Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— У-у-у-ф-ф-ф!.. — прерывисто выдохнул Ратибор, бросив недобрый взгляд на сидящего рядом противно подвывающего соперника, начинающего потихоньку, с трудом вставать. — Да ты же меня чуть не задушил своей тушей, свиноматка поганая! Вот сраму-то было бы! Вроде и в бою пал, да смерть смерти — рознь! Хорошо хоть не задницей на меня плюхнулся! Тогда точно мне край бы настал! Куда бы я в таком случае перстом давить начал, лучше даже не представлять! В замочную скважину твою, если только… Сами боги наверняка потешались бы до колик в животах в чертогах!.. Они те ещё шутники, я точно знаю!..

— Твой череп — мой! — между тем взвыл поднявшийся пухлый детина, по новой бросившись на уже порядком взбешённого рыжего воина. Чеканы Ратибора так и продолжали торчать у горообразного разбойника из туловища, но лишь набалдашники их рукоятей можно было разглядеть средь многочисленных жировых складок огроменного неприятеля.

— Это вряд ли, Буль-буль, — могучий витязь не стал повторять свою ошибку, пытаясь пробить студнеобразные телеса противника доброй булатной сталью иль кулаками, а отгрузил на этот раз два мощных хука по круглой физиономии Барбули, с грохотом, мигом усадив того назад, на пол, на пятую точку. После чего, подпрыгнув, выдернул из потолочных перекрытий ятаган оппонента да не медля ни секунды, вогнал его прямо в поросячью ряшку ошарашенного лиходея, легко раскроив её пополам. Трепыхающееся тело незадачливого охотника за головами, несколько раз дёрнувшись в предсмертных конвульсиях, медленно завалилось на спину, растёкшись по полу желеобразной массой из мозгов, плоти, жира и крови.

— Что это за дерьмо, Ратиборушка?! — на пороге «Четырёх копыт» замер только что вошедший, поражённый увиденным Емельян. — Я, конечно, уже привык лицезреть багряные ошмётки у твоих сапог, но вот убежавший из кастрюльки бордовый кисель наблюдаю впервые!.. Где ты нашёл этот шмат сала, неугомонный медвежара?!

— Тут ещё вопрос, кто кого нашёл, тугодумный баловень! Неужель неясно, что эта улитка склизкая сама меня разыскала?! — Ратибор досадливо покосился на ухмыляющегося Емельяна, любившего порой слегка позлить своего могучего рыжеволосого друга, после чего обернулся к барной стойке: — Феофан, старче, ты живой там, надеюсь? Кваску притарань мне кружечку, будь добр! А лучше кувшинчик… Чуть весь дух из меня не вышиб этот Бубнуля, или как там его… Аж в горле пересохло… Не, ну это же надо так себя не любить-то! И зачем отъелся до столь размеров необъятных… Я сам пожрать не дурак, но не до такой же степени!..

— Эх, всех посетителей ты мне распугал, уважаемый!.. Опять… — тем временем сокрушённо покачал головой хозяин трактира, неся Ратибору пузатую кружку отменного кваса. — Да и зал уделал снова так, что убирать всё это непотребство замучаешься… Особенно тулово этого громадного слизня!.. — Феофан с тяжёлым вздохом кивнул на то, что осталось от бегемотоподобного Барбули. — И так полночи драил, драил после вчерашнего, а всё насмарку!..

— Ну уж не серчай, почтенный! Кабы предвидеть можно было, когда за мной явятся в очередной раз подобные дуралеи, то подождал бы их у входа на завалинке… — Ратибор порылся в кошеле и кинул на соседний столик пару золотых монет. — Это за хлопоты. Разорят меня так эти душегубы, если каждый раз оплачивать отшкрябывание их вонючих мощей в трапезной… Поройся ещё у них по кармашкам, старче. Всё, что ценное найдёшь, твоё, само собой! Ну, ты знаешь, чего размусоливать одно и то же!..

— Обязательно, славный витязь, обязательно… — старик не преминул воспользоваться советом, шустро обыскивая ещё не остывшие телеса разбойников и без зазрения совести присваивая себе их деньги, украшения да оружие. Судя по довольному выражению Феофана, улов выдался вполне себе добротный. — Стражу можно кликать? — выжидательно уставился старый плут на Ратибора.

— Да зови, чего тянуть… — кисло бросил тот в ответ. — Загоняли уж, поди, вояк этих. Они там, наверное, меня чихвостят так, что ухи вянут даже у мышей… Ну ничего, им полезно прогуляться, пузеньки растрясти! Про охрану у моей хаты тем более молчу; клянут меня наверняка почём зря… А что делать?! Кабы караул не дежурил у избухи круглосуточно, хрен бы я куда вообще из домишки своего выползал!..

— Это ж которая ватага по счёту за крайний месяц явилась по твою душу? — Емельян, обескураженно нахмурившись, разглядывал раскиданные по «Четырём копытам» тела лиходеев.

— Да что я их, считаю, что ль?! — досадливо отмахнулся Ратибор, залпом осушив принесённую трактирщиком чарку любимого напитка. — Но за сотню перевалило точно… Или за две, скорее всего! Имею в виду количество самих разбойников…

— Ничего себе разброс в подсчётах!.. Беспокоюсь я за тебя, Ратиборушка… — Емельян задумчиво присел на край одной из скамеек. — Слишком часто в тебя за последнее время мечами да топорами тыкать стали! Так ведь могут и зацепить ненароком…

— Ты бы лучше пнул ещё раз Лучезара, эту пёсью морду, пока я сам не снизошёл до евойной персоны! Очевидно ведь, что не снял он заказ своего братца на меня! Как ещё объяснить происходящее?! — Ратибор гневно сплюнул. — Чего он хочет, чтобы я лично навестил его да переломал все оставшиеся пальцы вместе с руками да ногами?! Я ведь это могу устроить, Емеля, ты меня знаешь!..

— Затеять-то ты можешь, Ратик, и похлеще бучу, да только не при делах наш Лучик в данном случае, не при делах совсем…

— С чего ента ты так решил?! — рыжий боец удивлённо уставился на княжьего племяша, после чего примостился напротив него на лавку. — Известно стало чего?..

— Угу… Слухами земля полнится… — Емельян замялся.

— Ну?! — взбеленился Ратибор. — Я чего, клещами из тебя вытаскивать словеса должен?! Вещай давай, коли начал!

— Поговаривают, что отменённый Лучезаром заказ Кулбаха на твою черепушку повторили… — молодой летописец смущённо кашлянул, стараясь не встречаться с могучим приятелем взглядом.

— Повторили?! — Ратибор сурово сдвинул брови. — Но кто?! Да я этой свиноте гнездо осиное знаешь куда запихаю, знаешь куда, да?!

— Точно неизвестно имя заказчика. Предпочёл остаться в тени… Имеет право! Ведаем лишь, откуда, из какого города он… Предположительно!..

— Не бог весть что, но лучше, чем ничего!.. И откель же этот скудоумец?!

— Ратик, ты только держи себя в руках…

— Откуда, я тебя спрашиваю?!

— Похоже, что из Мирграда…

Наступило неловкое молчание. Дюжий ратник поражённо уставился на не знавшего, куда спрятать свои испуганные очи, растерянного Емельяна.

— Что? — наконец, тихо произнёс Ратибор. В его глазах начали зарождаться яростные всполохи синего пламени. — Так-так!.. Очень интересно! И кто же у нас, окромя князя, имеет возможность выложить на бочку триста золотых кругляшей?.. — рыжебородый витязь недобро прищурился.

— Да брось, Ратиборушка, что ты такое мелешь! — нервно замахал руками дворцовый писарь. — Во-первых, это ещё не точно, что заказчик из Мирграда! Да, заказ тут повторно оформлен, но через третьих лиц, через посредников, то бишь через Ночное Братство! Работа у них такая дерьмовая, ничего личного, как говорится… Трогать ихнюю гильдию таинственную нельзя в связи с запретом княжьим строжайшим, пусть и неофициальным, да и молчать тёмные братишки будут даже под пытками, судя по некоторым россказням, если, конечно, не брешут сказители всякие после жбана-другого медовухи доброй… Э-э-э, в общем, о чём я толкую? Да о том, что заказчик может быть кто угодно, и со стороны Братства этого мрачного имя точно не всплывёт его! Ну а во-вторых, дядя явно тут ни при чём!.. Поди, специально так сделали, бросили на него тень кособокую, дабы вас лбами столкнуть и рассорить меж собой…

— Я и так знал, Емеля, что без участия этой навозной гильдии воров, душегубов да разбойников не обошлось! Любители делишек пакостных берутся за всё, что доход приносит, и не важно, треба для этого нагадить где аль сгубить кого!.. Кулбах, кстати, не таился и услугами ихними побрезговал воспользоваться, когда свой клич пустил! В отличие от нового ворога!.. Или старого, кто ж его разберёт, когда он по углам лишь шуршит аки мышь и носа не кажет на свет белый!.. — Ратибор презрительно сплюнул на пол. — Хм… Но кто тогда, если не князь?! — сжав пудовые кулаки, рявкнул вдруг могучий воин так, что почудилось, будто даже пыли налёт снесло резким порывом ветра с потолочных перекрытий.

— Не горячись, Ратик, прошу тебя! Я как раз с этим разбираюсь… — быстро затараторил княжий племяшка. — Есть ведь варианты! Те же купцы, например! Толстосумов у них хватает… Могли ведь скинуться да заплатить гроши за твою репку? Вполне могли!..

— На кой им мой кочан понадобился? — скептически нахмурился Ратибор. — Вроде никому из торгашей в последнее время я башку в задницу не засовывал…

— В последнее, может, и нет, а до того, а?! Например, этот, как его, Крямзий, помнишь такого? — Емельян бросил вопросительный взор на своего приятеля.

— Ну да, что-то всплывает в памяти! Такой мерзкий клоп, который у Феофана буянил и дары Свята себе прикарманил, что Изе отвезти должен был… — молодой богатырь задумался, прокручивая в голове события почти трёхлетней давности. — Так этот не шибко мозговитый пройдоха из Орёлграда давно уже червей земляных кормит, ибо на плаху его Изя отправил! Да и поделом!..