Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Лея любила тетушек всем сердцем, хотя порой во время уроков по этикету ей хотелось вскочить, опрокинуть стол и удрать на другой конец Галактики с каким-нибудь бродячим цирком. Все, что угодно, лишь бы не слушать бесконечные лекции на тему, чем различаются суповая и десертная ложки. Да, однажды ей предстоит стать королевой Алдераана, сменив на троне свою мать, но до этого дня еще далеко, а настоящий правитель должен уметь не только махать подданным ручкой — во всяком случае, так считала Лея. Когда она решила стать представителем планеты в Галактическом Сенате, тетки пытались спорить и с ней, и с ее отцом. Они бы предпочли, чтобы она целыми днями прихорашивалась да мечтала о каком-нибудь смазливом принце, а не сидела в одной из лож Сената, пытаясь что-то изменить и протолкнуть необходимые реформы.

Но еще хуже оказались журналисты: они упорно отказывались принимать ее всерьез как политика и дипломата, описывая исключительно как девочку, которой вздумалось поиграть в сенатора. Словно Лея была именно такой, какой ее пытались сделать тетушки, а вовсе не сильной и деятельной личностью, которой ей помогал стать отец. Она моталась по всей Галактике, неся утешение и помощь обездоленным, а пресса, хоть убей, величала ее принцессой. Однажды Лея с осиротевшим малышом вуки на руках стояла посреди деревни, выжженной дотла имперскими войсками. И какой же вопрос первым задали ей репортеры из Центральных систем? «Скажите, кто шьет для вас наряды?»

И никто не спросил: «Почему вы здесь?» Никто не спросил: «Что может сделать Галактика, чтобы помочь?»

Да, Лея стала для Императора чем-то вроде незаживающего солнечного ожога, — но это и всё, чего ей удалось добиться. Войдя в Сенат, она готовилась сразиться с любым, кто попытается встать у нее на пути… но все оказалось куда страшнее: желающих бороться попросту не нашлось — всем и на все было плевать. Точнее, никому не хотелось испытывать терпение Императора. А Лея не могла понять, как можно спокойно восседать в Сенате, закрывая глаза на все преступления, творящиеся на Внешнем Кольце.

Имперские концентрационные лагеря. Хладнокровное уничтожение всех, на кого пала хотя бы тень подозрения в измене Императору. Так называемые «зачистки» Дарта Вейдера, когда уничтожались целые города. Очевидно, он считал, что планеты необходимо зачищать от любых ростков демократии. И надежды.

Лею мутило от всего этого. Она не могла забыть запах обугленных зданий и тел. Не могла забыть, как юных сирот выстраивали в колонны, чтобы… что? Продать в рабство? Отправить на спайсовые рудники Кесселя? Всякий раз, как она поднимала этот вопрос в Сенате, на нее обрушивались с критикой, лишали слова. А ей хотелось кричать и трясти своих коллег, чтобы они наконец увидели то же, что и она. Но они отказывались. Некоторые даже советовали ей вернуться домой, к прелестям жизни во дворце. Лея понимала: она может говорить что угодно, может даже кричать — ее все равно никто не услышит.

Узнав о Восстании, Лея была готова кинуться в него очертя голову. Ей хотелось, чтобы ее наконец стали уважать за поступки и дела, а не за титул и происхождение. Она мечтала по-настоящему помогать Галактике. И когда ей представилась возможность проявить себя, она понадеялась, что отец ее как минимум поймет.



Кража сверхсекретных документов Империи — дело и вправду очень опасное, но то, что даже отец видел в ней всего лишь звездочку, мерцающий сгусток газа в небе, только укрепило Лею в принятом решении. Задача казалась довольно простой. Всего-то и надо, что перехватить сигнал, содержащий сведения по новой боевой станции, которую, по слухам, начала строить Империя.

Но в нужной солнечной системе кишмя кишели имперцы. Поначалу они даже купились на легенду о том, что корабль Леи застрял там из-за неисправности, и это прикрытие дало повстанцам достаточно времени, чтобы перехватить технический проект под названием «Звезда Смерти». Записав сведения, они попытались уйти от имперских войск, совершив прыжок через гиперпространство, но вскоре их настиг огромный звездный разрушитель. Когда гигантский военный корабль вышел на связь, представившись как «Опустошитель», Лея поняла, что все кончено.

Это был корабль самого Дарта Вейдера.

И вот она бежит со всех ног, стараясь держаться в тени и шарахаясь от струй горячего пара, крепко сжимая в руке инфокарту с данными. Краем глаза Лея заметила что-то серебристое…

Дроид. Дроид-астромех, если быть точной. Хвала звездам! Теперь у нее и в самом деле появилась надежда на то, что ее план сработает.

Дроид, судя по всему, принадлежал к серии R2. Его приземистый цилиндрический корпус венчала голова-купол с ярко-синими панелями. Единственный индикатор моргнул красным, затем голубым, и дроид покатил дальше.

— Дроид! — закричала Лея, спрятавшись в ближайшей нише. — Дроид! Сюда!

Трехногий малыш повернул к ней голову, дружелюбно-вопросительно защебетал и подкатился поближе. Лея склонилась над ним.

Вот тут ей скрепя сердце пришлось мысленно поблагодарить своих тетушек за науку. Много лет они твердили ей, что принцесса и будущая королева обязана уметь произносить длинные речи без запинки. Записать сообщение нужно с первой попытки. На поправки времени уже не будет. Лея на секунду прикрыла глаза и, вспомнив уроки тетушек, сделала несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться.

И когда она заговорила, то вдруг ощутила гордость от того, как чисто и ровно зазвучал ее голос:

— Голосовое управление. Код инициализации: эпсилон. Включить режим голографической записи. R2, подтверди.

Дроид пискнул в ответ. Хорошо.

Лея распрямилась и отступила назад.

— Начать запись. — Она прочистила горло, придавая своему голосу те интонации, которые так нравились ее теткам и которые она отточила на выступлениях в Сенате. — Генерал Кеноби, много лет назад ты верно служил моему отцу в Войнах клонов. Теперь он просит тебя помочь в борьбе с Империей. Сожалею, что не могу передать это сообщение лично. Мой корабль атакован, и, боюсь, я не доставлю тебя на Алдераан, как собиралась…

Признавать свое поражение было горько. Хотя Лее и экипажу «Тантива-4» удалось заполучить необходимые данные и даже совершить прыжок к Татуину, вторую часть задания она провалила. Отец просил разыскать своего старого друга — генерала Кеноби, поскольку, как он выразился, «чтобы воевать, нужны воины». Легендарный рыцарь-джедай Кеноби сумел пережить чудовищную зачистку, уничтожившую весь его Орден, скрывшись в тайном убежище на отдаленной пустынной планете.

— В память этого R2, — продолжала Лея, — я загрузила жизненно важную для Восстания информацию. Мой отец знает, как ее извлечь. Этот дроид необходимо доставить на Алдераан. Для нас наступают отчаянные времена. Помоги мне, Оби-Ван Кеноби. Ты — моя единственная надежда.

Лея помедлила. Ей бы очень хотелось ощутить хоть некоторое удовлетворение от того, что она успела записать сообщение. Но это был лишь первый шаг в ее рискованном предприятии, и она не испытывала особой радости оттого, что вверяет настолько ценную информацию в руки дроида, тем более что у него и рук-то нет.

— Конец записи. R2, передай это сообщение и ту информацию, которую я сейчас в тебя загружу, лично Оби-Вану Кеноби, и только ему одному. Он живет на планете, на орбите которой мы сейчас находимся, в точке по стандартизированным координатам альфа один-семь-три-три, мю девять-ноль-ноль-три-три, первый квадрант.

Дроид покачался из стороны в сторону и утвердительно пискнул.

— R2? Где ты?

Лея резко развернулась и посмотрела туда, откуда донесся голос. Прищурившись, она различила силуэт золотого протокольного дроида.

— R2!

Только сейчас Лея поняла, насколько вдруг тихо сделалось вокруг. Пальба и вопли стихли, навевая тревожные мысли о том, что стало с защитниками «Тантива-4». Для экипажа судна сражение уже закончилось.

Ее же битва только начиналась.

Лея стремительно протянула руки к дроиду и вставила в него инфокарту.

— Воспользуйся спасательной капсулой на корме. Это сообщение необходимо доставить любой ценой. Ты меня понял?

R2 вновь защебетал, давая понять, что выполнит ее поручение. Лея обняла его круглую голову и прикрыла глаза. «Только бы сработало…»

— Удачи тебе, маленький дроид.

Ей представились пейзажи лежащей под ними планеты. Бескрайние дюны Татуина, благодаря которым планета сияла в космосе цветами вечного рассвета. Принцесса мысленно видела, как дроид движется к своей цели, увязая колесами в песках. Но Лея знала — он справится. Она сжала руки в кулаки, гоня страх прочь. Она верила, что все получится.

— R2, вот ты где! — воскликнул протокольный дроид. — Я повсюду тебя ищу!

Лея накинула на голову капюшон и осторожно извлекла бластер из потайной кобуры. Пора подумать о том, как бы уцелеть самой. Наверняка существует какая-то возможность спастись, надо только найти ее. Лея, как и ее отец, верила, что безвыходных ситуаций не бывает. Все, что ей сейчас было нужно, — это время, чтобы составить подходящий план. И безопасное укрытие. Но тут гудение дроидов стихло, и до нее донеслись новые звуки: стук четких, решительных шагов, бряцание брони, приглушенные голоса.