился на изображение черного паука на мантии и спросил.

— Я никогда не понимал. Почему пауки?

— Мы их так не зовём, — проповедник улыбнулся и распахнул мантию на груди. Из под одежды выглянула мохнатая голова размером с кулак. И посмотрела на Жерара всеми восьмью маленькими чёрными как изюм глазами. У него перехватило дыхание, ноги стали ватными и его начало подташнивать. Проповедник, не замечая этого, продолжил. — Это сородичи. Когда мы нашли Его во время великого пожара, сородичи помогли нам выжить. Они Его слуги.

У Жерара начала кружится голова. Проповедник спрятал обратно паука под мантию.

— В священном городе Дит запрещено убивать сородичей, — продолжил проповедник. — Мы заботимся о них. Делаем из их паутины шёлк. А когда они умирают, мы поедаем их плоть.

Жерар поборол приступы тошноты и головокружения. Эта паучья религия была не для него. «Хорошо, что их разделяло море, и эта религия не была популярна там, где он жил» — пронеслось у него в голове. Тем не менее, корабль неумолимо приближался к городу Дит. К логову монстров и психопатов. И Жерар был не в восторге от этого. Он зажмурился, тяжело вздохнул и отправился к каютам. Он спустился по скрипучей лестнице и попал в узкий коридор с множеством дверей. Слышался детский плач, знаменуя бессонную ночь. Но Жерар и так плохо спал последнее время и никогда не высыпался. Он нашёл свою каюту, номер которой был указан в распоряжении на перевод. Внутри было на удивление чисто и гораздо уютнее, чем в больнице. И здесь была кровать, похожая на кровать, а не на каталку из морга. Жерар быстро разделся и залез в неё. Детский плач сильно мешал, но Жерару удалось провалиться в сон.

Его охватило пламя. Тело обращалось в прах. Он начал задыхаться. Глаза Жерара широко распахнулись. Сердце бешено колотилось, и он был весь в поту. Жерар начал вертеть головой, не понимая, где находится. У него ушла целая минута на то, чтобы понять, что он в каюте «Офелии». Это был снова кошмар, мучающий его каждую ночь. Снилось одно и то же. Пламя пожирающее Жерара. Во сне не было ничего кроме огня. Как в тот день. День битвы. И Янполь возвращался туда каждую ночь. Вспоминая, как лежал раненный в окопе и ждал смерти. Боль в тот момент рвала его на части. Имплантанты с ней не справлялись, но и умереть ему не давали. И так он лежал сутки. А потом его нашли разведчики и спасли то, что от него осталось.

— Настало время, — прошептал он сам себе и поднялся с кровати. Он подошёл к зеркалу у входной двери. Бинты на голове размотались и свисали как водоросли на суше. Их давно можно было снять, но Жерар боялся это сделать до сих пор. Он аккуратно снял их, освобождая лицо из долгого плена. Но то, что он увидел, повергло его в шок. Отчаяние вцепилось в его сердце. И сдавило как мочалку, выжимая остатки надежды на нормальную жизнь. В зеркале отражалось бесформенное месиво. Губы исчезли. Через всё лицо проходил уродливый шрам, начинаясь над левой бровью и заканчиваясь на том, что раньше было правой щекой. Волосы на голове отсутствовали, но врачи ему сказали, что они отрастут. Нос был странной формы, словно был из пластилина и кто-то попытался его размазать по лицу. А кожа была ненормального розового цвета, от которого Жерара начало тошнить. Лишь чудом не пострадали глаза и уши. Он отвернулся от зеркала. Слёзы ручьём потекли. Он не знал, что теперь со всем этим делать. Внезапно кто-то постучал в дверь.

— Мы приближаемся, — послышался голос за ней, — Выходите на палубу.

Жерар вытер слёзы, оделся и намотал на лицо платок. Симпатичней от этого он не стал. Янполь вышел в коридор и поднялся на палубу. Здесь уже собрались другие пассажиры. Не обращая на них внимания, Жерар подошёл к борту корабля. Солнце было высоко и безуспешно боролось с тучами, иногда пробиваясь сквозь них. Похоже, что Янполь проспал целые сутки, метясь в агонии от кошмаров. Тем не менее, он чувствовал себя уставшим.