logo Книжные новинки и не только

«Сплин. Весь этот бред» Александр Васильев читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Александр Васильев

Сплин. Весь этот бред

«Пыльная Быль» 1994 г. Жертва талого льда. Мне сказали слово. Гроза. Война. Сказка. Твое разбитое пенсне. Звери «Коллекционер оружия» 1996 г. Будь моей тенью. Любовь идет по проводам. Черный цвет Солнца. Самовар. Что ты будешь делать? Нечего делать внутри. Иди через лес «Фонарь под глазом» 1997 г. Молитва. Я не хочу домой. Бонни и Клайд. Самый первый снег. Невский проспект. Спи в заброшенном доме. Прирожденный убийца. Частушки. Моя любовь. Англо-русский словарь. Скоро будет солнечно. За стеной «Гранатовый альбом» 1998 г. Весь этот бред. Достань гранату. Орбит без сахара. Приходи. Свет горел всю ночь. Люся сидит дома. Бог устал нас любить. Катись, колесо. Выхода нет. Коктейли третьей мировой. Джим. Мария и Хуана «Альтависта» 1999 г. Альтависта. Молоко и мед. Пил-курил. Терпсихора. Далеко домой. Добрых дел мастер. Мотоциклетная цепь. Сумасшедший автобус. Алкоголь. Встретимся завтра «25-й кадр» 2001 г. Линия жизни. Звезда рок-н-ролла. Всего хорошего. Мое сердце. Рикки-Тикки-Тави. SOS! Феллини. Остаемся зимовать. Тебе это снится. Совсем другой. Пластмассовая жизнь. Пой мне еще. Ленинград-Амстердам «Новые люди» 2003 г. Новые люди. Время, назад! Гандбол. Сломано все. Девятиэтажный дом. Блокада. Валдай. Йог спокоен. Северо-Запад. Нервное сердце «Реверсивная хроника событий». 2004 г. Семь восьмых. Шато-Марго. Мы сидели и курили. Сиануквиль. Человек и дерево. Лабиринт. Бериллий. Люди на ладони. Урок географии. Все включено. Романс «Черновики». 2004 г. Кто-то не успел. Мне двадцать лет. Загладь вину свою. Корень мандрагоры. Небо в алмазах. Домовой. Двое не спят. Рождество. Пурга-кочерга. Двуречье. Подводная лодка. Сумасшедший дом «Раздвоение личности». 2007 г. Мелькнула чья-то тень. Скажи. Матч. На счастье! Волна. Лепесток. Император. Бетховен. Праздник. Сухари и сушки. Мобильный. Колокол. Пробки. Мамма миа. Прочь из моей головы. Сын «Сигнал из космоса». 2009 г. Дыши легко. Добро пожаловать. Больше никакого рок-н-ролла. Вниз головой. Чердак. Зеленая песня. Камень. Без тормозов. Настройка звука. 3007-й. Корабль ждет. Человек не спал. Ковчег. Вальс. До встречи! Все так странно. Выпусти меня отсюда. Письмо. «Обман зрения». 2012 г. Увертюра. Летела жизнь. Черная Волга. Лестница. Страшная тайна. Дочь самурая. Фибоначчи. В мире иллюзий. Ковш. Солнце взойдет. Чудак. Волшебное слово «Резонанс, часть 1». 2014 г. Всадник. Ай лов ю. Старый дом. Мороз по коже. Мысль. Есть кто-нибудь живой? Все наоборот. Рай в шалаше. Пусть играет музыка! Горизонт событий. Среди зимы. Дверной глазок. Подводная песня «Резонанс, часть 2». 2014 г. Красота. Оркестр. Песня на одном аккорде. Два плюс один. Полная Луна. Танцуй! Симфония. Нефть. Пожар. Шахматы. Исчезаем в темноте «Ключ к шифру». 2016 г. Медный грош. Пирамиды. Нам, мудрецам! Храм. Окраины. Кит. Она была так прекрасна. Джаз играет джаз. Реквием. Земля уходит из — под ног. Тревога. Небесный хор. Путь на восток. День за днем. Череп и кости «Встречная полоса». 2018 г. Встречная полоса. На утро. Чей — то ребенок. Испанская инквизиция. Тепло родного дома. Волк. Шаман. Когда пройдет сто лет. Шпионы. Яблоко Не вошедшее. Бездыханная легкость. Павловский парк. Последний день Помпеи. Мы пилим бюджет. Глава Пентагона. Прости, родная. Переводы. Герой рабочего класса (Джон Леннон). Человек, который продал мир (Дэвид Боуи). Звезды среди звезд (Дон МакКлин)

«Пыльная быль». 1994 г

Жертва талого льда

Он пел, и строка его текла

Печально, как черная река

Звеня, рассыпались зеркала

На лица и блики

И время качало головой

Летая задумчивой совой

Над тем, кто нашел какой-то свой

Путь в мудрые книги

Огонь обжигал его уста

Гитары сухая береста

Пылала, и в запахе костра

Мне слышались крики…


А ночь плавно уходила в степь

С ней вместе уходила его тень

Он сам отпустил ее — затем,

Чтоб рук не вязала

Слеза ожерелья янтаря

Сверкала при свете фонаря,

Как будто заря всходила для

Притихшего зала

Он пел, что никого и никогда

Река не держала


Жертва талого льда…


Движенье от братства до родства

В преддверии Христова Рождества

Цветы и руины торжества

В декабрьской стуже

И ноты сошлись в один узор

И в полночь явился дирижер

И все мы обратили ему взор

И стали послушны

Он пел — мы молились на него,

Он пел — мы плевали на него,

Он пел, и мы не знали никого,

Кто был его лучше


Жертва талого льда…


Сними пальцы с проводов и струн,

Все песни расходятся к утру,

Строка отлетает на ветру

И меркнет в рассвете

Тела, заплетенные в любви,

Сорта драгоценнейших из вин

Крестил сероглазый херувим

Ударами плети

Эй, вы, задержите Новый год,

Часам указав обратный ход

Он спел, спрыгнул с берега на лед

И стал незаметен…

Мне сказали слово

Мне сказали слово, я расплел его в строку,

Голос был привязан к телефонному звонку,

Странные оркестры бродят в голове моей,

Странные оркестры…


То, что знают пальцы — то неведомо для глаз,

Клавиши рояля излучают нервный газ,

Бешеные волки в оголенных проводах,

Загляни в глаза свои, и ты увидишь страх!


Я не знаю формулы, но ток всегда есть ток,

Я увидел женщину, я бросил ей цветок,

Волки расступились, можно рыть подземный ход —

Но в окне напротив установлен пулемет.


Ты увидишь солнце с ослепительных вершин,

Если ты ловил кого-то вечером во ржи,

Я вчера узнал из сводки свежих новостей,

Я умер неопознанным в тени своих детей

Гроза

Дождю ни капельки не жаль

Для мокрого лица

Я видел в небе дирижабль —

Облако свинца

Я запрокинул голову

И я увидел молнию

От неба до конца!


Забудьте запах свежих роз

И поцелуй луны,

Сегодня праздник майских гроз

И бал у сатаны,

Все на корабль, идущий в шторм

От пристани, где слышится

Звук лопнувшей струны!


На виноградную лозу

Вода наводит дрожь,

У неба вымолив слезу,

Не попадешь под дождь,

Я знаю — я войду в грозу:

Лишь неба ткань разрежет молний нож!

Война

Когда отыграет оркестр,

Расплавится медь, и умрет дирижер;

Когда подсудимый обманет конвой

И подпишет судье приговор;


Когда одряхлевшей старухе

Покажется ядом живая слеза,

Я знаю — прорвавшись сквозь синее небо

Над городом грянет гроза


Я знаю, что будет война,

Потускнеют умы, разобьются сердца,

И девочка с пулей во лбу

Будет звонко смеяться над трупом отца,


Собаки сорвутся с цепей

И оставят хозяев по горло в крови,

Возьми, уходя, свои лучшие песни,

А все остальные порви,


Поверь — я рисую, что вижу,

Мне мил этот город, мне дорог народ,

Но тот, кто глядит на картины, кривит

Свой проклятьем изорванный рот,


И мне не дожить до грозы,

Так не лучше ль нож в сердце и грудью на ствол?

Я знаю, что это единственный способ

Взобраться на дыбу, минуя престол

Твое разбитое пенсне

Твое разбитое пенсне

Полощет глаз в стальной оправе,

Живая ткань льняных волос

Играет с ветром, но без правил,


Вишневый плод запретных губ

Не перезреет, не сгниет,

Ты словно излучаешь свет,

Я напишу с тебя портрет,

И сдам рублей за 800.

Сказка

Мы шли дорогой горемык искать свою судьбу

В одной деревне на ночлег старик пустил в избу

Мы пили крепкий самогон — хозяин был к нам добр

Река бежала за окном, шумел сосновый бор


Я пью чуть больше чем могу, но меньше, чем хочу

Когда я пью, я не пою — я не пою, кричу

Никто мне глотку не заткнет, не запретит мой пляс

Но тут старик сказал: «Дай я» и начал свой рассказ:


«Иван был сказочно богат но не имел детей

Иван накрыл дубовый стол и пригласил гостей

Он переспал с одной вдовой — вдова сказала: “Жди

Теперь зима, я разрешусь когда пойдут дожди”


Иван счастливый захрапел, как красноармейский полк

Он крепко спал, когда во сне ему явился волк

Волк молвил: “Если хочешь дочь — брось голову в огонь,

Захочешь сына — так отдай мне правую ладонь

Не будь упрямым как осел, будь чистым как слеза,

Но знай: захочешь обмануть — вдова родит козла”


Сказав все это, волк исчез, Иван открыл глаза —

Вдова лежала на боку, поглаживая зад,

Иван напялил на себя ботинки и трусы,

Запряг трех быстрых вороных, и кони понесли


Иван скакал четыре дня к кудыкиной горе

Там на горе жил друг Макар — весь в злате, серебре

Макар служил городовым и пропивал навар

Узнав о Ваниной беде, сказал: «Споймаем тварь»


Они расставили капканы вдоль лесных дорог

Попались лев, сова и заяц, но не попался волк

Друзья надыбали жратвы и ринулись в леса

Пока гонялись за волками — кончилась весна


Иван все лето пил вино, гуляя вдоль болот

Вдова сидела у окна и гладила живот

Однажды августовским днем, заслыша Ванин крик

Вдова схватила керосин и подожгла тростник


То был как есть условный знак — заполыхал пожар

Еще не наступил сентябрь, как прискакал Макар

Макар раздвинул камыши и глянул сквозь огонь