Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Что доложил Кузнецов? В каком состоянии был Ивасюк? Употребление спиртных напитков — понятие растяжимое. При такой сумасшедшей жаре можно бутылку пива выпить. Или литр водки. Конечно, на службе нельзя ни грамма, но… так сколько выпил лейтенант?

— Не могу сказать, товарищ генерал. Вообще-то, Ивасюк в пьянках замечен не был. Но человек, честно говоря, довольно дерзкий, хотя в войсках только год.

Командир дивизии ненадолго задумался и спросил:

— Погоди, а не этому ли Ивасюку генерал, руководивший той самой проверкой, благодарность объявил?

— Ему, — подтвердил Дронов и вздохнул. — За то, что он с одного огневого рубежа сбил сразу две мишени.

— Помню, что-то такое обсуждалось на недавнем совещании. Этот лейтенант, с одной стороны, вроде как нарушил инструкцию, но с другой, применительно к реальному бою, поступил совершенно правильно. Настоящий противник не будет ждать, когда танк выйдет на огневой рубеж. Взыскание, значит, еще не успели на него наложить?

— Если только комбат.

Генерал принял решение и немедленно озвучил его:

— Если комбат наложил, то ты снимешь, подполковник. Мы не имеем права посылать в Сирию военнослужащих, имеющих взыскания. А в экипаж войдет Ивасюк. Это понял, Руслан?

— Так точно, товарищ генерал!

Командир дивизии закрыл записную книжку и сказал начальнику штаба полка:

— Ты, майор, вызывай к себе офицеров и сержантов, объявляй им о решении. Пусть готовятся. Приказом откомандировать их в мое распоряжение. Надеюсь, отказов не будет?

— Ну, какие отказы, товарищ генерал, — сказал командир полка. — У нас ничего подобного быть не может.

— Не зарекайся. Семейное положение членов экипажей?..

— Трое женатых. Иволгин, Быков и сержант Ступин.

— Дети?..

— У Быкова сын четырех лет. У Ступина дочь помладше. Три года ей, по-моему. Да, Борис Семенович?

— Именно так, — подтвердил начальник штаба.

— Ну, по одному ребенку еще пойдет. Тем более что они из резервного экипажа, который только в случае крайней необходимости может быть привлечен к активным действиям. У меня все! Генерал ударил ладонью по столу. — Решено. Начальник штаба, вызывай людей. Тебе, Руслан, тоже с ними переговорить надо будет, когда я уеду.

— Понял.

Дронов как-то замешкался.

Генерал Коненко заметил это и спросил:

— Что еще, майор?

— Может, все-таки Ивасюка заменим? Подготовлен он хорошо, тут вопросов нет, но вот с дисциплиной!.. Можно отправить лейтенанта Воронина, например.

— Нет, — ответил командир дивизии. — Кого определили, те и полетят в Сирию. Больше данный вопрос не обсуждаем. Воронина имей в виду, если вдруг Ивасюк или Рябинин откажутся.

— Понял вас, товарищ генерал!

— Работай. Мы с командиром полка еще немного поговорим, потом поеду в штаб.

— До свидания.

— Счастливо.

Начальник штаба вышел.

Коненко улыбнулся и заявил:

— Перестраховывается твой начальник штаба, Руслан Маратович.

— Да, но службист он отменный. В полку с утра и до самого отбоя.

— Карьерист он, подполковник.

— А разве это плохо?

— Смотря как карьеру делать. Один своим трудом и потом должности занимает, другой готов по головам идти. У майора друзья-то есть в части?

Галаев ненадолго задумался, потом ответил:

— Никогда не думал об этом, но нет, он со всеми на расстоянии.

— Личное дело у него, конечно, образцовое?

— Так точно.

— Да, подобные кадры ни в училище, ни в войсках пиво на службе не пьют. Знаешь, Руслан, не люблю я таких вот глянцевых, образцово-показательных. Насмотрелся на них в Чечне. Ты-то в училище в самоход бегал?

Командир полка улыбнулся и сказал:

— Конечно, причем регулярно.

— И водочку иногда пил?

— В училище мало. В войсках — да. Я и сейчас не против, особенно под хорошую закуску.

Командир дивизии вздохнул и проговорил:

— Помню, на третьем курсе познакомился с девушкой, одной из тех, которые постоянно у училища трутся в надежде зацепить курсанта и женить на себе. Знал, что она из тех самых, морально подвижных, но мне тогда такая и нужна была. Тоже в самоволку пошел. У нее дома все сложилось, выпили неплохо. А на обратном пути, как раз на рассвете, до подъема еще, я патрулю соседней школы прапорщиков попался. Пять суток отсидел на гарнизонной гауптвахте. Отпуска зимнего лишился. Вместо него угодил в рабочую команду. У нас тогда боксы под учебно-боевые танки строили и использовали курсантов как дармовую силу. А когда работали, вино каждый день пили. Уверен, что твой майор Дронов от таких персонажей, как мы, держался бы подальше.

— Он в училище, вернее, уже в военном институте сержантом был, командовал отделением. С отличием вуз окончил. Сейчас, в двадцать семь лет, он и без академии майор, начальник штаба полка. Далеко пойдет.

— Если война не остановит. Но давай мы с тобой не будем желать зла человеку, добросовестно и образцово исполняющему свой долг. В общем, ты поговори с экипажами, настрой парней и двадцать седьмого числа в двенадцать ноль-ноль отправь их на аэродром.

— Сделаю, товарищ генерал-майор. Один вопрос?..

Командир дивизии улыбнулся.

— Можешь не задавать. Представление на присвоение тебе звания полковника ушло в министерство обороны. Все предыдущие инстанции оно прошло без проблем, так что где-то через пару месяцев получишь по третьей звезде на погоны. А через год в академию генштаба уходит начальник штаба дивизии. Служи и, возможно, встанешь на его место.

— Служим, Николай Степанович.

— Вызови мою машину. Она в парке должна быть.

— Минуту.


После объявления майором Кузнецовым об отмене совещания офицеры повалили из клуба.

Оттуда вместе вышли капитаны Иволгин и Быков. Они заканчивали одно военное училище, дружили еще с курсантских лет. Молодые лейтенанты попали в этот танковый полк, одновременно стали командирами рот. Более того, они жили в одном доме и подъезде. Вот только квартира Быкова находилась на третьем этаже, а Иволгина — на втором. Как правило, и на службу из городка они ходили вместе.

А вот жены их почему-то не поддерживали между собой никаких отношений. В семье Быковых рос сын, у Иволгиных же детей не было.

Быков еще на совещании заметил, что друг его не в настроении, поэтому на улице у клуба спросил:

— Что-то случилось, Стас?

— Ничего, — кратко ответил Иволгин.

— Так уж и ничего? А чего вчера вечером ругались с Надей? У тебя с женой что-то не так?

Надежда — жена Иволгина.

— Задолбала жизнь семейная, Леня! Она мне уже вот где. — Иволгин провел ребром ладони по горлу.

— И когда же она успела тебя так задолбать? — не без удивления спросил Быков. — Вы ведь вроде до последнего времени нормально жили. Не без косяков, конечно, но у кого их нет?

— Вот именно, что до последнего времени, точнее сказать, до мая месяца.

— Что произошло в мае? Ну да, Надежда в Москве на работу устроилась. Из-за этого проблемы возникли? Кстати, где она место нашла? Может, и мою Свету где-нибудь рядышком приладит?

— Не дай бог.

— Чего так?

— Надя устроилась в коммерческую фирму. Говорила название, не запомнил, да и далась она мне, эта фирма. Быстро в гору пошла, начальником отдела стала. Соответственно, и зарплата у нее немалая — сто пятьдесят штук.

— А что? Это для Москвы нормально. Нам с тобой по полтиннику платят, но мы же офицеры, а не офисные клерки.

— Поначалу все нормально было, — продолжал Иволгин. — В город и обратно она на автобусе или электричке ездила. Дома по хозяйству хлопотала. Все так же, как раньше. Потом деньги завелись, счет открыла. А как в начальники выбилась, ее словно подменили. Частенько с работы к полуночи приезжать стала, с запашком и на машинах крутых. Видел я пару раз такие тачки. Это были не служебные машины. Привозили ее мужчины в костюмах да при галстуках, молодые, все из себя такие, что не подходи. Ну, я, естественно, вопрос. Мол, что за дела? Она мне про работу начала загибать. Я — что за работа, где постоянно пьянки? Нет, дескать, это у вас — ты понял, у нас! — пьянки, а у них на фирме корпоративы. Улавливаешь разницу?

— Нет.

— Я тоже. В общем, стали жить сами по себе. А вчера ее в лоскуты привезли. С КПП звонили, сама идти не могла. Я попросил пропустить тачку. Но водитель, видимо, светиться не хотел, не поехал, пришлось идти. Когда вышел к КПП, машины уже не было, а моя ненаглядная блюет за зданием. Привел домой и сорвался. Вот и слышали вы скандал.

— И что думаешь делать?

— Не знаю, Леня. Может, ты чего посоветуешь?

— В таких делах советчиков нет. Сам решай.

— Да осточертело все. Решай или не решай, уже ничего не изменится. Захватила женщину вольная московская жизнь.

— А чем фирма занимается, если там порядка нет?

— Что-то связано со спутниковым телевидением, Интернетом.

— Вроде серьезная контора.

— Да ну ее на хрен.

Они вышли на плац. Здесь друзьям предстояло разойтись. Казарма второй роты была рядом, слева. Третий батальон располагался дальше, за плацем.

Быков хлопнул друга по плечу и сказал:

— Не расстраивайся. Бабы, они такие. Перебесится. Вам ребенка надо бы завести.

— Надя не хочет, рано, говорит. Да ладно, ступай. Тебя уже наверняка комбат ждет по поводу Ивасюка. И чего зампотех прицепился к парню? Видел я, как он заступил в наряд. И в парке потом, когда сдавал под охрану боксы. Да, запашок был, но не пьяный.