logo Книжные новинки и не только

«Нож разведчика. Добро пожаловать в ад!» Александр Голодный читать онлайн - страница 3

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— У тебя все?

— Нет. Нам можешь больше не звонить. И встреч с Ольгой больше у тебя не будет. Найдется мужчина, который станет для нее достойным отцом! Не роботом и не тупым грязным слесарем!

Сорвавшись на крик, Светка бросила трубку. Вот же мразь! За все годы супружества Ратный ни разу не поднимал на нее руку. Но как сейчас захотелось врезать по перекошенному злобой лицу, заткнуть извергающий оскорбления рот!

Тварь. Да, встречи с дочкой точно прекратились. И что делать? Подавать в суд? Или плюнуть на все и признать, что больше близких людей у него нет?

— Владимирыч, бывшая?

— Да.

— Забей. Не стоит она того — так переживать.

— Олю на встречи больше не отпустит.

Костя сочувственно замолчал. Так молча они дошли до машины, погрузили покупки.

— Давай я тебя домой заброшу?

— А потом к себе через полгорода? Нет, едем к тебе. Не Вартуш же с кульками бегать заставлять? Помогу разгрузиться, заберу ноут, свой пакет и поеду на трамвае.

Вернувшись в съемную хату, Сергей разложил продукты в холодильнике, выставил на журнальный столик ноутбук Поселившаяся в душе тяжесть отчаяния никак не хотела уходить. Сейчас бы напиться да хорошую бабу! Вот только после «напиться» будут мощнейшие проблемы со здоровьем, а хорошие бабы в памяти не значатся после расставания с Галиной.

Да, они тогда точно дорвались — измучившийся за полгода без женской ласки парень и она, оголодавшая и осатаневшая от долгого отсутствия мужика, еще вполне молодая и привлекательная женщина. Заглючил нацеплявший вирусов на сайтах знакомств ноут, сержант полиции обратилась по совету знакомой к хорошему мастеру. Несколько фраз, очень многое сказавшие взгляды… Через сколько они смогли вылезти в первый раз из постели? Часа через три, не меньше. А через час нырнули туда снова. Любви не возникло — это были почти дружеские, основанные на доставляемом жарком удовольствии отношения. Никаких взаимных претензий, планов совместного проживания. Взрослые, пережившие горечь распада семьи люди, они встречались с четкой целью. Полностью, со вкусом и страстью разрядившись, мило чаевничали на кухне съемной квартиры Сергея, беседовали, искали ответа на извечные русские «Почему?» и «Что делать?». Может, Галя и задумывалась о стабильности… Но как-то резко не сложились отношения с ее сыном, а потом ощутившая себя желанной, страстной и красивой женщина расцвела, добавила уверенности в характере и окрутила-таки подполковника полиции из отделения Интерпола.

Мысленно перелистав имена куколок из памяти телефона, Ратный мрачно осознал — и с эротикой не получится. Те девушки вхолостую не трудятся. В программе обязательно посещение ресторана либо ночного клуба и подарок, причем деньгами («Милый, ты все равно не сумеешь выбрать вещь, которая мне по-настоящему подойдет. Поэтому лучше денежкой».). По большому счету эти знакомые — разновидность проституток. Пока были на личные, данная деталь особо не заморачивала. Но это пока были.

Включив телевизор, он с отвращением увидел все те же холеные рожи ратующих за «народное счастье» кандидатов. Дорогие костюмы, штучная обувь, наручные часы, стоящие больше, чем его официальный заработок за год. Нет, долой. Лучше канал путешествий. Но и кадры, повествующие о великолепии Запада, изыске Азии, обо всех этих загорелых, красивых, счастливо наслаждающихся благами цивилизации людях, напоминали все о том же. Кто-то жирует, скучает на фешенебельных курортах, а кто-то просто не знает, как будет жить через месяц.

Интересно, как рассчитываются со своими шестерками английские хозяева? Включив ноут, подождав загрузки системы, Ратный еще раз просмотрел скачанные материалы. Нет, ничего достойного внимания не наблюдается. Кстати, снова надо запустить программу подбора паролей. Подключая словарь, Сергей задумался: какой взять? По логике, русский, но учитывая национальность хозяев…

Зачем он этим занялся? От скуки, желания снова ощутить себя уверенным профессионалом? Или?..

А что скрывать от себя самого — деньги. Сомневался ли, если бы знал заранее о надрывающемся под «коробкой из-под ксерокса» Чубайсе с присными? Вопрос упирался бы только в технические детали по проведению акций экспроприации и безопасной транспортировке такого количества долларов. А касаемо либеральных общечеловеков, обеспечивающих выборы Ельцина… тот же «Бизон» с глушителем, к примеру, очень качественно провел бы сортировку ушлепков. Короткими очередями с контрольными выстрелами в затылок. И чем лучше эти? Те же вражеские шестерки, предатели своей страны. Хорошо проплачиваемые предатели, что только отягощает их вину. Не хочет или не может прихлопнуть вражеский клоповник государство? Есть вариант сделать «доброе дело» от имени народа. Сработав под ту его часть, которая здорово порезвилась в девяностые, украсив кладбища роскошными памятниками «от братвы».

Накопившийся в душе негатив нашел выход и сейчас переплавлялся в жесткую решимость, наполняя душу тем чувством, которое пугает поначалу и от которого трудно отвыкать потом. Чувством войны.

Проверив задернутые шторы, Сергей аккуратно просунул руку под кухонный стол-мойку. Посопротивлявшись, увесистая пластиковая коробка отделилась от двустороннего скотча и вышла на свет. Об этой вещи в его мирной жизни не знал никто. «Глок-19». Новенький, в отличном состоянии, с двумя обоймами, штатным глушителем и сбруей оперативной кобуры. В узком промасленном мешочке — патроны. Снаряженными магазины держать нежелательно — пружины ослабнут.

* * *

— Ганс, тебе эта тропа.

Еле угадываемый просвет в зеленке совершенно не создавал впечатления прохода. Но с начальством не спорят. Особенно если начальство — командир разведывательной группы майор Коротич.

— Заляжешь в тех кустах, замаскируешься. Рацию без команды на передачу не включать, позицию покидать запрещаю. Если пойдут боевики — огонь на поражение, гранаты. Но пойти не должны. Остаешься на всякий случай. Задача ясна?

Шепотом:

— Так точно.

— Добро. Действуй.

И, как всегда, командир оказался прав в своей дьявольской предусмотрительности. Невозможно передвигаться по густым кустам без шума. Похрустывание сухих сучков, шуршание одежды о ветки… Было время приготовиться, поэтому пара боевиков выскочила точно под прицел АКМС. Две короткие очереди, тяжелые пули отшвырнули арабов в заросли. Мгновенно сменив позицию, Сергей ждал следующих беглецов. Нет, тишина. И с вражеским лагерем особая группа вэвэшников уже, похоже, успешно закончила разборку. Мысли подтвердил щелчок в наушнике и голос замкомандира:

— Пятый, подходим к тебе слева. Прием.

— Понял, Семнадцатый, жду. Прием.

Удовлетворенно осмотрев тела, капитан одобрительно кивнул:

— Те самые хваленые подрывники. Осторожные твари. Были. А тебе, Ганс, благодарность. Держи трофей, заслужил…

* * *

Да, этот самый «глок». Провезти его с войны стоило больших трудов, но если умеешь напрягать мозги, то невыполнимых задач нет.

Взяв пистолет в руку, ощутив его придающую уверенность тяжесть, Сергей попробовал прицелиться, подвигаться в режиме быстрой смены целей, просто выхватить убойную машинку из оперативной кобуры. В целом неплохо. Навык не потерян. Вопрос номер два: а хватит ли одного ствола для такого дела? При здравом размышлении — нет. Контроль кабинетов офиса подразумевает наличие нескольких бойцов, и каждый должен быть вооружен. Кстати, о бойцах…

Саня вполне достойная кандидатура. В морскую пехоту слабаков не берут и лычки сержанта просто так к дембелю не вешают. Конечно, опыта боевых действий у него нет, как и личного кладбища… но там ведь и не боевики сидят. Обычный офисный планктон, дешевки политические. Судя по репортажам, годны только драть глотки, задирать лапки перед полицией и требовать адвоката. Валить наглухо не придется. Но стволы все равно нужны — мало ли оно как обернется?

Костя… парень исполнительный, спокойный. Вот только мягковат. Максимум, что ему можно поручить, — колеса. Свою машину знает отлично, сам ремонтирует. Такую же угнать сумеет? Если нейтрализовать противоугонку — ничего сложного, должен справиться.

Разложив принадлежности для чистки, разобрав пистолет, Сергей мысленно вернулся к разработке плана.

Основной вопрос: есть ли там действительно деньги? Должны быть. Банковские карты легко отслеживать и контролировать, для фейсов нет проблем заблокировать счет в нужный момент. Накануне митинга, к примеру. Нет, наличка — самый правдоподобный вариант. Оплата митингующей «пехоты» долларами очень показательна.

Хорошо, а как выполнить акцию? С налету, «на шармачка» — глупо. Нужна детальная разведка, план офиса, расположение видеокамер, данные по организации охраны… Многое нужно. Выяснить эти вещи получится только на месте. Надо ехать в Москву. Снять хату, понаблюдать за офисом, к вай-фаю их подключиться опять же. А для этого, в свою очередь, тоже нужны деньги. Даже если сейчас выгрести все, что осталось… нет, своих все равно не хватит.

Почистив и смазав «глок», Сергей вернул его в тайник. Горечь от звонка Светланы немного схлынула, потянуло перекусить. Ну да, время обеда.

Нарезав тонкими ломтиками копченую грудинку, выставив из холодильника салат из отварной свеклы с чесноком под майонезом, Ратный поставил на плиту кастрюлю с остатками фасолевого супа.

Готовить он любил и умел. Не самое сложное искусство помог освоить покойный отец, тоже любитель вкусно покушать. Мама, помнится, с удовольствием уступала им место на кухне, с гордостью хвасталась перед соседками: «У меня дома два шеф-повара!» Свой огород щедро снабжал овощами, в домашней библиотеке имелись книги с внятными рецептами «вкусной и здоровой пищи», поэтому готовили они действительно мастерски.

И здесь счастье оказалось недолговечно. Развод родителей, новые женитьбы, в результате которых он оказался не ко двору в обеих семьях.

Вымыв руки, нарезав «Дарницкого», Ратный не спеша поел и завалился на диван переваривать. Пощелкав кнопками телевизионного пульта, остановился на новостном канале. Естественно, и здесь регулярно поднималась тема приближающихся выборов.

Интересный момент: вот откровенно, при совершенно убедительных и подтвержденных фактами доказательствах разбирается подрывная деятельность очередной «правозащитной» организации. Получение денег, кстати, весьма неплохих сумм в фунтах стерлингов от взятого с поличным шпиона из английского посольства, наличие у функционеров организации американских, израильских и опять же английских паспортов, высказывания, однозначно трактуемые как призывы к свержению действующей в России законной власти… И где вывод? Где «кровавая гэбня» и суровые прокуроры? Не оставляющие шансов, но справедливые приговоры новоявленным врагам народа? Что-то совсем не так, как положено, обстоят дела в государстве российском. Власти играют в демократию? Боятся портить отношения с Западом?

Пошли кадры из офиса того самого «Свободного гражданина». Приподнявшись на локте, Сергей внимательно следил за препирающимися с «правозащитниками» журналистами. Появление двух крепких охранников резко поставило точку в споре, камера запечатлела захлопнувшуюся за оператором дверь. Не металлическую, к слову.

Выключив телевизор, Ратный задумчиво уставился в потолок. Все-таки пора отдать себе отчет — то, чем он сейчас занимается, серьезно или это просто страдание от безделья, усугубленного временной безработицей и отсутствием денег?

Да, возможность срубить откровенным разбоем нехилую кучу баксов присутствует. Но стоит ли так рисковать? Ведь по большому счету с голоду он пока не умирает. Да и вероятность того, что обчищенные гаденыши обратятся в правоохранительные органы, мала, но присутствует.

Мысли текли все ленивее, наваливалась дрема. Наконец Сергей лег на бок, укрылся пледом, и сон принял его в мягкие объятия.

* * *

…Ходу! Ходу!

Перепрыгивая через кучи трудноопределимого, разложившегося мусора, Сергей мчался по городской улице. Улице города, пережившего апокалипсис. Полностью выгоревшая хрущевка справа, ряд заваливающихся, наполовину разобранных и лишенных заборов домишек слева. Вместо деревьев низкие пеньки, кругом страшное запустение и разруха. Но люди тут бывают, это точно. Вот и сейчас шесть человек при двух немецких овчарках четко держали его след, заставляя непрерывно петлять в мертвых кварталах города. Главное — не попасть на прицел. Угораздило же налететь именно на немецкий патруль! Те же итальяшки отстали бы через десять минут гонки и уже давно темпераментно орали бы на одном месте, стреляя в воздух и создавая имитацию кипучей деятельности. Но проклятые упертые тевтоны, побросав патрульные багги, намертво повисли на хвосте, твердо решив добыть голову «Серого тера». Или их так взбодрила последняя акция? Да, в этот раз Сергей ликвидировал целого заместителя генерал-губернатора, в недобрый для себя час решившего лично возглавить инспекцию управы. Осведомитель из чиновников не подвел. Пусть не удалось использовать взрывчатку, но и старенькая «СВД» сработала как надо. Провисев в ременной сбруе внутри полуразобранной коробки дома четыре часа, Сергей дождался-таки удобного момента. Тяжелая пуля снесла дорогое кепи вместе с половиной черепа, вписав еще одну строку в книгу жертв индивидуального террора. Без проблем скользнув вниз по веревке и освободив подвеску террорист под самым носом прочесывающей развалины группы ушел под землю, в каналы ливневки. Надежно спрятав винтовку и оборудование, Сергей почти выбрался из города. Но «почти» в таких делах не считается. И вот баллончик «антисобакина» пуст, патронов в пистолете одна обойма, а погоня нагоняет, и с этим надо что-то делать. Резко свернув влево, он промчался мимо панельной шестиэтажки с торчащими из забитых грязной фанерой окон накренившимися ржавыми трубами буржуек. И здесь уже давно не жили. Вообще весь этот пригород обезлюдел после волн «Большой облавы», проведенной оккупантами пять лет назад. И неизвестно, живы ли еще согнанные тогда в концентрационный лагерь жители. Впрочем, молодежь поздоровее, дети без уродств и наследственных заболеваний, редкие носители технических специальностей… Эти — да. Для остальных неделю рычали у глубокого карьера бульдозеры.

Ага, вот и первая точка, к которой он так стремился! Накренившийся забор из обшарпанных бетонных плит Сергей преодолел в прыжке с разбега, немедленно развернулся и, припав к сквозной щели, постарался успокоить дыхание. Собак надо кончать. И хорошо, если удастся срезать кого-нибудь из преследователей. Они!

Почуяв близкую жертву, два серых с черными спинами могучих зверя вытянули солдат-проводников на прямую, точно по столь возбуждающе и сладко пахнущему добычей следу. Ровно напротив щели, под прицел тяжелого «браунинга». Первый солдат вряд ли успел осознать, какую фатальную ошибку он допустил, поддавшись звериному азарту. Девятимиллиметровая пуля вошла между глаз, оставив в каске, но превратив в кашу содержимое черепа. Рухнув, проводник затормозил бег пса, заставив того натянувшимся поводком подняться на задних лапах. Два точных выстрела. Рычащая, рвущаяся вперед тварь еще не узнала, что она уже мертва, а твердая рука уже перенесла прицел, и пистолет выдал вторую серию, посылая свинцовую смерть. Второй собаковод, свалившись, завыл тонким голосом. Часто бывает, что один раненый выводит из строя больше бойцов подразделения, чем покойник. Получив четыре пули по ногам (явно перерубивших кости), солдат стал серьезной обузой для своих товарищей. Одного они его не бросят, это точно. Три пули собаке. Норма. Добив обойму по показавшимся остальным преследователям, Сергей отпрянул вбок от столь успешно использованной щели. Вовремя! Очередь штурмовой винтовки выбила каменную крошку, часть пуль прошла насквозь. Да, компьютеризированный прицел — очень опасная штука.

Опять бег, но теперь зигзагами к виднеющейся за лишенными листьев кустами промзоне. Пустой пистолет в кобуру, прихватить ремешком на липучке.

Короткая очередь вдогонку прошла, когда он был уже на середине пути. Вторая. Показалось или немцы сознательно берут немного в сторону? Нет, не показалось. Они тоже знают, что центральный вход ведет фактически в тупик, разделяясь на четыре узких, перекрытых развалинами складов прохода. Быстрый взгляд назад. Как и ожидалось, трое, и уже гораздо ближе. Правильно, им вилять не надо. Только бы сейчас не прилетел дрон! Наверное, пора… На очередном зигзаге Сергей кувыркнулся через плечо, изобразив падение, и, притворно прихрамывая, устремился во двор. Пятнадцать шагов, надо ровно пятнадцать шагов. Потерявшие осторожность и наддавшие немцы совсем рядом. И, похоже, они еще не заметили, что террорист снова прибавил ходу, держа дистанцию. Вперед в узкий проход… Прыжок!

Нырнув щучкой за кучу битого кирпича, Сергей сорвал протянутыми вперед руками леску, натянутую поперек ведущего в тупик прохода. Хлесткий, ударивший по ушам грохот за спиной. Пусть и самодельная, мина направленного действия — крайне эффективное средство в ограниченном пространстве. Осторожный взгляд из-за кучи. Да, кончено. Бегом, опять бегом… Как там? Двое — в фарш, а вот третьему повезло. Заряд роликов принял на себя бегущий впереди менее удачливый товарищ. Впрочем, насчет повезло… Легкий, почти небрежный взмах рукой. Пытавшийся приподняться, оглушенный взрывом солдат в ненавистном натовском камуфляже валится назад, сипя и пуская кровавые пузыри перерезанной глоткой. Быстрый обыск, скорее осмотр. Слова «патроны» и «жизнь» сейчас равнозначны. Выщелкнув магазины из пистолетов солдат (новейшие модели «вальтер», опять кругом датчики, само оружие брать бесполезно), Сергей замер. Нет, не показалось. Сквозь шум в ушах отчетливо прорезалось зудение винтов беспилотника. Взгляд упал на совсем не поврежденную штурмовую винтовку. Ее бывший хозяин вот, рядом, и еще не остыл. Отхватив ножом с трупа большой палец правой руки, «тер» поднял винтовку, приложил обрубок к датчику и оперся коленом на грудь трупа. Работает! Обманутая хитрая электроника включила боевые системы, мягко подсветила прицел и немедленно выделила меткой вынырнувший из-за стены беспилотник.

Сухопутный робот-стрелок — верная смерть бойца. Надежная броня и мощный ствол не оставляют шансов. Легкая летающая машинка — совсем другое дело. Тем более что Сергей сейчас практически сливается с отметкой «свой» для оператора дрона. Три короткие очереди, сухой щелчок вместо четвертой. Патроны? Сполз обрубок пальца? Без разницы. Кувыркнувшись, летающая смерть пошла в штопоре к земле, захрустев пластиком где-то на площадке обширного двора промзоны. Бросив винтовку, Сергей собрал оставшиеся обоймы, лишенные датчиков гранаты старого образца, распихал добро по многочисленным карманам своего темно-серого комбинезона. Потом, немного подумав, сдернул с шеи покойника оранжевую плоскую коробочку на прочном шнуре, выбрал пистолет поновее и, заворачивая предметы на ходу в алюминиевую фольгу, выбежал со двора, избрав тропинку справа вдоль стенки. Еще три минуты осторожного бега, и появился присыпанный мусором люк. А под ним долгожданная ливневка. Растяжка из гранаты подарком возможным преследователям, теперь ходу по темному, подсвеченному узким лучом светодиодного фонарика низкому туннелю. Уже немного осталось…