logo Книжные новинки и не только

«Изгой-один. Истории» Александр Фрид читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Александр Фрид Изгой-один. Истории читать онлайн - страница 1

Александр Фрид

Изгой-один. Истории

Давным-давно в далекой Галактике….

ПРОЛОГ

Земледелец из Галена Эрсо вышел не ахти. У него хватало и других недостатков, но именно благодаря этому он все еще оставался жив.

Человек более разносторонних талантов — какой-нибудь другой Гален, способный предугадать, какие посевы приживутся в чужеродной почве, или распознать признаки гниения, не сдирая кору с зачахшего деревца, — наверняка бы заскучал. Если его ум оставить без напряженной работы, мысли сами собой вернутся к вещам, которые он поклялся забыть. Тот Гален — сознательно или по привычке — в конечном счете вернулся бы к трудам, из-за которых ему пришлось ото всех скрываться. Он бы смотрел в сердца звезд и формулировал теоремы космических масштабов.

Рано или поздно он бы привлек нежелательное внимание. И эта одержимость его бы погубила.

Но неопытный земледелец едва ли мог пожаловаться на то. что его ум работает вхолостую. Так что истинный Гален — тот, что жил в реальном мире, а не в царстве праздных фантазий, — без проблем справлялся с тем, чтобы не поддаваться искушению. Он брал образцы бактерий с огромных валунов, оставленных доисторическими вулканами планеты Ла'му, и с благоговением взирал на вечнозеленый мох, траву и сорные побеги, росшие чуть ли не повсюду. Он обводил взором бескрайнюю череду неровных холмов, на которой раскинулись его владения, и был счастлив от того, сколько чудных открытий еще подарит ему новая профессия.

Он выстраивал эти мысли, как уравнение, вглядываясь в окно, мимо ростков небесной пшеницы, аккуратными рядами высаженных до самого пляжа с черным песком. Неподалеку играла девочка: игрушечный солдатик в ее руках отправлялся по грязной земле на поиски приключений.

— Она опять копает? Клянусь, я не рассказывала ей про открытую разработку недр, но, если она продолжит в том же духе, в следующем году нам придется положить зубы на полку.

Слова проникали в сознание Галена очень медленно. Сперва он услышал их, потом осмыслил. Улыбнулся и покачал головой.

— Сельскохозяйственные дроиды все исправят. Пусть себе играет.

— О, да я и не собиралась ей мешать. Девочка в твоем распоряжении.

Гален повернулся. Губы Лиры изогнулись в улыбке. Она снова начала улыбаться в тот день, когда они покинули Корусант.

Ее муж открыл было рот, чтобы ответить, когда небеса сотряс грохот, совсем непохожий на гром. Умом Гален был сосредоточен на стоящей перед ним жене и на дочери за окном, но подсознание обрабатывало поступающие сигналы с механической точностью. Сам не сознавая, что делает, он прошагал мимо Лиры, мимо захламленного кухонного стола и потертой кушетки с пряным запахом геля после бритья — прямо в дверной проем, к устройству, которое как будто эволюционировало на свалке цивилизации мыслящих машин. Подступившись к этому нагромождению проводов и надтреснутых экранов, грозящему рассыпаться от малейшего чиха, он повернул ручку настройки и изучил видеокартинку.

На его вотчину опускался космический корабль.

Конкретно — блестящий металлом угловатый челнок Т-Зс типа «Дельта». Он уменьшил тягу досветовых двигателей и сложил широкие крылья, приготовившись к посадке. Активные датчики непрошеного гостя непрестанно сканировали окружающий ландшафт. Гален изучил показания приборов и подождал, пока спецификации корабля не отложатся в сознании, — не потому, что эти сведения могли пригодиться в дальнейшем, а просто чтобы хоть на миг оттянуть неизбежное. Хоть ненадолго спрятаться от понимания того, что он видит.

Эрсо зажмурился и мысленно начал отсчет: три секунды, две, одна.

Вот теперь настало время признать, что их тихая семейная жизнь на Ла'му подошла к концу.

— Лира, — не оборачиваясь, позвал Гален, предположивший, что она рядом.

— Это он? — Голос жены звучал смело, что испугало ее мужа еще больше.

— Не знаю. Но нам нужно…

— Пойду собираться.

Гален кивнул, не отрывая глаз от приборной панели.

Он не был склонен впадать в панику и знал, что делать. Отрабатывал каждое действие в те редкие дни, когда на полях все шло как по нотам, и в те чуть менее редкие ночи, когда никак не шел сон. Эти приготовления — единственное проявление одержимости, которое он себе позволял. Повернувшись к другому устройству, Гален отстучал код и быстрыми рывками выдрал из стены несколько проводов. Затем мысленно повел новый отсчет: если удаление данных не завершится за пять минут, ему придется физически уничтожить приборы.

У входной двери раздались быстрые и легкие шаги. Оглянувшись, он увидел, как в дом вбежала взъерошенная и чумазая Джин. Свою игрушку она обронила где-то в полях. Гален почувствовал неожиданный укол боли, испугавшись — хотя с чего бы? — что девочка огорчится из-за потери Штурми, когда окажется вдалеке от дома.

— Мама…

Лира выступила из-за кипы одежды, инфопланшетов и контейнеров с едой, которые она складировала на стуле, и наклонилась к девочке, чье бледное изящное лицо было точной копией ее собственного.

— Мы уже знаем. Все хорошо.

Гален приблизился и, дождавшись, когда девочка его заметит, заговорил — мрачно, но ласково:

— Собирай вещи. Джин. Пора.

Она, конечно же, все поняла. Всегда понимала, когда это было нужно. Но у отца не было времени показать, как он ею гордится.

Джин убежала в свою комнату, а он повернулся к приборам. Удаление данных еще не закончилось. Имелись и другие файлы, с которыми следовало разобраться, — файлы, которые он должен был стереть еще на Корусанте, но вместо этого по неведомой причине привез с собой на Ла'му. (Зачем было это делать? Неужели всему виной ностальгия? Или неуместная гордость?) Он открыл ящик комода, набитый запчастями для дроидов, и извлек наружу манипулятор сельскохозяйственного механизма. Открыв небольшую панель, он просунул пальцы между проводами и достал инфочип.

— Передай, пожалуйста, шифрователь, — попросил он.

Лира протянула ему сферическое устройство размером с ладонь. Он вставил внутрь инфочип и, не дав себе ни секунды на сомнения, нажал на рычажок. Сфера нагрелась, изнутри пошел запах, как от подожженных волос. Гален швырнул устройство обратно в ящик и ощутил неприятное покалывание в животе.

— Если нужно что-то еще, поторопись, — почти монотонно проговорила жена. Огонек на панели датчиков замигал быстрее.

— Вызывай его и уходи с Джин, — велел Гален. — А я тут закончу.

Лира замерла на месте, прекратив перепроверять собранные пайки:

— Мы так не договаривались.

— Я встречу вас на месте.

— Пойдем с нами.

Она смотрела на мужа тяжелым взглядом. «Ну пожалуйста, улыбнись», — мысленно взмолился он.

— Я должен выиграть для вас время.

Огонек датчика померк. Едва ли из-за неисправности.

Лира не сводила глаз с Галена.

— Только я могу это сделать, — сказал он.

С этим было не поспорить. Лира не стала и пытаться. Вместо этого она поспешила на кухню и включила коммуникатор. Направляясь в детскую, Гален уловил обрывок фразы жены: «Со, пора. Он прилетел за нами».

Джин склонилась над рюкзаком, который распирало во все стороны. Ее отец обвел взглядом то, что осталось в комнате: кушетку, несколько игрушек. Все это легко спрятать. Хватит, чтобы выиграть еще несколько минут. Убрав с глаз долой одну из кукол, он вернулся в дверной проем.

— Джин. Подойди сюда.

Он обдумал то, что сейчас скажет, какое последнее впечатление о себе хочет оставить на тот случай, если все обернется катастрофой.

— Помни… — он вложил в голос всю заботу и нежность, какой обладал, искренне надеясь, что слова отпечатаются у нее в сердце, — все, что я делаю, — ради твоей защиты. Скажи, что понимаешь.

— Я понимаю, — ответила Джин.

Сейчас она. конечно же. не понимала. Да и как понять восьмилетней девочке? В ее голосе эхом отдавалась его собственная глупость, его самомнение. Он обнял дочь за плечи, ощутил ее тепло, хрупкость и понял, что на память о себе должен оставить совсем другое.

— Я люблю тебя, Звездочка.

— Я тоже люблю тебя, папа.

Этого должно хватить.

Он поднял взгляд на жену, застывшую в ожидании.

Гален, — начала она. Резкости в ее голосе как не бывало.

— Иди, — велел он.

И она ушла, взяв Джин за руку. Гален позволил себе секундную роскошь проводить их взглядом и услышал от дочери последнее растерянное: «Папа?» Затем они покинули дом, а он вернулся к делам.

Гален собрал все неуместное, что было на виду: игрушки, одежду Лиры, немытую посуду с кухни — и рассовал по нишам, которые они с женой заблаговременно заготовили. Сверился с экранами — данные все еще удалялись — и вновь сосредоточил внимание на мысленном обратном отсчете. Несколько секунд сверх установленного пятиминутного срока. Значит, хозяину дома есть чем занять себя, пока он ждет гостей.

Ко времени, когда Гален услышал приглушенные голоса за окном, два его кустарных блока обработки данных уже источали едкий дым от оплавленных цепей. Он выступил из передней двери под затянутое облаками небо, чтобы приветствовать новоприбывших.

К порогу приближался отряд в черных блестящих доспехах. Во главе, высоко подняв голову, уверенно шел стройный мужчина одних с Галеном лет в безупречном кремовом кителе. Ветерок, сколько ни пытался, так и не смог растрепать песочного цвета волосы, спрятанные под кепкой. Его спутников с головы до пят покрывала броня, как жука-скарабея — панцирь. Бластеры и винтовки в руках сулили скорое кровопролитие. Солдаты двигались шаг в шаг со своим командиром, — на взгляд Галена, они были с ним единым целым.