Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Александр Курбатов

Поглощенный демоном

Глава 1

Расставание

Сильвестр продолжал давить на педаль газа, мысленно пребывая где-то в другом месте. Он уже давно превысил допустимую скорость, но его черный фольксваген-седан все разгонялся и разгонялся, и, казалось, скоро он взлетит вверх, словно ракета. Было уже поздно, и ему навстречу попалась лишь пара машин. Они шарахались в сторону обочины, когда им навстречу летел какой-то ненормальный.

Его взгляд был туманный. Стоило лишь посмотреть в его глаза, как стало бы понятно, что он уже давно ехал на автомате, а дорогу практически не замечал. Оставалось лишь удивляться, как он до сих пор не разбился.

Сильвестр был зол. Он был зол так, как никогда до этого. И во всем была виновата Мэри. Его Мэри. Руки Сильвестра сжали руль, так что даже побелели костяшки пальцев. Ну почему? Почему она сказала эти слова? Ведь до этого все было нормально. До сегодняшнего дня они были счастливы. А может ему это просто казалось?

Нервы Сильвестра не выдержали. Из его горла вырвался сильнейший крик боли и отчаяния, и одновременно с этим он ударил правой рукой по рулю. Но этого было мало, и ему хотелось ударить еще раз, а потом еще и еще, каждый раз выплескивая тонны своей злости изнутри, ведь там уже не было места. Внутри у него все было буквально под завязку забито этой злостью, и надо было что-то сделать, чтобы успокоиться.

Он постарался выдохнуть, и, как ни странно, это помогло. Он словно стравил пар, убрал лишнее давление на черепную коробку. Но воспоминания не дали ему расслабиться, и в голове сразу же возник ее голос. Она говорила свои последние слова перед тем, как они расстались: «Я очень жалею, что мы с тобою встретились в этой жизни. Мне бы очень хотелось, чтобы всего этого не было. Мне кажется, так было бы лучше».

Может быть, эти слова и не были самыми дерзкими, но все равно ранили его очень сильно. Он не мог ей этого простить, как бы ни пытался. Он все размышлял над сказанным ею, пробовал найти мотивы ее поведения, но все было без толку — ответы каждый раз ускользали от него.

В его голове царила полная неразбериха, ведь он знал, что она не могла такое сказать. Ну просто не могла, ведь он знал ее, как свои пять пальцев, а может даже лучше. Но, выходит, что не знал. Выходит, что она просто притворялась, просто играла с ним. Но зачем? Зачем она делала это? Зачем позволяла ему любить себя? Чтобы в конце концов сделать его несчастным? Таким же несчастным, как сейчас? Ну что ж. Она этого добилась. Настолько погано он еще никогда себя не чувствовал.

В какой-то момент Сильвестр снова пришел в себя. Он словно очнулся от глубокого сна. Он оглядывался вокруг и даже не мог вспомнить, как здесь оказался — настолько сильно он утонул в мыслях об их сегодняшней ссоре. Стоило ему взглянуть на спидометр, как он ужаснулся самому себе — стрелка показывала двести километров в час. «Как я только не разбился?» — промелькнула мысль у него в голове. «Нет, так нельзя. Мне, определенно, надо успокоиться».

Скорость автомобиля мгновенно пошла на спад, и через некоторое время Сильвестр остановил машину на обочине. Изнутри он буквально вылетел — злость все еще била ключом в его крови. Его взгляд обратился к небу, а из горла снова вырвался дикий крик боли, только на этот раз в нем еще было слышно отчаяние. Первая волна злости начинала сходить на нет, но от этого не становилось легче. В злости еще можно находить какую-то силу, но в отчаянье нет никакой силы. В отчаянье человек становится слабым и беспомощным. Вот так и Сильвестр сейчас постепенно становился таковым. Насколько в нем становилось меньше злости — настолько же в нем прибавлялось отчаянья и беспомощности. Он не знал, как ему быть дальше.

Из горла Сильвестра раздался еще один крик — на этот раз злости в нем практически не осталось. Ее последние остатки выплеснулись наружу вместе с криком. Отчаянье полностью захватило Сильвестра в свои объятия и не желало отпускать.

Он поднял голову, и ему на глаза попалась луна. Полная луна. Она сияла так ярко и была так прекрасна, что ее вид заворожил Сильвестра. Заворожил настолько сильно, что все деструктивные эмоции резко ушли из него, а на их месте осталось только спокойствие.

Когда его голова прояснилась, ему захотелось просто поехать домой. Там он мог лечь спать, и никто не стал бы его трогать. Да, именно это ему и было сейчас и нужно — просто поспать. Здоровый сон еще никому не мешал.

Он сел в машину и повернул ключ зажигания. Мотор отозвался тихим урчанием. Сильвестр воткнул передачу, и в следующее мгновение колеса начали пробуксовывать на месте, пытаясь найти сцепление с дорогой. Прошла секунда, и темный фольксваген тронулся с места.

Прошло не более минуты, как мимо начали проплывать первые дома. Ночной город был пока что тихий и спокойный, но Сильвестр прекрасно знал, то это обманчивое впечатление. Это бывает лишь на окраине города. Если же сунуться куда-нибудь в центр, то там ты мигом наткнешься на город, который никогда не спит. Ну почти никогда и почти не спит. Все-таки даже там, в самом центре, ночью становится гораздо тише. Ночью в принципе мир становится другим.

Езда по ночному городу доставляла Сильвестру огромное удовольствие. Отсутствие пробок было чертовским плюсом в пользу ночного образа водителя. От этого водить машину в городе становилось приятнее в разы. Вот и сейчас, когда он ехал по ночному городу, это доставляло ему удовольствие, это отвлекало его. А ему надо было отвлечься от того, что сегодня произошло.

За опущенным окном проплывал квартал за кварталом, а Сильвестр все ехал и ехал. Его путь лежал в другой район города. До него оставалось совсем немного, и, понимая это, Сильвестр поневоле сбавил газ. Он любил ездить, и ему хотелось протянуть это время хотя бы на чуть-чуть.

А вот и юго-запад. Знакомые дома, знакомые магазины. За последний год они стали ему как родные. Отсюда дорогу до дома он знал настолько хорошо, что смог бы доехать с закрытыми глазами. Поворот направо, возле магазина поворот налево. Знакомый дом, ставший ему родным. Обстановка, которая заметно успокаивала.

Черный седан повернул в сторону стоянки. Она была наполовину пустой, и этому явлению имелось вполне простое объяснение. Дело в том, что расположенный возле стоянки дом был построен не так давно, и еще не все квартиры в этом доме были раскуплены. Так, например, на лестничной площадке девятого этажа, на котором, собственно, и жил Сильвестр, соседские квартиры и вовсе пустовали.

Так что Сильвестр расположил свой автомобиль достаточно вульгарно ― все равно места хватит всем. Он заглушил двигатель и прислушался к наступившей тишине ― она всегда отдавала контрастом, когда он глушил мотор. Сильвестр откинулся на спинку сидения, и всмотрелся в здание, на которое выходило лобовое стекло его машины.

Видно было, что архитекторы постарались придать ему необычный вид. В первую очередь в глаза бросалось большое количество стекла. Днем во всем его изобилии хорошо отражалось небо.

Этот дом понравился Сильвестру сразу же, как только он его увидел. Это отец подарил ему здесь квартиру. Сильвестр до сих пор помнил, как его удивил такой щедрый подарок. Он так же помнил, как они вместе приехали к этому дому — отец хотел сам показать квартиру своему сыну. Он помнил, как не поверил, что именно в этом доме будет жить. Ведь дом то был хорош.

Он был очень высоким. Настолько высоким, что Сильвестр до сих пор так и не смог сосчитать количество этажей. Но больше всего Сильвестру понравились панорамные окна. Да, дом практически весь был сделан из стекла. И это смотрелось просто потрясающе.

И вот сейчас ему снова вспомнился тот момент, когда он первый раз смотрел на этот необычный дом с осознанием того, что он теперь будет здесь жить. Помнится, он еще подумал тогда, что Мэри наверняка понравится здесь. Он представлял, как они будут приезжать сюда после прогулок. А потом, возможно, будут здесь жить вместе. Тогда ему больше всего на свете хотелось поделиться радостью со своей любимой Мэри. И кто ж знал, что все получится именно так, как оно случилось. Кто знал, что ему даже не захочется подниматься наверх, когда они с Мэри расстанутся.

Да, теперь этот щедрый подарок его совсем не радовал. Ведь комнаты квартиры казались ему пустыми без Мэри. Когда они были там вдвоем, им было так хорошо… И потом, когда он отвозил ее домой, а потом возвращался обратно, на его губах появлялась счастливая улыбка при одной только мысли о проведенных минутах с ней в этой квартире. А бывало, она оставалась у него на ночь. Они проводили время вместе в своем маленьком мирке, лишенном каких-либо забот и проблем. Они лежали в обнимку на кровати после секса, о чем-то разговаривали, и им было так хорошо. В этой квартире они провели много приятных ночей, и все они были в его памяти, ведь не было времени лучше.

А теперь? Теперь от всего этого остались лишь воспоминания, от которых у него на сердце скребли кошки. Теперь ему не хотелось подниматься наверх. Мысли о идеальном прошлом, которое, может быть, никогда больше не вернется, давили на него, заставляя сейчас оставаться в машине. Он готов был сидеть под окнами дома, в котором располагалась его собственная квартира, всю ночь. Он готов был крутиться в собственных воспоминаниях о прошлом, но… он очень устал, ему был нужен душ и немного сна. Да и к тому же, податься ему было больше некуда. Ну, кроме как поехать к отцу. Но туда он хотел ехать еще меньше.