logo Книжные новинки и не только

«Ведьмина река» Александр Прозоров читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Александр Прозоров Ведьмина река читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Александр Прозоров

Ведьмина река

Пролог

Никаких ушкуев, богатырей и капищ из кабины вертолета девушки, разумеется, не увидели. Лупоглазый, как стрекоза, легкий двухместный аппарат мчался низко над густым зеленым ковром древесных крон, изредка разрываемых проблесками рек и озер, а иногда и золотистыми хлебными полями. Местами зелень смешивалась с отблесками в единое целое. Оля догадывалась, что это, скорее всего, заросшие осокой и мхом болота, но ее опыта полетов пока не хватало, чтобы с ходу отличить плавни от сухостоя или березняк от затененных облаками лугов, ненадолго утративших свое буйное дикое разноцветье.

Здесь все было диким: нетронутые чащобы, некошеные луга, не перетянутые сетями разливы. Поля, огороды окрест редких деревенек, пыльные грунтовые дороги встречались настолько редко, что казалось — они попали куда-то на необитаемую планету, а не в самый густонаселенный район страны.

Хотя, конечно, может быть и так, что Роксалана специально выбирала для полета местность поглуше, вдалеке от автострад и крупных райцентров. Как помнила Оля — получать разрешение на полет для малой авиации настолько муторно, что никто из пилотов этим вопросом просто не заморачивается. Им главное было в запретную зону не влететь, да особого внимания к себе не привлекать. Поскольку медведи да лоси, известное дело, жалобы пишут редко — над ними в основном и летают.

— Название-то какое: Лапти! — неожиданно усмехнулась Роксалана. — Как специально выпендрились!

Ольга глянула на экранчик навигатора и увидела рядом с красным флажком название населенного пункта. Судя по тому, что он выполз из-под рамки на монитор, они уже подлетали к цели.

— Ва-аленки-валенки, не подшиты, стареньки… А вот и Лапти!

Под вертушкой резко оборвался край леса, стремительно промелькнула одинокая кирпичная колокольня без церкви, несколько разделенных ровными полосами кустарника лугов, и впереди показался одинокий яркий домик: синяя крыша, желтые стены, белые наличники, красные дорожки, зеленый штакетник.

— Прямо елочная игрушка… — удивленно пробормотала девочка.

— Сказку про пряничную избушку не забывай, — заметила Роксалана, перекладывая штурвал.

Она описала вокруг хутора широкий разворот, выбрала утоптанную площадку подальше от стогов сена и плавно опустила вертушку на нее. Защелкала выключателями, отстегнулась, поправила волосы перед зеркальцем, огладила свой латексный облегающий комбинезон и выпрыгнула из кабины. Ольга, чуть задержавшись из-за заевшего замка ремня, выбралась на несколько секунд позднее и побежала следом: миллионерша даже не оглядывалась, мало заботясь проблемами своей невольной прислуги.

Однако, как девушка ни торопилась, хозяин все равно успел выйти к калитке навстречу гостям. Он был невысок, плечист, совершенно лыс, крупнонос и одет в вытертую полосатую рубаху, выпущенную поверх штанов. Ольга дала бы ему на вид лет сорок — если бы не глаза. Глаза мужчины были совершенно блеклыми, выцветшими. Зрачки напоминали два бельма с проделанными в них черными дырочками.

— Доброго вам дня! — бодро поздоровалась Роксалана, взявшись за ручку калитки, потянула, но калитка не поддалась.

— И вам только хорошего желаю, красавицы, — несколько кривовато ухмыльнулся хозяин.

— Мы ищем Ефрема Лапотникова, — миллионерша оглянулась на Олю. — Не подскажете, где его найти можно?

— Вы его нашли, — кивнул мужчина.

— Ага… — Роксалана поняла, что пускать ее на двор хозяин не собирается, но не смутилась, сдернула с шеи девочки кулон в виде медной змейки с рубиновыми глазами, показала мужчине: — Мне сказали, что вы можете дать совет…

— Нет, — отрезал Ефрем.

— Вы меня даже не дослушали!

— А чего тут слушать, коли гости на вертолете примчались и амулет защитный кажут? — Мужик положил локти на запертую калитку. — Понятно, что чародею умелому напакостить задумали. Так я, девочки, никому вредить не стану. Ни колдуну, ни нежити, ни человеку смертному. Я ноне токмо откупаюсь, нави у меня и без того в избытке. Свою чашу давно до краев наполнил, за вечность не иссушить.

— Так я никому вреда не хочу, — обрадовалась миллионерша. — Я только хорошего всем желаю. Жених мой любимый невесть куда провалился. Соединиться с ним хочу, вослед отправиться.

— Коли жених твой, отчего амулет не тебе, а иной девице оставил? — указал на Олю Ефрем.

— У деточки имеется дурная привычка примерять чужие игрушки. — Роксалана повесила амулет себе на шею.

— Бывает, — усмехнулся хозяин цветастого домика. — Всякое бывает. Но ты не беспокойся. На амулет глядючи, точно тебе скажу, что надолго желанный твой уходить не собирался. Вскорости вернется. Тогда и соединитесь.

— Я соскучилась, добрый человек, — призналась миллионерша. — Вся душенька извелась, мочи нет. Помоги!

— Такого амулета дураку не сотворить, — покачал головой Ефрем. — Коли не взял, ничего хорошего тебя там не ждет. Смирись и наберись терпения.

— Я заплачу!

— Чем? — заинтересовался хозяин. — Молодость отдашь али красоту?

— Зачем сразу так? — моментально снизила тон Роксалана. — Могу и просто деньгами. Я девочка не бедная.

— На что мне твои деньги, милая? — Мужчина пригладил ладонью лысину. — Чтобы у меня их не половина комнаты лежало, а под потолок? Есть их никак, пить тоже не выходит. Жизни они не добавляют, здоровья от них больше не становится, радости тоже никакой. Даже в печи и то толком не горят. Токмо место зазря занимают. Коли платить собралась, так хоть цену такую предложи, чтобы интересная была.

— Хочешь, я тебе новенький дом вместо этого построю? В десять раз больше старого!

— Я в этом доме каждую дощечку своими руками прибивал, красавица, каждую стропилину сам клал, каждую половицу помню. Он мне нравится. На что мне другой?

— Так ведь можно не сносить, можно новый рядом поставить!

— Спаленка у меня в этом есть, горница тоже имеется. Молельня есть, кухня есть. Чего еще от дома нужно? На что мне еще второй? Семьи у меня нет, детей не жду… Или ты мне женой любящей станешь и ребеночка родишь?

— Могу организовать! — моментально сориентировалась Роксалана.

— Что организовать? Жену любящую и дитятку желанного? Откуда?

— Ну, у нас есть закон… э-э… о суррогатном материнстве… — попыталась объяснить миллионерша.

— Да оно ведь все суррогатное, коли за серебро покупается. Кто силу за деньги купить надеется, кто здоровье, кто любовь, кто года лишние. Да токмо разве хоть кому сие удавалось? Настоящая сила приходит, коли сам дрова колешь, сосны валишь, косой на лугу машешь. Настоящее здоровье в лесу вдыхаешь, в тумане утреннем, на берегу озера рассветного. Любовь настоящую в страдании души растишь, года настоящие деяниями, а не днями считаешь. А у вас что? Токмо суррогаты и остались…

Ефрем отступил и по выложенной кирпичом дорожке отправился к дому. Роксалана дернула калитку, заглянула внутрь, не увидела засова и попыталась перелезть, но потеряла равновесие и свалилась наружу.

— Ты хоть знаешь, что такое «суррогаты», мужик? — поинтересовалась тем временем Ольга.

Хозяин остановился, оглянулся:

— Я выгляжу таким диким или старым?

— Для колдуна? Да нет, очень даже ничего, — пожала девочка плечами. — Но разве колдуны такими словами пользуются?

— Мир меняется, дитя. — Ефрем подошел обратно к калитке. — И те, кто смог уцелеть, меняются вместе с ним.

— Тут есть вай-фай?

— Нет. Но тут бывают люди, что приезжают за здоровьем, силой, годами и любовью. — Хозяин потер свой большущий, картофелиной, нос согнутым пальцем и снова оперся локтями на калитку. — Когда они пытаются купить что-то похожее в городах за деньги, то вместо всего этого им дают таблетки. Поэтому про суррогаты я слышу довольно часто.

— А ты можешь дать настоящее?

— Нет, настоящее человек может получить только сам. Но мои суррогаты приезжим нравятся намного больше городских. Они все же от живой земли рождаются, а не от мертвечины железной. Подойди ближе, — поманил девочку хозяин.

Ольга послушалась, подступила к калитке, взялась руками за гладкие от масляной краски кончики штакетин. Ефрем придержал ее пальцами за подбородок, наклонился ближе, заглядывая в глаза:

— Да тебя, вижу, сюда не по своей воле занесло, а по случайности? Коли так, то три желания, по обычаю, исполнить тебе должен. Сказывай, чего хочешь?

— Не знаю, — пожала плечами Оля. — Чтобы все у всех всегда было хорошо.

— За всех пусть боги беспокоятся, дитя, — рассмеялся лысый мужик. — Давно уже они с этим маются, да все без толку. Для себя проси.

— Для себя? — Девочка опасливо глянула на Роксалану. — Денег, здоровья, любви!

— Суррогаты… — шепотом сказал Ефрем. — Не забывай, от меня ты можешь получить только суррогаты. Таблетки вместо здоровья, койку в больнице вместо жизни, приживалку вместо поклонника. Не ошибись. Захочешь слишком многого, получишь только боль. Поскольку подарок сделать хочу, на первый раз пожалею, желаний не услышу. Придумай те, о которых не пожалеешь.

— Разве деньги могут быть суррогатными? — засмеялась миллионерша.

Мужик сунул руку в карман, пошарил и достал пятирублевую монету. Показал миллионерше:

— Это тоже деньги. Могу отдать, и тогда первое из желаний окажется исполненным.

— Миллиард евро! — выпалила Роксалана. Ефрем ехидно ухмыльнулся, и миллионерша испуганно вскинула руки: — Нет, не нужно! Прости, колдун, долго соображаю. Пусть папа живет. По наследству богатеть не хочу.

Ольга сжала кулак. Девочка поняла, что накладки с желаниями могут случиться неожиданные и даже весьма неприятные. И потому лучше не рисковать.

— Мне нужно подумать, — сказала она.

— Смотри сюда, — поймал ее прядь хозяин цветастого домика, вытянул, завязал узелком, вторым, третьим. — Задумаешь желание, развяжи узелок. Оно исполнится.

Чародей вскинул прядь вверх. Она дернулась, упала — и оказалась чистой и гладкой.

— Они распустились! — возмутилась девочка.

— А ты что, волосы никогда не расчесываешь? — усмехнулся Ефрем. — Зачем тебе на них колтуны? Не боись. Когда захочешь развязать, узлы вернутся.

— Теперь я, — отодвинула Олю Роксалана. — Хочу оказаться рядом со своим Олегом!

— Желания полагаются случайным путникам, а ты приехала специально, — подмигнул ей мужчина. — С тебя и спрос другой. Но то, что ты чародея своим назвала, мне понравилось. Значит, врешь всего лишь наполовину.

— Я вообще не вру!

— Он твой жених?

— Ну ладно, — поморщилась миллионерша. — Наполовину. Так ты можешь отправить меня к нему или вытянуть его сюда?

— Конечно, могу! — размашисто кивнул лысый. — Но не буду. Не хочу навредить.

— Черт! А поговорить с ним хотя бы можно?

— О-о, как раз это проще простого, — ответил Ефрем и ткнул пальцем в змейку: — Это ведь оберег, он защищает своего владельца. Но не абы как, а силой создавшего его колдуна. Когда возникает опасность, кудесник дотягивается сюда, чтобы спасти хозяйку оберега. В этот момент с ним можно говорить так же запросто, как если бы он стоял рядом. Только делай это быстро-быстро. Как только чародей управится, он исчезнет снова.

— Ну, хоть что-то… — Роксалана, прикусив губу, уже о чем-то думала.

— Половина правды — половина желания, — пожал плечами лысый.

— И на том спасибо, добрый человек.

— И вам спасибо, что не забываете. — Ефрем отступил и двумя пальцами указал на калитку: — Без приглашения войти в нее невозможно.

— Не очень-то и хотелось.

— Я знаю, — рассмеялся хозяин. — Но вы все равно не рискуйте. В одной из моих чаш еще осталось место.

— Пойдем, — показала на вертолет Роксалана и, как всегда, первой рванула вперед.

— Про какие чаши он говорит? — семеня следом, спросила Оля.

— Добро и зло. Он натворил слишком много гадостей и теперь боится, что сотворенное в жизни испортит будущую судьбу… — рассеянно ответила миллионерша, снова думая о чем-то своем. — Давай, подруга, подобьем баланс. На сегодня у нас есть два мага-клоуна, которые умеют только щеки надувать, два реальных колдуна, которые боятся с Олежкой связываться, и одна ведьма со сломанной челюстью. Судя по статистике, нам проще всего подождать, пока бабка снова сможет разговаривать, чем тратить время и бабло на поиски очередного чернокнижника и опять обламываться. Шарлатанов развелось, как собак нерезаных. Ладно, потерпим. Сентябрь не за горами. Полетели домой.

Ушкуй

Больше всего Олег опасался, что под Сиренью проломятся сходни. Ведь с виду лесная ведьма казалась хрупкой девочкой лет четырнадцати, с длинными соломенными волосами и только-только начавшей развиваться грудью. Потому корабельщики и бросили для нее на причал тощий старый трап из трех скрученных вместе трухлявых слег всего лишь в руку толщиной. Однако под наведенным на ожившую куклу мороком скрывался железный скелет, который ведун отковал собственными руками, да еще изрядное количество намоленной земли из деревенского святилища — так что на самом деле «дитя» весило никак не меньше его самого, а то и поболее.

Но нет, слеги хрустнули, однако выдержали, и Сирень благополучно перебежала с причала на носовую надстройку, прошла по поскрипывающим доскам на самый нос и крепко вцепилась пальцами в высокий борт. Так крепко, что на древесине наверняка останутся вмятины — то, что казалось смертным тонкими пальчиками, на самом деле являлось крюками из прочной каленой стали. Ковать заведомо хлипкие кости Середин счел ниже своего достоинства. Все, что он делал, делал всегда на совесть.

— Располагайтесь! — небрежно бросил наголо бритый парень лет двенадцати, одетый в серую домотканую рубаху и такие же простенькие полотняные порты.

Он споро вытянул сходни, пристроил их у борта, привязал сыромятными ремнями, чтобы не болтались в пути, отвернулся, не удостаивая пассажиров своим вниманием, спрыгнул вниз, на настил над гребными банками. Похоже, юноша невероятно гордился статусом корабельщика и всячески старался продемонстрировать свое превосходство «сухопутным крысам».

Надо сказать, остальная команда ушкуя была парню под стать. Из полутора десятков корабельщиков больше половины оказались безусыми мальчишками, вряд ли дотягивающими до шестнадцати лет, а еще пятеро выглядели старцами под семьдесят, седовласыми и длиннобородыми. Правда, в отличие от мальчишек, старики имели, как говорится, «косую сажень в плечах» и бугрящиеся мышцами руки, ничем не уступающие рукам самого ведуна. Да оно и понятно: жизнь на веслах зело способствует активному физическому развитию.

Слабосильная команда управлялась с очень даже приличным по размерам судном. Речной ушкуй, ныне стоящий со снятой мачтой, имел в длину шагов двадцать, не менее, и примерно две маховые сажени [Маховая сажень — расстояние между концами средних пальцев раскинутых рук. У Олега это примерно 180 см. (Здесь и далее — примечания автора.)] в ширину. У него было шесть гребных банок — на шесть пар весел — и две обшитые тесом надстройки, на носу и на корме… Впрочем, для ушкуев понятие носа и кормы весьма относительное. Эти суда умеют уверенно двигаться в любую сторону, хоть вперед, хоть назад. Крупному речному кораблю иначе никак: не на всяком русле можно развернуться, коли к далеким селениям вверх по протоке заберешься.

Грубо сделанные надстройки предназначались явно не для людей — больно низкие, не выпрямиться, — а для груза, дорогих товаров, боящихся сырости и жары. Однако значительная часть добра лежала там, где обычно и хранилась на стругах, шняках, кочах и прочих карбасах: под лавками и посередине палубы, между сидящими вдоль бортов гребцами. В итоге получалось, что своими размерами ушкуй даже превышал грузовую фуру из двадцать первого века, но товара перевозить мог в лучшем случае половину, если и вовсе не треть грузовика.

Впрочем, если попытаться перевезти то же самое на повозках — их понадобится штук сорок. А к ним — столько же лошадей и столько же возчиков. И хорошая дорога. Кораблям же дороги испокон веков самими богами проложены: гладкие и самодвижущиеся, без выбоин и колей. Только успевай на поворотах к стремнине подгребать.

Чего не имелось на ушкуях — так это места для людей. Для товара, весел, мачты, парусов, даже сходен пространство предусмотрено было. А вот как будет выкручиваться команда — судостроителей, похоже, не интересовало. Но, насколько знал Середин, никто из корабельщиков никогда не роптал. Даже за аскетизм свою жизнь не считали. Нет удобств — и не надо.

— Ладно. Будем считать, что наша каюта здесь, — решил Олег, скинув на палубу надстройки тяжелый заплечный мешок. — Интересно, на ночь останавливаться будем или на досках спать придется?

Спросить было некого. Купец — низкорослый крепыш с короткой курчавой бородкой — приплясывал на причале из расколотых вдоль сосновых бревен, о чем-то оживленно беседуя с солидного вида толстяком, несмотря на жару, одетым в медвежью шубу. Не иначе — с боярином. Кто еще ради демонстрации достоинства в такую жару в шубе париться станет?

Наконец мужчины о чем-то договорились, ударили по рукам. Крепыш коротко, с важностью поклонился, прижав ладонь к груди, развернулся, ловко спрыгнул с причала в самую середину глубоко осевшего в воду ушкуя, пробежал по скамьям гребцов к носовой надстройке, на которой стояли ведун и маленькая ведьма, крутанулся:

— Отваливаем!

Корабельщики зашевелились. Большинство расселись по гребным банкам, подняли вверх лопасти уложенных вдоль бортов весел. Два паренька сдернули веревочные петли с причальных быков, затягивая их на борт, руками отпихнули толстый и прочный настил причала. Ушкуй медленно, словно лениво, стал отползать на стремнину. Когда расстояние увеличилось до нескольких шагов, гребцы опустили весла, отпихиваясь уже ими. Ведун повернулся лицом вперед, глядя, как толстый деревянный киль взрезает весело зажурчавшую воду… И оказалось, что ошибся.

Крепыш, засуетившись рядом, вдел в веревочную петлю короткое весло с широкой лопастью, опустил вниз, развернулся, наваливаясь на верхнюю поперечину, корабль вздрогнул от слитного общего гребка, и из-за сильного рывка Олег едва удержался на ногах. Ушкуй начал разгоняться совершенно в другую сторону — ведун со своей юной спутницей оказались на корме.

— Н-нда… — Середин развернулся, оперся на борт спиной, словно так и было задумано, помахал ладонью высоким деревянным стенам, темнеющим на земляном валу: — Счастливо оставаться, славный город Торжок! Кто знает, свидимся еще когда-нибудь или нет?

— А мне бы хорошо еще две ходки до жатвы сделать, — пробормотал себе под нос крепыш, подтягивая кормовое весло и выравнивая судно посередине реки. — Иначе с долгами не расквитаться…

Этим было сказано все. Сразу стало понятно и то, отчего на корабле такая странная разношерстная команда, и почему хозяин сам стоит у руля, и отчего отправляется в опасный путь в одиночку, всего с одним-единственным бойцом. Похоже, дела у купца шли совсем неважно. Потому в рейс он набрал не тех, кто имеет опыт, кто крепок и здоров, способен за себя постоять, а тех, кому можно заплатить треть или четверть жалованья обычного гребца. Да и ведун тут оказался лишь потому, что согласился практически лишь за еду службу нести. Попроси Олег нормальной оплаты — ушкуй наверняка ушел бы вовсе без охраны. А так… Середину нужно в Кострому, торговому человеку на корабле требуется охрана. Вот обоим и повезло.