Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Прямо по курсу чёрной линией растянулся на весь берег город Дит. Подобно бездне он навсегда отделил небо и морскую водную гладь. И корабль полным ходом нёсся к чёрному ничто. Город приближался и становился всё больше. Разрастаясь как раковая опухоль, он начал заслонять собой всё пространство. И вскоре проглотил «Офелию» вместе со всеми пассажирами.

Жерар спустился по трапу на холодный, как и весь Дит, каменный пирс. Здесь пассажиров встречал десяток вооружённых солдат. Они проверили его документы и хорошенько обыскали. Один из них отвёл Жерара к воротам пирса. Они были выкрашены в яркий красный цвет и выглядели чужими на фоне тёмных домов города. На воротах весела старая табличка с надписью «La aparicion de Dis». Жерар не знал, что это значит.

Его провели за ворота к припаркованной машине. Это была серебренная мантикора, собранная на заводе Кельвин Моторс. Соблазнительная обтекаемая форма, водородный двигатель и с бронёй на крыльях, которая скрывала колёса. Великолепная машина. На мантикорах разъезжала местная полиция. Они как серебреные иглы пронзали город, карая преступников. Жерар смотрел в детстве сериалы про них. Но Дит в них выглядел иначе. Жерар так залюбовался полицейской машиной, что даже не заметил человека стоящего у неё.

— Кхм, — прокашляла та, обращая на себя внимание. Это была очень высокая женщина с длинными до плеч рыжими волосами. Она выглядела лет на двадцать пять. Глаза скрывали модные солнечные очки, в которых отражался мрачный город. — Жерар Янполь я полагаю. Я лейтенант Альва, полиция города Дит.

Она достала из кармана серебряный диск размером с ладонь. Неожиданно для Жерара там был изображён не паук, а яйцо объятое пламенем. Яйцо походило на куриное. А под яйцом были выбиты четыре буквы ПСГД и номер. Жерар узнал полицейский значок. Но Альва была одета в строгий костюм, а не в форму полицейского.

— Я не на службе, — словно оправдываясь, сказала Альва. — Тебе бы тоже сменить одежду, но времени нет. Садись в машину. Я отвезу тебя к бывшему генералу Арно.

— Бывшему? — удивлённо спросил Жерар. Лейтенант открыла пассажирскую дверь и тот сел. Внутри был роскошный салон. Янполь словно растворился в сидении. Альва села за руль и завела машину. Двигатель заревел как лев и они поехали.

— Арно теперь мэр или король. Я даже теперь не знаю, — ответила она. — Совет упразднён, а армию скоро распустят.

Машина мчалась по улицам. В городе кипела жизнь. Словно войны и революции никогда не было.

— Расскажи мне о революции, пожалуйста, — попросил Жерар, — Я немного выпал из реальности. Я хочу знать, что произошло.

— Да, нечего рассказывать, — Альва улыбнулась, а затем продолжила. — Его величество Арно вошёл в город с армией. Арестовали совет, а потом казнили всех кроме женщин.

— И всё? Вот так просто? — воскликнул Жерар. — Вы пытались что-то сделать?

— Мы ПСГД, Жерар. Полиция священного города Дит, — Альва сделала длинную паузу, добавляя драматизма, и продолжила. — Мы подчиняемся Церкви. А Церковь следует Его воли. И Он требовал прекратить войну. Любой ценой.

— И тогда вы избавились от тех, кто хотел её продолжения, — Жерар замолчал и отвернулся к окну. Машина углублялась в город, приближаясь к его центру. Здания уходили в небо, и Жерар не видел, где они заканчивались. Казалось, что они едут внутри огромного каменного монстра. Альва включила радио и два обделённых интеллектом диктора начали всячески оскорблять женщин. Лейтенант переключила станцию.

— А теперь нас всех порадует своей новой песней группа «Суицидальная меланхолия» — донеслось из радио. — И так, в эфире песня «Я ненавижу свою мать»

Из радио начали доноситься безумные звуки. Было такое чувство, что кто-то пытается играть бензопилой на скрипке. И всё это сопровождалось какофонией из воплей. Понять о чём песня не представлялось возможным. Но Альве она явно нравилась.

Улица раздвинулась, и они выехали на площадь. В центре площади находилось большое уродливое дерево без листьев, голое и одинокое. Альва остановила машину и они вышли. К удивлению Жерара и здесь было темно, не смотря на обилие работающих фонарей и светлое небо высоко над головой.

— Князь Арно находится в том здании, — лейтенант показала пальцем на ничем не выделяющееся здание. Разве что на входе висела неоновая вывеска, и рядом припаркованы дорогие машины. Среди них были ещё парочка мантикор. На вывеске красными буквами горело название «У Асмодея». — Они делят город.

Жерар осмотрел площадь. На ней было несколько человек. Они спешили по своим делам, опустив голову и стараясь не смотреть на здание с вывеской. Янполь взглянул на Альву. Он почувствовал, что-то не так.

— Я должен знать, — он сжал кулаки, его кости снова начали гореть. — Я должен знать всё, прежде чем увижу Арно. Пожалуйста!

— Ладно, — лейтенант сняла очки. Судя по её глазам, она плохо спала. — Я не всё сказала. Самые влиятельные семьи города поддержали смену власти. Но были против Арно. После казни они начали собирать людей, чтобы выбить его из города. И он узнал об этом.

— Сколько? — Жерар уже знал, что ответ ему не понравится.

— Нет точных цифр. Они вламывались в дома и вытаскивали людей целыми семьями. — Альва глубоко вздохнула. — Арно запретил их кремировать. Они просто повесили трупы в лесу за городом, — Лейтенант отвернулась от него. — Там их несколько сотен.

Мир вокруг Жерара содрогнулся. Под его ногами разверзлась яма, и он почувствовал, как падает в бездну. Может он воевал не на той стороне? Жерар встряхнул головой, приводя мысли в порядок. Он поблагодарил Альву, и они вошли в ресторан «У Асмодея». Их встретил роскошного вида зал. Столы были сдвинуты вместе в форме круга в центре зала и заставлены едой и алкоголем. Арно уже ждал внутри и встретил их широкой акульей улыбкой в окружении толпы хорошо одетых людей. Все сливки общества здесь собрались. Альва подошла к столу, игнорируя окружающих, и взяла откупоренную бутылку вина.

— Жерар Янполь, как долго я ждал нашей встречи, — сказал он, подойдя к ним вплотную. Это был высокий, крепкого телосложения брюнет с квадратной челюстью. Похожий больше на боксёра, чем на политика. В руках он держал деревянную коробочку, которую незамедлительно вручил Жерару. С боку послышались щёлкающие звуки фотоаппаратов. Журналисты тоже здесь были и фиксировали всё происходящее. — Раны твои были очень серьёзны. Но ты выжил! И стал сильнее. А сильные нужны этому городу.

Он схватил Жерара за руку и начал её трясти, улыбаясь в камеру. Янполь молчал и смиренно встречал расстрел из фотоаппаратов. Он был растерян.

— Это тебе, — Арно постучал пальцем по коробочке. — Примеряй. Должна быть как раз.

Жерар послушно открыл коробочку. Внутри была фарфоровая маска белого цвета. Носа и губ не было, только прорезь для глаз. Обычная маска выражающее спокойствие. Он снял платок с лица. Наступила тишина, фотографирование прекратилось. Арно старался продолжать улыбаться, уголки его рта нервно поддёргивались. Янполь надел маску. Она была мягкой и очень приятно ощущалась на лице. Она явно была не фарфоровой. Лишь казалась внешне. Арно щёлкнул пальцами и в комнату вошёл человек с зеркалом. Журналисты вновь начали фотографировать. Жерар взглянул на себя. Это не было его лицом, но другого у него не было.

Он провёл пальцами по маске. Она была гладкой на ощупь. Конечно же, так он выглядел гораздо лучше.

— Благодарю, генерал Арно, но нам нужно поговорить, — сказал он.

— Конечно. Но я больше не генерал. Я магистрат, — Арно улыбнулся ещё шире. Он словно наслаждался самим словом «магистрат». Услышав это, Альва закатила глаза и сделала глоток вина прямо с горла.

Магистрат Арно провёл его вглубь зала и усадил за стол рядом с собой. Остальные тоже расселись по сторонам. Альва встала рядом с бутылкой вина, но за стол не стала садиться. Жерар вопросительно посмотрел на неё.

— Мне и так хорошо, — она подмигнула ему и продолжила пить с горла. — Не горю желанием присоединяться к «счастливой семье».

— Как добрался, Жерар? — спросил заботливо магистрат.

— Было бы лучше, если бы я вообще не приезжал, — Жерар посмотрел в глаза Арно. — Но вы всё отдали врагу. И я теперь не смогу вернуться на ферму. Ради чего всё это было?

Магистрат ещё сильнее улыбнулся, от чего Жерара передёрнуло. Он начал сомневаться человек ли перед ним. Затем тот поднялся со стула и начал свою речь.

— Да, мы отдали Республике Гарвант часть нашей территории. Но нет повода для расстройства. Я остановил войну. Войну, в которой мы не смогли бы выиграть, — улыбка не слезала с лица Арно. Его снимали камеры, стоящие вокруг стола. И все заворожено слушали. — Нам не нужны эти земли. Нам не нужны войны. Нам не нужны другие города, кроме священного города Дит, — Арно перешёл на крик, и окружающие начали хлопать. — Дит наш дом. Наше будущее. Наш Бог здесь. И нам больше ничего не нужно кроме этого.

Люди продолжали хлопать. Арно уселся на место и довольно посмотрел на Жерара.

— Мы бы не смогли выиграть, Жерар. Мы бы потеряли всё, — магистрат покачал головой. — Другого пути не было. Твой отец бы понял это. Но не переживай. Теперь у тебя будет новый дом. Ты привыкнешь.