Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Александр и Ксения Рудазовы

Паргоронские байки. Том 1

Пролог

Мпораполис — это город вечной грозы. Паргорон, мир демонов, имеет форму чаши, и Мпораполис находится на самом дне внешней стороны.

Эта область так и называется — Туманное Днище. Здесь всегда сумрачно, всегда туманно, всегда прохладно и часты дожди.

Местным обитателям нравится.

Улицы Мпораполиса крайне опасны. Эта территория не входит ни в один гхьет, две трети города — трущобы. Если ты не демон, сюда лучше не заходить. Лучше обойти трущобы стороной… лучше обойти стороной вообще весь город… впрочем, вокруг Мпораполиса сплошные болота, где тебя либо поглотит трясина, либо сожрут хищные растения.

Если ты не демон — лучше даже и не суйся в Паргорон. Этот мир не любит чужаков.

Но прямо сейчас по улицам Мпораполиса шагал тот, кого обходили стороной даже демоны. Похожий на очень высокого человека, человеком он не был, и это видел каждый, кому позволялось увидеть.

Сегодня в Паргорон явился лорд Бельзедор, Темный Властелин Парифата.

Один. Без свиты, без прихвостней, без приспешников, он шагал сквозь бурю, и вода стекала по бронзовой коже, по смоляным волосам. Даже не в официальных черных доспехах — в обычной повседневной одежде. Кожаном плаще с высоким воротником, таких же брюках и ботфортах. На поясе висел пылающий кнут.

Мимо промчалась карета-вехот с вальяжно развалившимся на подушках гхьетшедарием. На Бельзедора он глянул со смесью скуки и отвращения. Сразу понял, что перед ним не демон — но и не добыча. А Темный Властелин даже не замедлил шага и лишь отмахнулся от паргоронского котенка. Тот назойливо шептал на ухо, что жизнь тлен и лучше броситься под колеса.

Иногда Бельзедору хотелось просто поболтать с кем-то, кто не будет раболепно ему кланяться или вопить от ужаса. Но когда ты Темный Властелин — выбор таких собеседников резко сужается. Приходится либо идти куда-нибудь инкогнито и общаться с незнакомцами, либо отправляться туда, где перед Темным Властелином не трепещут.

А таких мест не очень-то много.

Паргорон. Мир демонов. Многие считают, что жители Империи Зла и демоны — лучшие друзья, союзники, а то и вообще братские народы. Но это не так. Бельзедор никогда не испытывал симпатии к демонам.

Это существа совсем другого типа. Они не служат Злу, не понимают его идею. Демон служит только самому себе, преследует только собственные цели. Демоны вообще не оценивают свои поступки с позиции добра и зла — они просто делают все, что хочется, не испытывая нравственных мук.

Из стены дождя выступила темная громада. Тусклые лучи Нижнего Света озаряли «Соелу» — то самое место, куда Бельзедор и шел.

Демонический трактир.

Огромные двери были распахнуты настежь. Наружу выливался шум, дым и кутеж, а внутри пылали огни, гремела музыка. На сцене дрыгали ногами обнаженные девицы, в центре кружились в танце пары и выясняли отношения дуэлянты, а за бесчисленными столами горланили сотни демонов и других созданий.

Какофония и кавардак.

Общий зал «Соелу» — это настоящий бедлам. Гигантский комплекс, центр светской жизни Мпораполиса. Самая яркая и веселая точка всего Паргорона. Он не закрывается ни на час, ни на минуту. Работает круглыми сутками, гремит и трясется в исступленной пляске. Тут есть и кабаре, и дискотека, и казино, и спальные номера, и внутренний двор с озером и бумажными фонарями. Тут есть развлечения для любого — и здесь всегда клубятся толпы.

Но Бельзедор искал иного. Просто посидеть со стаканчиком хмельного и пообщаться с кем-то… равным. А поскольку в «Соелу» он уже много веков числился в особых клиентах, то сразу свернул к неприметной лесенке слева.

Обычные посетители ее даже не видят. Для них ее не существует. Только специальные гости — самые влиятельные персоны и личные знакомые хозяина заведения.

Лесенка привела в малый зал. Полутемный и полупустой. Всего-то четыре ниши с отделенными ширмами столиками и барная стойка с семью табуретами. Стены из некрашеного кирпича, цветные витражные окна, потрескивающие в камине поленья, стеллажи с причудливыми бутылями…

Здесь музыка не играла, песни не пелись, бокалы не звенели. Да и гостей было всего шестеро. Трое за одним столом, двое за другим, да еще огромный демон на самом дальнем табурете. Тот немного расширился, чтобы вместить хвостатое седалище.

Официантов же не было совсем. В малом зале «Соелу» гостей обслуживает сам хозяин заведения. Длиннорогий гохеррим, протирающий бокалы за стойкой цвета свежей крови. Был он лыс и пузат, с ярко-оранжевой кожей, алыми очами и тяжелым мясницким тесаком на поясе. Из одежды лишь старый засаленный фартук, покрытый таким количеством пятен, что не разобрать изначального цвета.

Демолорд Янгфанхофен. Паргоронский Корчмарь.

— А, мой старый друг, — добродушно улыбнулся он Бельзедору. — Заходи, заходи. Тебе того же, что и обычно?

Он уже наполнил граненый стакан. «Жидкое Зло», любимый коктейль Бельзедора. Именно Янгфанхофен когда-то его изобрел и очень своим изобретением гордился.

Старый демон любил придумывать новые блюда, новые напитки. Толстый, ленивый и добродушный, он почти не занимался обычными демоническими делами. Целыми днями Янгфанхофен просиживал в своем трактире, слушая и рассказывая истории.

— Давненько тебя не видел, — сказал демолорд, вставляя в коктейль крохотный зонтик. — Года три… или четыре?..

— Пять, — ответил Бельзедор, садясь на табурет. — Все как-то недосуг было.

— Знаю, знаю, — кивнул Янгфанхофен. — Наслышан. Чем там закончилась та история с Антикатисто? Большую часть я уже слышал, но концовка… не поделишься со старым приятелем? По секрету.

— Я бы рассказал, да ты же всем растреплешь, — усмехнулся Бельзедор. — Да и история уже старая, больше трех лет прошло.

— Ой, вот не надо, — возразил Янгфанхофен. — Годы не делают историю хуже. Байки — они как вино. С возрастом становятся только лучше. Выдержаннее. Конечно, иногда при этом обрастают какими-то фантастическими подробностями…

— С твоей легкой руки.

— Обижа-аешь! — возмущенно протянул демон. — Я ничего не выдумываю! Я рассказываю только чистую правду… может быть, чуть-чуть приукрашенную. Чтобы было интереснее.

— И все-таки. Какой-нибудь истории посвежее у тебя нет?

— Есть одна свеженькая байка, — с готовностью облокотился на стойку Янгфанхофен. — Пикантная такая. Давным-давно…

— Давным-давно — это начало свежей истории?

— Стандартное, — отмахнулся трактирщик. — Не придирайся, я всегда так начинаю. Так вот, давным-давно, в 66716 году от Разделения…

— Прости, перебью, — сказал Бельзедор. — Можно по Парифатской хронологии?

— Можно. А почему по Парифатской? Я могу и по вашей, по хронологии Зла.

— Она у нас принята только официально, — хмыкнул Бельзедор. — На самом деле ей никто не пользуется.

— Хорошо, как скажешь. Это было в… сейчас… 1520 году Новой Эпохи.

— То есть в прошлом году. Знаешь, это как-то не тянет на «давным-давно».

— Так, не придирайся к мелким деталям, а то вообще ничего не буду рассказывать.

— Ладно, не буду, — выпил свой коктейль Бельзедор. — Продолжай.

— Так вот, давным-давно, в 1520 году, в далеком-далеком мире…