Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Есть, — не стал отрицать Хродмар. — В Смоленске трэлей купил.

— Купил? — с таким знакомым Сергею выражением лица поинтересовался Рёрех. — Уверен?

— Само собой! Ты что, рабу веришь, а в моих словах сомневаешься? — возмутился Хродмар. С вызовом так сказал. Даже с лёгкой угрозой.

Вот это он зря. Сергей-то знал: когда Рёрех так кривит губы, лучше не спорить, а молча отойти на десяток шагов. Целее будешь. Сергей знал, но Хродмару эта усмешечка была неведома.

— А он говорит, что свободный, — очень медленно и чётко произнёс молодой Рёрех, кивнув на Сергея. — И я ему верю, нурман. Потому что откуда смоленскому рабу знать моё имя?

— А мне откуда знать, откуда он знает? — не отступил Хродмар. — Может, он раньше у купца какого-нибудь в услужении был, что сюда ходил? Или от других услышал?

Сергей видел: нурман не только говорит, но и оценивает обстановку, шарит глазами по причалу, прикидывает шансы на успех в случае драки.

Варягов с княжичем чуть ли не вдвое меньше, чем нурманов. Однако с другой стороны причала пришвартована большая лодья самое малое на двадцать скамей-румов. И там тоже варяги. Вероятно, готовили корабль к походу. И когда разговор пошёл на повышенных, они сразу насторожились.

— Вижу, не дашь ты мне крова, княжич белозёрский! — прикинув шансы, заявил нурман. — Ничего. Мы в другом месте ночлег поищем. А трэля этого мелкого можешь себе забрать. Всё равно толку с него не будет. — И бросил уже своим: — Отдать концы. Мы уходим.

— Не сейчас! — рявкнул Рёрех, и несколько варягов тут же оказались у деревянных кнехтов, не позволив спрыгнувшим нурманам отвязать швартовы. — Наш разговор не окончен!

— Ты не можешь указывать мне, что делать! — возмутился нурман. — Ты не мой конунг!

— Мой отец, князь Стемид — хозяин этого озера, — заявил Рёрех. — И многих других озёр, рек и водных путей! Никто не смеет разбойничать на наших землях!

— Да будет мне свидетелем сам Тор, я не брал людей на ваших землях! — тут же парировал нурман.

— А на землях наших союзников?

Это спросил уже Турбрид. А ещё Сергей увидел, что к причалу спешат не меньше трёх десятков бойцов. И те, что на соседней лодье, пусть и без броней, но уже поснимали щиты с бортов.

— Поклянись благорасположением Ньёрда и Тора, что ты купил всех челядников, что есть на твоём корабле, Хродмар! Скажи: «Пусть не пировать мне в Валхалле, а угодить в сети Ран, если это не так!»

«Ай молодец! — подумал Сергей. — Варит голова у парня».

Хродмар крепко задумался. Клятва была, мягко говоря, неприятная. К богам нурманы относились серьёзно. Пойти на риск лишиться расположения бога морей, ветров и плодородия, не говоря уже о Торе, которого эти люди почитали едва не больше верховного бога Одина?

Этак можно и до дому не доплыть.

— Я не стану беспокоить богов из-за кучки жалких трэлей! — нашёлся нурман. — Это их оскорбит!

— Твой выбор, — согласился Рёрех. — Я не ищу с тобой ссоры, Хродмар. И не стану допытываться, где ты взял свой полон…

Нурман сразу воспрянул духом. Даже плечи как-то пошире стали.

— …Если ты оставишь челядников здесь, — спокойно продолжил молодой Рёрех. — Что решишь, Хродмар из Рогаланда?

Сергей восхитился. Духарев, будь он вождём, сам не сыграл бы эту партию лучше. Хотя, будь он вождём, сразу бы скомандовал «к бою».

Впрочем, нынче он не вождь, а что-то мелкое и непонятное, так что стоит поумерить агрессию.

Хродмар думал минуты две. Потом подозвал кормчего и ещё с минуту с ним шептался.

И наконец кивнул:

— Будь по-твоему. Пусть это будет залогом нашей будущей дружбы.

Нурманы, они жадные. Но не дураки. Даже если им удалось бы победить, что маловероятно, от хирда [Хирд — боевая дружина викингов.] рогаландца осталось бы слишком мало, чтобы вращать вёсла драккара.

Нурманы бросили на причал доску, и по ней гуськом поползли пленные. Потом их собрали в кучку, и пара варягов погнала их к городу. Сергей к пленным не присоединился. Никто не возражал.

— Всё ещё хочешь быть нашим гостем, Хродмар из Рогаланда? — невозмутимо поинтересовался Рёрех.

Нурман помотал головой.

— Но немного припасов я бы купил, — сообщил он.

— Можешь взять троих и сойти на берег, — разрешил княжич. — Я пришлю торговцев. С ними договаривайся.

Рёрех повернулся и двинулся к берегу. Проходя мимо Сергея, жестом поманил за собой.

Сергей засеменил следом. Светило солнце, пахло морем, рыбой и весной. Новая жизнь понемногу налаживалась.

Глава 2,

в которой Сергею Духареву предлагается новая жизнь, и жизнь эта обещает быть суровой

— Руки покажи.

Сергей стоял перед двумя братьями Стемидычами. Глядел на них снизу вверх. Это было непривычно. Но не так непривычно, как слабое неуклюжее тельце, которое ему досталось. Хотя с чем сравнивать. Если с тем, что было у Сергея в сороковник, то да. Печаль. А если с тем, которое носил Сергей Иванович Духарев, он же — князь-воевода Серегей на девятом десятке…

— Руки, говорю, покажи!

Сергей послушно протянул руки младшему княжичу.

Тот глянул, оценил и сделал вывод:

— Меча в руках никогда не держал. Так чей ты сын, говоришь?

— Я держал меч! — возразил Сергей. До чего ж голос у него несолидный нынче!

— На! — Турбрид тут же вытащил свой из ножен и протянул рукоятью вперёд.

Сергей ухватил… И сразу понял, что его руке оружие не знакомо. Попытался взять правильным хватом. Получилось, но с трудом. Чёрт! Как неудобно держать! Баланс не поймать. И меч кажется невероятно тяжёлым. Попытался взмахнуть… И едва не выронил.

Турбрид скривился:

— По мне, так всё ясно, брат, — сказал он Рёреху.

— А мне вот нет, — не согласился тот, пристально глядя на Сергея.

Вот кто — настоящий воин. В отличие от тела, ум и память Сергея были в относительном порядке и оценить уровень воина он умел. По пластике, по манере двигаться, даже по положению головы. Уровень же у Рёреха был очень серьёзный. Равно как наблюдательность, интуиция и умение делать выводы на основании неочевидных деталей. Чем-то княжич напомнил Сергею старшего сына, Артёма. Хотя что удивительного? Кто сына натаскивал? Рёрех. Только старый.

А этот — молодой. Но уже — видит.

Взбодрённый, Сергей попытался сделать ещё несколько движений, простеньких, для новичка. На этот раз — медленно. И всё равно выходило так себе.

— Учили или подсмотрел у кого? — спросил Рёрех.

— Учили, — буркнул Сергей, понимая, что почти проиграл право стать воином. — Четыре года прошло. Руки не слушаются.

— А что перестал?

— Отец запретил, — соврал Сергей первое, что пришло на ум. И тут же придумалось обоснование: — Сказал: будешь грамоте учиться. И языкам. А железом махать найдётся кому.

— И ты согласился? — с лёгким презрением спросил Турбрид.

— Отец же, — изобразил удивление Сергей, возвращая меч. — Как с ним поспоришь?

— Слабак.

— Брат, ты не прав, — заметил Рёрех. — Отцу повиноваться надо. Где сейчас твой отец, мало́й?

— Ушёл с поездом [Напомню, что поездом в те времена назывался не железнодорожный состав, а торговый караван.] и не вернулся, — Сергей изобразил печаль. — А меня родня рекой в Полоцк отправила — с нурманами толмачить. А по пути — эти. — Сергей махнул рукой в сторону нурманского драккара.

— Так ты, значит, по-нурмански знаешь? — на нурманском же спросил Рёрех.

— Знаю. Толмачить могу, если надо, — тоже по-нурмански ответил Сергей, чувствуя, что и язык, и губы повинуются с некоторым усилием. Им чужой язык был непривычен. — Ещё язык ромеев [Ромеями в те времена величали себя византийцы. Поскольку — официальные наследники Великого Рима, пусть и говорившие главным образом не по-латыни, а на диалекте греческого.] знаю и по-печенежски могу.

— Видишь, брат, а ты его к пахарям определить хотел. — Рёрех повернулся к брату. — Непростой это мальчишка, я сразу увидел.

Турбрид пожал плечами:

— Пусть так, — согласился он. — Но с оружием он управляется не лучше пахаря.

— Я научусь! — пылко пообешал Сергей. — Дайте срок! Я научусь! Я всё вспомню!

Его вдруг захлестнули эмоции. Не его — мальчишки, тело которого ему досталось. А ведь ещё гормональный взрыв впереди. Надо как-то научиться держать тело под контролем.

— Срок мы тебе дадим, — обещал Рёрех. — Пока будешь жить с детскими. И учиться с ними же. А там поглядим. Зовут-то тебя как?

— Варт! — Имя Сергей придумал заранее. Такое, чтоб и сила была, и привязки к родовой знати не было.

— Добро! Бур, поди сюда! — позвал он отрока лет пятнадцати, крупного, длиннорукого, светловолосого. — Гляди, это Варт…

— Чё-от он невелик для имени! — перебил отрок, но, встретив строгий взгляд княжича, заткнулся.

— Покажешь ему, где что, одёжку для него нормальную у ключника получишь, хорошую. Скажешь, я велел. Ещё нож, ложку, кружку — всё, что требуется. Но сначала покормить своди. Ты ж голодный, Варт?

Сергей активно закивал.

— Теперь ты, Бур, над ним старший, — продолжил Рёрех. — Малый он неглупый, языки знает, по-нурмански болтает уж получше тебя, а вот в воинской науке — невежда. Ты ему поможешь. Через месяц с тебя за него спрошу. Уразумел?

Бур кивнул.

— Ну так забирай его и делай. — Рёрех хлопнул отрока по спине, а тот в свою очередь ухватил Сергея за руку и чуть ли не силой поволок в сторону терема.


— Здесь едят, — сообщил Бур, входя в длинное помещение с четырьмя столами, за которыми могли разместиться не меньше сотни человек. — Садись, сейчас притащу тебе что-нибудь съестное.