logo Книжные новинки и не только

«Джихангир-Император. Прошедшее продолженное время» Александр Петров читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Александр Петров

Джихангир-Император

Прошедшее продолженное время

Над синим заревом воды пылает небосклон,

Из пустоты небытия к тебе придет Дракон.

Он сложит крылья за спиной, в глаза твои войдет,

И ты узнаешь мир иной, ступив на острый лед…

Автор неизвестен

Пролог

Островок материи, поднятый над спиралью Млечного Пути, терялся во мраке межгалактической ночи, выдавая себя лишь поглощением света далеких галактик угольно-черными облаками пыли. Этот уголок пространства несчетные тысячелетия оставался пустым, темным и заброшенным.

В давние времена здесь сияло скопление горячих и ярких звезд, окруженных пышной свитой спутников. Жизнь обильно распространилась в мирах, где темноту разгонял блеск ночного неба, а путь между звездами занимал считаные месяцы. Разумные существа плотно заселяли тысячи планет, объединённые в громадные конфедерации и могучие империи. В государствах процветали искусства и науки, а развитая промышленность давала жителям необходимое.

Все кончилось, когда в жестокой битве столкнулись армады тяжело вооруженных звездных кораблей. Противники до отказа использовали доступный разрушительный потенциал, не думая ни о чем, кроме победы. Оружие звездолетов-гигантов и космических крепостей обладало чудовищной мощью. Неистовая огненная буря пронеслась по мирам. Взрывы в триллионы йотаджоулей искрошили планеты и сорвали оболочки звезд.

Соперники стали позитронным газом, остальные также не пережили буйства рукотворной стихии.

Сражались ли обитатели скопления с захватчиками или причина крылась во внутренних распрях? Да и так ли все было? Спросить не у кого. Лишь разбегающиеся по космосу невесомые нейтрино знали правду о давнем выбросе громадного количества энергии при искусственно инициированном распаде материи.

Облака туманности многие тысячи лет сияли в небесах раскаленными рубинами, испуская убийственный ливень гамма-квантов. Без подпитки буйство потоков радиации и раскаленных газов закономерно прекратилось. Темнота и холод сковали гигантское кладбище древних цивилизаций.

Чужой звездолет бесплотным призраком возник из гиперпространства. Корабль стал ускоряться, двигаясь через газ и пыль мертвого мира.

Вскоре разгон пришлось прекратить — на скорости больше четверти световой разреженная материя стала с силой врезаться в энергощиты корабля. Разбитые на кварки атомы оставались светящимся следом за кормой, крича о том, что в пространстве крадется неизвестный враг, призывая могучие летающие крепости давних хозяев этого места.

Корабль медленно поплыл в пространстве туманности. Изредка в экранированном режиме включались двигатели, корректируя скорость и выравнивая курс.

Целью полета осторожного визитера была безымянная звезда, скрытая парсеками глобулярных туманностей. Там, у взорванного дотлевающего светила сиротливо ютилась одинокая планета, согреваясь остатками тепла красного карлика.

Корабль принадлежал группе повстанцев. Гиперпространственный крейсер прибыл сюда во исполнение решения трибунала о бессрочном заключении бывшего командира первой эскадрильи — майора Эндфилда по прозвищу Капитан Электронная Отмычка.

Этот человек не раз спасал полк от уничтожения. Он обучил пилотов тактике скоростного маневренного боя, сделав бойцов сильней инопланетных кораблей-роботов и карателей из Белого Патруля.

Но однажды Капитан заставил повстанцев совершить страшное предательство и нисколько в том не раскаивался. Оттого бывшего командира и сослали в место, из которого ему никогда не выбраться, несмотря на все умения.

Тем, кто отправил сюда патрульный крейсер, было безразлично, что кораблю после выхода из нуль-пространства придется неделями дрейфовать в газопылевых облаках туманности. Новые лидеры повстанцев опасались только того, что запертый в спасательной капсуле пленник выберется на свободу.

Маленький кораблик лишили источников энергии, а стартовую шахту намертво заблокировали. Подходы к ячейкам охранялись внутренними оружейными установками с программой уничтожить любого, кто попытается приблизиться.

Дни тянулись мучительно долго. К неудобствам жизни узника добавлялась темнота обесточенного железного гроба и вынужденная неподвижность.

Но стиснутому слоями полевой брони и ненавистью бывших товарищей это было безразлично. Восприятие Эндфилда спокойно парило в просторах космоса.

Он с интересом обследовал землю, которая станет местом заточения на несчетные тягучие годы.

Когда это надоедало, арестант возвращался на корабль. Здесь незримо слушал разговоры пилотов, сканируя их мысли и чувства. Экс-командир наблюдал внутреннее смятение тюремщиков, досадуя на то, что пришлось выполнить эту позорную миссию.

При желании заключенный импровизированной тюрьмы мог освободиться, взяв под контроль электронные мозги робостражей. Но такое развитие ситуации не входило в его планы.

Джек Эндфилд постепенно восстанавливался после болезни, много спал. А когда выздоровел — размышлял и медитировал. У него давно не было столько свободного времени.

Через месяц полета крейсер вышел на орбиту безымянной планеты. Неизвестная земля лежала внизу, заснеженная, ощетинившаяся острыми черными пиками гор. Резкие ветра гнали нескончаемые волны снежных зарядов по равнинам, скованным стоградусным морозом. Однако планета имела нормальную гравитацию, в атмосфере присутствовал кислород, а на поверхности — залежи водяного льда. В этом мире человек способен прожить десятки лет. Жизнь будет полна трудностей и лишений, но все же это лучше, чем расстрел.

Первый пилот с облегчением дал команду на сброс спасательной капсулы. Кораблик закувыркался, теряя высоту. Скоро капсула превратилась в мигающую точку, окуталась огнем, войдя в разреженную атмосферу. Аппарат то занимал почти правильное положение, принимая напор газовой струи на обтекатель, то разворачивался боком, отчего зонтик пламени становился шире и ярче. Со стороны казалось, будто в бурном потоке беспомощно бьется и тонет маленькая пичужка.

— Смотри, он не стабилизируется… — заметил второй пилот.

— Да рано, — отозвался командир крейсера.

Второй пилот с нарастающей тревогой наблюдал за неуправляемым падением аппарата. Даже на сильно поврежденной спасательной капсуле оставался блок аварийной посадки. Секунда-другая — и сработают терморакеты, гася скорость. Аппарат перейдет на планирующий полет, на столбе огня мягко опустится на поверхность.

Но капсула продолжала падать.

— Двигатели не включаются! — испуганно крикнул второй пилот. — Давай за ним.

— Мы ничем ему не поможем, — возразил командир корабля, но все же направил машину круто вниз. На мгновение экраны задернуло огненной завесой горящей плазмы.

Когда видимость восстановилась, было поздно. Спасательная капсула, оставляя дымный след, скрылась в расщелине каньона, а через мгновение оттуда взметнулся огненный шар взрыва. По склонам пошли лавины.

Крейсер до заката кружил над местом падения в поисках обломков. Ветер по-прежнему равнодушно сдувал снег в бездонные пропасти. Тускло-красное светило неумолимо двигалось к горизонту. Острые тени вершин удлинялись, наступая на склоны. Горный край погружался в ночь.

Пилоты с тоской смотрели на нагромождение заснеженных скал внизу, испытывая сложные и противоречивые чувства: от печали и растерянности до удовлетворения. Слишком много непонятного, не вписывающегося в привычные рамки оказалось вдруг в бывшем командире.

Космолетчики видели сотни смертей, но эта получилась отчаянно нелепой. И все же, несмотря на очевидное, оставалась надежда, что человек, который невредимым прошел через огненные круговерти кровопролитных боев, уцелел. Возможно, он просто спрятался, наевшись черной неблагодарности товарищей.

— Будем искать? — спросил командир, заранее зная ответ.

— Нет, — ответил второй пилот. — Сбрось маяк… Да заодно и контейнеры, которые приготовили. Не везти же обратно.

— Авось пригодятся ему.

— Если жив…

— Полетели, — сказал второй пилот. — Дорога неблизкая, будет время подумать, что нашим расскажем.

— Может, и не разбился Капитан. Движки аварийные активировал и сбросил. Вот и взрыв. А сам на штатных моторах ушел.

— Может, и так… Хотелось бы верить… — согласился второй пилот.