logo Книжные новинки и не только

«Крылья за спиной» Александр Сапегин читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Александр Сапегин Крылья за спиной читать онлайн - страница 1

Александр Сапегин

Крылья за спиной

Глава 1

АНДРЕЙ

Ортен. У западных ворот


Толпа у ворот заволновалась, колокол на башне пробил восемь утра, и из-за стен послышался шум подъемных механизмов решетки.

«Пора», — подумал Андрей и вслед за крестьянами двинулся к перекидному мосту. Но не тут-то было. Раздвигая толпу, словно атомные ледоколы паковый лед, первыми в город двинулись верховые дворяне различных мастей. Благородные и высокородные. Вот, в окружении десятка телохранителей, одетая в светло-серый костюм для верховой езды, на высоком гнедом жеребце проскакала высокородная тейна (обращение к незамужней девушке дворянского сословия). Сидя в седле, девушка одной рукой держалась за узду, второй постоянно подносила к носу надушенный платочек, презрительно оглядывая сервов и кривя гримасой отвращения пухлые губки. Ее взгляд остановился на Андрее, как колокольня выделяющемся среди невысоких крестьян, носик сморщился и губки скривились в очередной раз, презрение к простолюдину, посмевшему вымахать выше дворянина, кипящей волной обдало его с ног до головы и ощущение взгляда пропало. «Коз-за! — подумал Андрей. — Магичка хренова, тяжело мне придется в школе, если там таких будет хоть парочка. Не выдержу. Кого-нибудь загрызу точно».

Дворянские отпрыски на лошадях, верховых хассах, в экипажах первыми запускались в город. Андрей равнодушно осматривал это пестрое, словно попугаи, общество. Камзолы, платья и плащи разных типов и фасонов, перья на шляпах, вышивка и кружева, призванные показать положение дворян в обществе. Надменные и презрительные выражения на лицах, личиках и мордах детишек и родителей «золотой» молодежи, сопровождающих своих отпрысков на вступительные испытания в школу магии. И какое разочарование испытывали эти хозяева жизни, когда порой в школу принимали замызганного серва, а не расфуфыренное чм… м-м, чадо. Правда, надо сказать, что среди знати процент магически одаренных был намного выше, чем среди остальных сословий, сказывалась столетиями проводимая работа по евгеническому отбору и династическим бракам, но среди остальных чаще рождались настоящие самородки.

Городские стражники, вышедшие из надвратных башен, криками, пинками и копьями принялись наводить порядок. Нельзя допустить, чтобы люди потоптали в давке друг друга, тем паче в толпе множество будущих студиозов магической школы, а гильдия магов не любит беспорядков и чинимых своим, даже будущим, членам неудобств.

— Посторонись, сначала идут досточтимые представители дворянских семей! — надрывался у ворот толстый неопрятный стражник.

— А мы? — задал неуместный вопрос Андрей.

— А чернь может и подождать! — мерзко ухмыльнувшись, ответил жирный, как боров, напарник неопрятного стражника. Сплюнув Андрею под ноги, он оттолкнул его от городских ворот древком копья.

От резкого толчка широкополая шляпа Андрея, призванная закрывать лицо и, в принципе, одетая им только ради этой слабенькой маскировки, накренилась и задралась полями кверху, открывая ярко-синие, без белка, глаза.

— Будешь наглеть, нелюдь, я тебя до следующего заговенья у ворот продержу! — довольно загоготал толстяк-стражник, почесывая пальцами затянутое кольчугой брюхо. Толстые, как сосиски, пальцы скребли по кольцам, не устраняя причину зуда. — Хоть и оплатил ты подорожную, но я ещё королевский эдикт помню! Понял?

Изо рта толстяка пахнуло чесноком и давно не чищенными зубами, да и воняло от него застарелым потом и козлятиной. Андрей поморщился и поблагодарил провидение, что подсказало ему сделать обоняние слабее, не то бы его точно вывернуло наружу.

— Понял, чего тут не понять. — Андрей отвернулся от блюстителей порядка. «Сволочи. Ну ты глянь, одним х… прессом их клепают, что ли? Что стражнички в Тантре, что менты в России — одинаково похожие и наглые. Миры разные, а повадки схожие, рожи мерзкие — похожие на утюги».

Сплюнув от досады на мостовую, он отошел в сторону крестьянских телег. Не обращая внимания на крестьян, которые при его появлении, в страхе, начали перешептываться и творить пальцами рук знаки, отгоняющие злых духов, Андрей сел на бревно в тени навеса коновязи, надвинул шляпу поглубже на глаза и принялся ждать, когда рассосется давка у ворот и можно будет спокойно войти в город.

А что он хотел? Нелюдью в деревнях пугают детей на ночь, рассказывая страшные сказки, а он как нельзя лучше подходит под описание. Высокий и широкоплечий, повыше многих дворянских отпрысков, пепельноволосый, с волевым подбородком, синими глазами и острыми, чуть выступающими при улыбке клыками, он явно походил на выродка какой-нибудь распутной эльфийки и северного орка или степного кочевника.

Крестьян не волновало, что у эльфов и орков нет таких глаз и синева не уходит за радужку, орки так вообще все поголовно серо- или кареглазы, а эльфо-орские смески серокожи или не отличаются от эльфов. Впрочем, что можно взять с крестьян, видевших орков только на картинках? В какой бы деревне Андрей ни появился, бабы и мужики начинали строить догадки, какой же это был противоестественный союз. А может и того хуже! По-видимому, дикий и воинственный орк во время набега изнасиловал захваченную эльфийку, спалив перед этим действом все дома клана или рода эльфов и перебив родню несчастной! Недаром у синеглазого выродка нет на лбу метки клана эльфов! Кто ж захочет взять в род такое непотребство! Вот и шляется погань по городам и весям, пугает народ и строит пакости честным людям. Где порчу нашлет, где посевы потравит, а что еще от такого смеска ждать? Только пакости.

===

Как ни странно, но эльфов здесь любят и уважают. Умеет нравиться людям ушастое племя. Девки прямо глазами расстреливают каждый эльфийский кайт [Кайт лист (досл. лист) — традиционная мужская одежда у лесных эльфов, напоминает шотландский килт.] и готовы капитулировать без начала военных действий. И получающихся вследствие капитуляций метисов за нелюдь не считают.

Да ещё гномы. Как говорят, захапали весь банковский сектор и монополизировали торговлю «высокотехнологическим» оружием. Старшины гномов прижали к ногтю гильдии цеховых мастеров Тантры. Даже королевские дознаватели старались лишний раз не лезть в дела подгорных мастеров. Откажут казне в кредите, потом король премирует батогами.

— А ты не стласный! Хаг говолил, что нелюди стластные и с больсыми зубами налузу!

Задумавшись, Андрей не заметил, как к нему подобралась чья-то девчушка лет четырех-пяти и стоит в паре шагов от него, рассматривая нехитрый наряд и самого пришельца, не забывая ковыряться в носу и вытирать пальцы о подол поношенного серого платьица. Дожил, привык к своему второму облику и даруемому им чувствам и ощущениям, что, находясь в человеческом обличье, ощущаешь себя инвалидом… Впрочем, малышка умела ходить бесшумно.

— А может, я очень страшный и ужасный! Просто прикидываюсь белым и пушистым? — обратился он к пигалице.

— Не-а. — Пигалица опять потянулась пальцем к носу, но на полпути передумала и, потеребив подол платья, продолжила: — У тебя клыки маленькие и пена изо лта не идет! У белеселков всегда пена изо лта идет! Вот!

— Клыки у меня маленькие, но острые, а вот на берсерка я и правда не тяну, раз пены нет. Откуда ж ты взялась, знаток берсерков? — Андрей с интересом посмотрел на свою визави. Девчушка надула губки и потупила взгляд, опустив вниз белокурую головку, выдающую своим цветом уроженку севера. Старое серое… нет, когда-то синее платье, перешитое с плеча старшей сестры. Поношенные чуни из оленьей кожи на ножках и витая медная гривна-оберег на шее — все говорило в пользу версии о далеких северных островах Полуночного моря.

— Майра! Ты где? — Из-за телег вышел высокий светловолосый мужчина. — О! Нашлась, а ну иди сюда! Сколько тебя можно искать! Вот выдеру хворостиной, забудешь, как убегать у меня.

— А я олка насла! Хаг, а я олка насла! — забавно глотая «р» и шепелявя, радостно сообщила Майра.

Мужчина остановился напротив Андрея и принялся с интересом разглядывать его, причем во взгляде не было и тени страха или, того хуже, презрения и ненависти, только академическое любопытство. Андрей поднял глаза и, в свою очередь, принялся рассматривать северянина. В том, что это северянин, не было и тени сомнения. Расшитая драконами по отвороту нательная рубаха, кожаные штаны и сафьяновые сапоги. Стягивал рубаху испещренный рунами наборный пояс с прикрепленным к нему прямым полусаженным клинком. Замысловатым узором выделялась татуировка хирдмана на левой щеке. Множество тонких шрамов на сильных мускулистых руках говорило, что мечом северянин пользовался часто и не только на тренировочном ристалище, точнее в основном не на ристалище. Да и стоял он так, чтобы в любой момент можно было выхватить меч и ударить, вздумай Андрей кинуться на него или девочку. Сильный, опытный боец, прошедший горнило не одной сечи и отмеченный татуировкой на щеке, — это наводило на мысль, что недовольство оного может закончиться летальным исходом для вызвавшего его. Наличие только одной татуировки многое могло сказать для человека, знающего, что она обозначает, а уж Карегар дал подробные инструкции, в которых тяжелым подзатыльником по голове вбивалось: люди сии не боятся ни чёрта, ни дьявола, отменные рубаки (куда там эльфам), отличные мореходы и задирать их — это есть растянутый во времени способ самоубийства.

Такая игра в гляделки продолжалась минуты две. Хаг первым отвел глаза, посмотрел на девчушку, что-то прикинул в голове, видимо решая, как вести себя с нелюдью, и вдруг протянул Андрею раскрытую для рукопожатия и приветствия ладонь:

— Хаг Морской Тур!

— Керровитарр Дракон! — представился Андрей, на полном автомате пожав руку северянина, отметив про себя крепость и силу рукопожатия и то, что кожа на ладони Хага больше напоминает толстую мозоль или наждачную бумагу. Да, явно в этой ладони весло бывает чаще и дольше, чем женская попка. Странно, Хаг не назвал ни клана, ни рода, ни с какого он борга. Не доверяет, однако! Зачем знакомиться полез тогда? Сам Андрей тоже ограничился только данным ему дома, в долине, прозвищем.

Дома… Он уже давно признался себе, что считает долину, пещеру, домик Яги своим домом…

— Не похож ты, Керовитар Дракон, на орка! Ох не похож. Впрочем, на эльфа тоже!

— Керровитарр, — поправил северянина Андрей.

Хаг улыбнулся, обнажив белые крепкие зубы. «Странно, что его могло рассмешить?» — подумал Андрей, с немым вопросом на лице смотря на Хага.

— Имечко у тебя веселое! — пояснил тот, глядя на недоуменную рожу Андрея, после чего продолжил: — Керр, если по-эльфийски, будет «пепел» или «пепельный». Витарр — это уже оркское имя, обозначает «убивающий», а также «воин», но это зависит от момента и времени рождения, такое дают при посвящении в воины и когда претендент проходит испытание и инициализацию у шаманов. Выходит ты — Дракон Пепельный Убийца, ну-у, или Убивающий Пеплом Дракон, а может, Дракон Воин Пепла!

Андрея даже покоробило такое имечко, и вправду «веселая» интерпретация…

Услыхав такой вольный перевод, стоящие поблизости крестьяне, до этого увлеченно прислушивающиеся к разговору, внезапно вспомнили о каких-то своих неоконченных делах и, словно стая испуганных щукой мальков, порскнули по сторонам. Тарг с ним, с нелюдью, себе дороже будет рядом с ним находиться. Только Майра восторженно пялила на него глазенки и даже подпрыгивала от возбуждения.

— Вау! Келловиталл, у тебя такое стланное имя! Плавда сдолово?! Хочу такое же! Хаг, хочу себе длугое имя, как у Келловиталла! — Майра уцепилась за штанину Хага и трясла его изо всех своих сил, казалось, что из Хага вытрясут душу, так на нем позвякивали обереги и оружие, вторя в такт потряхиванию головы.

Интересная картинка — нелюдь, хирдман, как в припадке трясущий головой, и маленькая девочка, юлой летающая вокруг двух мужиков и успевающая ежесекундно дергать одного из них за штанину. От такого напора штаны уже поползли вниз, грозя окончательно сорваться и явить миру на обозрение пятую точку их обладателя. Пока не стало слишком поздно, Хаг вцепился левой рукой в наборный пояс, правой поймал маленький смерч, что только по странному недоразумению был назван Майрой, и намертво прижал девочку к себе.

— Успокойся, егоза! — прикрикнул он на нее. — Что творишь?! Чуть без штанов не оставила! Ты о чести дяди подумала? Что сказали бы воины, увидев меня без порток? Позор на весь север! То-то бы хевды орков обрадовались, нарекли бы Туром Голозадым! А все от того, что одной взбалмошной девчонке захотелось поменять себе имя! Учись держать себя в руках!

Несмотря на металл и суровый тон в голосе северянина, которым он отчитывал разошедшуюся девочку, было видно, что тот любит свою племяшку и позволяет ей веревки из себя вить.

После окрика Майра резко остановилась, одернула платье и, опустив глаза долу, тихо ответила:

— Плости, дядя, я больсе не буду. Я вела себя недостойно. Позволис ли ты мне самой выблать себе наказание?

Ой-ла-ла! Андрей по-новому взглянул на своих знакомцев! Северяне-то не простые олени, а как минимум волки из совета Сионийской стаи. Судя по тому, как реагирует ребенок на замечание взрослого, явно не обошлось без наставника или наставницы… Наставника или пестуна… Мысли в голове прыгнули бешеным гривастым волком. «Твою мать! — выругался Андрей про себя. — Драконы на рубахе Хага! Рунный пояс! Остолоп я, ой остолоп, да он наверняка из вождей клана Драконов, походный конунг! То-то лыбу давил, когда я Драконом назвался. Такой за одно слово оскорбления может нашинковать на мясной григ [Григ — мелкорубленое мясо. Фарш.] и будет в своем праве. Правда, по реакции — нормальный мужик, хотя кто их северян знает… Как говорила Алиса: „Все страньше и страньше“. Высокородный северянин пожал мне руку. Нет, тут что-то не вяжется. Проверяет? Или у них нелюди в почете? Не должны вроде. Они с хевдами [Хевд — дружина или военный отряд северных серых орков, аналог хирда. Название перенято у викингов-людей.] серых орков постоянно рубятся, только шум стоит, чай, что те, что эти — викинги, мать их. Да эльфов с Долгих фьордов постоянно за мошну щипают. С другой стороны, постоянные терки с орками и ушастыми — это разбрасывание своего семени по чужим народам. Другие племена соответственно „одаривают“ их. Законы войны ещё никто не отменял. Борг — под огонь, мужиков — под нож, баб и девок — под… и так по кругу. В течение нескольких поколений или сотен лет. То-то он во мне ни орка, ни эльфа не признал, насмотрелся видать, смесков там всех мастей хватает. Бурлит север, как котел, бурлит».

Пока Андрей думал над складывающейся ситуацией и как отвязаться от случайного знакомства, Хаг позволил выбрать девочке себе наказание из названного им целого списка.

— Я, Майла… — тут девочка запнулась, глянула на Андрея и, не произнося фамилии и рода, продолжила: — За свой поступок, несущий улон чести и достоинству клана… моего клана, с лазлешения сталшего, Хага Молского Тула, выбилаю себе наказание — заплет на покупку сладостей и сладкой воды до момента, пока Хаг Молской Тул не лешит, что наказание достаточно и может быть снято. Я сказала!

Андрей тихо порадовался — какой он умный, жаль только, задним умом. Обидно. Ритуальное «Я сказала!» могла произнести только представительница знати. Значит, в своих оценках он не ошибается, по крайней мере, не сильно ошибается. Дай-то Тарг, чтобы не сильно, не хочется улепетывать отсюда на всех крыльях и парах. Походный конунг без своего хирда по Тантре не ходит, значицца, рядышком десятка три-четыре перепоясанных мечами воинов шарахается, а его верховой хасс оставлен в стойле конюшни пригородного трактира, меч, ножи и лук — в сундуке съемной комнаты. (Нелюдь? С оружием? В город? Только через труп! Через труп нелюди!) Как жаль… пошел, понимаешь, за хлебушком… Он посмотрел вверх, на небо. Глубокое, синее, как его глаза, оно манило и звало ввысь… И надо как-то разруливать ситуацию.

— Уважаемый тэг [Тэг — обращение к дворянину, высокородному.] Хаг Морской Тур! Все же Вы неправильно перевели мое… имя. «Керро» переводится как золото, а «Витарр» — сверкающий. Сверкающий золотом Дракон.

— Оставьте, молодой человек, свои политесы, и не стоит нам путаться в трудностях перевода, я вам приведу последний вариант, думаю, что он правильный. — Хаг помолчал пару секунд и на выдохе продолжил: — «Витарр» на Малой Эдде драконов обозначает хрусталь, «Керр» — гору. Рад приветствовать Хрустального Дракона.

Попадос. Северный варвар, дикарь, на взгляд просвещённого юга, спокойно щёлкает имена на Малой Эдде драконов — языке, давно забытом как людьми, так и прочими народами, только жалкие Гнёзда драконов продолжают говорить на нём, вспоминая былое величие крылатого племени. Сейчас Андрей не удивился, если бы северянин вдруг заговорил на Высокой Эдде, слагая рифмованные пятистрочия. И как, скажите, сохранять инкогнито, если знатоки забытых языков выползают из самого захолустья мира? Причем встреча эта уже не кажется просто случайной. Такое иррациональное чувство, что варваров ведет провидение местных богов. Видимо, божества решили играть втемную и, раскинув карты, посмотреть, как ляжет масть и стоит ли темная лошадка ставок на небесном тотализаторе. Андрей мысленно скрутил кукиш и ткнул им в небо. Не дождетесь!

В этот момент шестым чувством, задницей (называйте, как хотите), он почувствовал движение позади коновязи. Скосив глаза на блестящий кругляш, висевший на шее северянина, в отражении которого виднелась крепостная стена и часть посада, Андрей увидел, что путь назад отрезан пятью мордоворотами, еще четверо занимают позиции справа и слева.

О небеса! За что? Нелюди, если ты не ученик школы или не зарегистрированный в гильдии маг, запрещено заниматься магией, не без исключения, конечно, — эльфы и здесь стоят в сторонке. Королевский эдикт карал таких усекновением головы, без суда, без следствия. Чик топориком, и голова отдельно гулять пошла, потому Андрей и не раскидывал сторожевые паутины у стен города (засекут наказующие маги, в три счета засекут), потому прозевал бесшумное появление хирдманов.

Незаметно собрав энергию на кончиках пальцев, Андрей приготовился ударить молниями по кругу, сбивая замерших в ожидании приказов Хага воинов: от такого сюрприза им и защитные амулеты не помогут, нет от молний защиты, и все тут. И валить, быстро так валить, жаль только о поступлении в Ортенскую Общую Школу Высшей Магии (все с большой буквы) придется забыть, приметы у нарушителя больно запоминающиеся. Добраться бы только до Снежка, жалко бросать хасса, прикипели они друг к другу. Душами прикипели.

А северянин наслаждался ситуацией. Сука. Надо же было назваться Драконом! Тянули тебя за язык! Теперь эта Морская Корова его живого не выпустит. Клан Драконов щепетильно относится к названию клана — вон даже шмакодявка Майра, выбирая наказание, не назвала при нем свой клан, сообразила, что он чужак (не похож на своего, чуть ли не всех своих в лицо знают), а он прямо в глаза, получается, набивался к хирдманам в родственники, за такое наказывают.

Отослав девочку за спины своих воинов, Хаг вытащил из-за голенища кривой нож-засапожник, ковырнув кончиком ножа под ногтем большого пальца левой руки (прямо гопота городская на разводе лоха), посмотрел на лезвие и ледяным тоном спросил: