Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Александр Токунов

Дар учителей

Автор выражает благодарность Г.А.Т., С.С.Т. и А.П.И. за некоторые интересные находки и советы в сюжетной линии и концепции книги. Все факты, персонажи, имена и события данной книги являются вымышленными, любые совпадения с текущей реальностью случайны. Данная книга является абсолютно ненаучной фантастикой, она не соответствует общепринятым теориям, постулатам, а также прочим фундаментальным научным законам.

Вами управляет тот, кто вас злит.

Лао Цзы

Издательство благодарит Сергея Тармашева за предоставленное разрешение использовать название серии, а также уникальные мир и сюжет, созданные им в романе «Чистилище».

Другие произведения, написанные российскими фантастами для межавторского цикла, являются их историями, Сергей Тармашев не является соавтором этих романов и не читает их. Создатель «Чистилища» дал литераторам полную свободу, разрешив войти в мир проекта, но сам он несет ответственность только за собственную книгу.

Пролог

Москва. Бывший аэродром «Быково».
40 часов до Заражения Москвы. Наши дни

Шасси военно-транспортного борта тяжело коснулись взлётно-посадочной полосы, оторвались, вновь коснулись. Самолёт покатил по земле, болтанка, изматывавшая пассажиров на протяжении шести часов, закончилась. По ушам ударил шум заглушаемых двигателей, и тяжёлый «Ил»-«улыбайка» остановился перед воротами в конце бетонного забора.

Тут же ворота открылись, и к самолёту в предрассветных сумерках подъехал лимузин, за которым следовали три крытых армейских «КАМАЗа» и обычного вида «Икарус». Экипаж засуетился, открывая двери и выдвигая лестницы-трапы.

Клебанов посмотрел на Квасина, дождался его кивка и только после этого высунулся наружу. На полосе возле самолёта уже стоял капитан в полевой спецназовской форме. Он пожал руку Клебанову и повернулся к спускающемуся с трапа Квасину:

— Здравия желаю! Какие будут распоряжения?

Квасин махнул рукой — не надо официальности. Пожал руку капитану.

— Кто будет сопровождать моих людей в бункер?

— Старший лейтенант Сидоров! — тут же материализовался перед Квасиным щуплый старлей. — Какие будут указания?

— Вольно, старлей. Распорядитесь, чтобы моим людям помогли разгрузить самолёт. Груз и пассажиров доставить в бункер. Проследите, чтобы с грузом обращались аккуратно, там стекло и хрупкая аппаратура. После доставки в бункер свяжитесь с капитаном, машину направите по адресу, который он вам сообщит, а автобус — к иранскому посольству. Можете идти.

В ворота влетел, визжа тормозами, «уазик» «Патриот». По безбашенной манере водить машину Квасин сразу узнал друга Дмитрия. Дмитрий не любил импортных автомобилей, но любил скорость.

— Привет, дружище! — закричал ещё из машины Соболев. — Как долетели? Очень вовремя! Боюсь, у нас тоже очень скоро начнётся! Хоть и границу закрыли, и рейсы отменили.

Квасин обнял друга.

— Я тоже рад, Дима. Как же давно не был в Москве! Я сейчас рвану по делам, а ты, будь другом, устрой моих людей. И распорядись, чтобы с грузом обращались аккуратно… И направь мне ещё несколько бортов, одного не хватит.

— Хорошо. Когда тебя ждать?

— Сегодня не жди. Проследи только, чтобы все машины разгрузили. Я тебе позвоню и сообщу, куда их завтра отправить. Мне ещё необходимо порешать вопросы с послом Ирана, у нас не завершены совместные проекты.

«Да, лучше не скажешь: совместные проекты… — подумал Соболев. — Клён как всегда в своем репертуаре. Не поймешь, то ли ещё дружба, то ли уже бизнес».

Толик будто услышал мысли Соболева и наклонился к его уху:

— Дима, ты не забыл случаем, как меня здесь зовут? Ты даже мысленно не путайся, а то проколешься. Ну, пока! И передай своим бодигардам в бункере, чтобы впустили меня в любом обличье, а то знаю я их повадки, уткнутся носом в инструкцию и начнут сверять фото с личностью. Всё, я поехал. Позвоню. Какую машину мне презентуешь?

— Ну, ты же знаешь, что на импорте я не езжу. Бери лимузин, там водитель. С тобой поедет капитан Краснов, в «КАМАЗе» несколько бойцов для подстраховки.

— Я ещё своих ребят возьму.

Квасин нашел взглядом Клебанова и махнул ему рукой:

— Давай. — Несколько молчаливых молодых бойцов в камуфляже нырнули под тент «КАМАЗа». Квасин проследил, как Клебанов открыл багажник лимузина и забросил туда пухлый кожаный чемодан. — Позвонишь, как доберётесь. — Сел на переднее сиденье лимузина и захлопнул дверь. Капитан Краснов, дав несколько распоряжений старлею, забрался на заднее сиденье, и машина, сразу набрав скорость, выехала из ворот аэродрома. Один из «КАМАЗов», чадя выхлопом, двинулся за ней.

— Мы с вами, — повернулся к капитану Квасин, — проедемся сейчас до «Москва-Сити». Потом у нас будет ещё много работы, прошвырнёмся по некоторым складам, нам надо получить аппаратуру, ОЗК и кое-какое вооружение. Зовите меня Игорь Иванович.

Добрались до исполинских высоток бизнес-центра. На одной из них, на самом верху, над крышей, сияла надпись «Виллар» размером в добрых два этажа. Игорь Иванович подхватил из багажника давешний чемодан и в сопровождении шести молчаливых охранников двинулся к дверям, бросив на ходу:

— Капитан, жду вас через два часа. Не опаздывайте.


Ровно через два часа капитан Краснов был у входа в бизнес-центр. Он решил не отгонять машину далеко и просто поспать в машине, оставив её на ближайшей подземной парковке.

— Что-то начальство опаздывает! — недовольно заметил боец — водитель лимузина.

— Начальство не опаздывает, а задерживается, — стандартно ответил Краснов, — вон гляди, охрана его уже вся на улице…

— Смотри, что делают! Вот это да! — воскликнул водитель. Охрана, не дожидаясь своего шефа, двинулась к стоянке автомашин.

— Доброе утро! — Дверь автомашины открыл худощавый, лощёный, чрезвычайно бодро выглядевший мужчина в итальянском костюме ручной работы, уверенно залез на переднее сиденье. — Капитан, как обстановка в городе? — спросил он, разворачивая на коленях карту Москвы. На мизинце правой руки блеснул знакомый кроваво-красный камень в скромной серебряной оправе. В основном по этому камню да ещё по голосу капитан опознал вчерашнего бомжеватого Игоря Ивановича. Трансформация оказалась настолько неожиданной, что боец ещё секунд пять ошарашенно сидел после команды: «Поехали», не трогаясь с места.

Один из охранников сел рядом с Красновым на заднее сиденье, остальные погрузились в тонированный джип.

— Поехали, — повторил Игорь Иванович. — Следуй за джипом. Сегодня у нас задача более простая, поездим по медицинским складам. Вначале в Красногорск.

Лимузин мягко тронулся с места, но сразу остановился. Какой-то мужчина, не торопясь, не оглядываясь по сторонам, переходил дорогу.

— Против лома нет приема! — рявкнул водитель. Высунулся в окно и, не сдерживаясь, в ёмких народных выражениях сообщил мужику всё, что он думает о нем, его маме, жене и тёще.

Сидевший на заднем сиденье рядом с капитаном парень захохотал:

— Хорошо выразился! — похвалил он с едва уловимым акцентом.

— Кондор, надо говорить — классно! — поправил его Игорь Иванович.

— Класссно! — с растяжкой, нажимая на букву «с», повторил Кондор.

Лимузин вырулил на «трёшку», перестроился впереди джипа и помчался в потоке машин. До узла Волоколамского, Ильинского и Пенягинского шоссе доехали без происшествий. На выезде с Волоколамки попали в пробку. На этом месте всегда против водителей выступала «сборная России по проблемам»: бутылочное горлышко под железной дорогой, узкое перегруженное шоссе, перепробеги, разные направления потоков в разное время суток и четыре собственника дорог.

Боец за рулем, пошарив рукой где-то внизу, вытащил мигалку. Открыв окно, водрузил её на крышу лимузина. Сирена надсадно завыла, мигая синим. Малолитражка шарахнулась от лимузина вправо, «БМВ» влево, лимузин начал двигаться зигзагами, подрезая другие машины, пока не вырвался на Пенягинское шоссе. Джип шёл за ним как привязанный, повторяя все его маневры.

Мимо окон замелькали могилы Пенягинского кладбища. Дорога рассекала его на две части. Затем внизу показались четыре высотки и труба котельной. Справа промелькнули часы, на которых всегда было без пяти минут двенадцать — довольно уродливый муляж с претензией на элегантность. Потом показалась река Банька, не замерзающая даже в сильные морозы, будто оправдывая своё название. Промелькнул торговый центр «Июнь».

Остаток дня капитан Краснов мотался со склада на склад, давая распоряжения о погрузке, отгрузке, приёмке. Он удивлялся, как быстро деньги решали все проблемы. Стоило только Игорю Ивановичу расстегнуть чемодан и вынуть очередную пачку рублей, долларов или евро, в зависимости от вкуса прапоров и интендантов, как всё шло по команде «бегом». Деньги перекочёвывали в жадные руки продавцов, и начиналась погрузка в автомашины. В армии покупалось и продавалось всё: были приобретены не только ОЗК, форма, противогазы, но ещё и пулемёты, автоматы, гранатомёты, винтовки, патроны к ним, модули «Парус», «Гром», «Шквал».

По распоряжению президента полк 24-й отдельной бригады спецназначения ГРУ был передислоцирован в казармы 147-й автобазы Минобороны на Рублевке. Из состава Кантемировской танковой дивизии в распоряжение Соболева поступил танковый батальон, батарея РСЗО, батарея ствольной гаубичной артиллерии, батарея противотанковых орудий МТ-12 «Рапира», два дивизиона ПВО (нужны были скорострельные мелкокалиберные пушки — лучшее средство от скоплений противника). Наиболее серьёзным приобретением стал оперативно-тактический ракетный комплекс «Искандер-М» из состава 630-го отдельного ракетного дивизиона, так и не доехавший до места постоянной дислокации. Кроме того, гарнизон бункера был усилен ротой РХБЗ, имевшей на вооружении ТОС-1 «Буратино». По задумке президента, Соболев должен был отвлечь на себя силы недовольных генералов, когда те поймут, что место в правительственном бункере «Раменки» им не светит.