Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Шпионы повстанцев передали на ваш корабль несколько сообщений. И я хочу знать, что стало со сведениями, которые вы от них получили.

Лея старалась не обращать внимания на то, как отчаянно колотится ее сердце. Маленький дроид, должно быть, уже покинул корабль и мчится к планете, выскользнув из лап Вейдера. Принцесса обставила своего главного недруга — может быть, первый раз в жизни, — и это немного утешало ее в столь незавидных обстоятельствах.

— Понятия не имею, о чем вы говорите. Я — член Имперского Сената, находящийся здесь с дипломатическим поручением.

— Вы — член повстанческого Альянса и предатель! — прорычал Вейдер и повернулся к ближайшему штурмовику: — Увести ее!

Повинуясь его приказу, солдаты потащили принцессу к бреши, пробитой в шлюзовом люке «Тантива-4». Лея изо всех сил напрягала слух, стараясь разобрать, что имперский офицер пытается сказать Вейдеру. Удалось уловить лишь несколько слов: «Надо быть осторожными… люди ее обожают… Повстанцы… принцесса… чертежи…»

Проклятье… Вейдер уже знает, что́ за информацию они украли. Восстанию и всем его участникам — включая ее отца — теперь грозит еще большая опасность, чем прежде. Сердце Леи разрывалось от понимания того, что именно по ее вине и корабль, и его экипаж угодили в сети Империи. Лея понимала, что больше никогда уже не увидит свой старенький кораблик. Ей оставалось только надеяться, что она дала маленькому дроиду достаточно времени, чтобы тот мог попытаться спасти их всех.

Глава третья

ОДНА из многочисленных опасностей, которые подстерегают царственную особу, — забудем пока про шанс умереть от скуки во время занудных наставлений тетушек, — это постоянный риск стать жертвой похищения. Поскольку мать Леи была королевой Алдераана, а отец — супругом королевы, то сказать, что ее семья богата и влиятельна, — значило не сказать ничего. Когда очередной скудоумный кретин выползал из какого-нибудь темного закутка Галактики в поисках новой жертвы, его алчный взгляд по понятным причинам притягивала принцесса Лея. Поэтому тетушки были вынуждены согласиться с родителями принцессы, что уроки самообороны должны стать неотъемлемой частью ее подготовки сразу же по достижении шестнадцатилетия. Хотя, конечно, с их точки зрения бороться с потными здоровенными мужланами в спортивном зале — совершенно не приличествующее юным барышням занятие.

Лея обожала то чувство куража, которое дарили ей тренировки; схожие ощущения она испытывала всякий раз, когда делала что-то полезное для Альянса. К тому же из уроков самообороны порой можно было извлечь совершенно неожиданные плюсы. К примеру, после того как отлупишь тренировочный манекен, потом как-то легче терпеть изучение десяти различных способов делать реверанс и сдерживать желание хорошенько отпинать тетушек в ходе урока. А один из советов тренера сотни раз спасал ей жизнь: «Будь начеку».

Лея постаралась избавиться от посторонних мыслей и всецело сосредоточиться на происходящем. Она внимательно изучала внутренние помещения звездного разрушителя и рассматривала солдат. В ангаре, куда имперцы привели «Тантив-4», почти никого не было, что и не удивительно. Все-таки Лея оставалась членом Сената, и Вейдер, как видно, воспользовался своим невероятным могуществом, чтобы о ее пленении узнало как можно меньше людей. Он, как она догадывалась, мог даже уничтожить ее корабль и заявить, что «трагическую гибель принцессы вызвал отказ бортовых систем».

Внутри у нее все сжалось. Да, пока что ее не убили, но Лея прекрасно понимала, что дело вовсе не в ее сенаторском или королевском титуле, а только в том, что Вейдер рассчитывает добиться от нее кое-каких ответов.

И что же случится, когда он поймет, что она ничего не расскажет ему о Восстании? Да Лея бы добровольно выпрыгнула из шлюза в ледяные объятия вакуума, лишь бы только не предавать отца и тех, кого звала своими товарищами.

Надо выбраться отсюда… и донести до людей правду. Если удастся спуститься на Татуин и разыскать дроида и генерала Кеноби, возможно, еще удастся выполнить порученную ей задачу. А заодно связаться с отцом и сообщить, что она жива. Лее нестерпимо хотелось доказать ему и Восстанию, что она не подвела их. Она не могла допустить, чтобы ее поглотили пучины бессилия, в которых погряз остальной Сенат. Слишком многое еще предстояло сделать.

Внутреннее убранство звездного разрушителя полностью соответствовало режиму, которому служил этот корабль: во всем читалась лишь холодная и безжалостная эффективность. Все резкое, четкое, черно-белое. В мире Императора не существовало серого. Только «мы» и «они». Все делалось только так, как хотел он, или не делалось вовсе.

Лею запихали в узкую серебристую капсулу лифта, и кабина с пугающей скоростью взмыла вверх, доставив ее и конвоиров в какую-то галерею. Принцесса стала озираться, пытаясь сквозь заслон бронированных штурмовиков увидеть, что происходит внизу. Как выяснилось, там располагались ряды ангаров. У каждой из этих просторных, гулких камер были невероятно высокие стены и огромные металлические двери, через которые корабли затягивались внутрь.

«Да здесь бы поместилось все население некоторых планет», — подумала Лея, потрясенная необъятными размерами ангарного отсека.

Она видела, как летят искры из-под сварочных аппаратов механиков, занятых ремонтом кораблей, видела дроидов, перетаскивающих с места на место огромные детали, неподъемные для человека. А еще она видела колонны солдат, занятых стройподготовкой.

Тот ангар, где спрятали «Тантив-4», был заметно меньше других, и там уже кишмя кишели штурмовики и офицеры Империи. Но внимание Леи привлек третий из тех отсеков, над которыми ее вели. Там стояла всего пара челноков, к которым подвозили припасы одноместные погрузчики.

«Кто-то готовится к отлету», — подумала она. Мысли в ее голове мчались со скоростью света, и вскоре у нее был готов план побега, такой великолепный, будто сам Император разостлал перед ней ковровую дорожку. «Да», — она ощутила легкую дрожь неминуемой победы. Все получится. Впервые за несколько часов у нее полегчало на душе, будто гора с плеч свалилась. На челноках всегда есть вооружение, а этот, похоже, заправлен топливом и готов к полету. Она может пробить себе путь к свободе, и пока ее похитители сообразят, что произошло, Лея уже будет мчаться сквозь атмосферу Татуина.

«Нате, выкусите!» — хотелось ей крикнуть другим сенаторам. Она еще всем докажет, на что способна, когда у нее есть шанс хоть что-то изменить. Чувство причастности к Восстанию было для нее еще непривычным, удивительно новым. Это задание было необходимо Лее, чтобы показать товарищам по сопротивлению свою преданность и готовность пойти ради них на все, если только они поддержат ее. История о том, как она ускользнула у Дарта Вейдера прямо из-под носа, еще сильнее укрепит ее связи с повстанцами. И более никто — ни пресса, ни тетушки, ни даже отец — не осмелится отказать ей в праве называться бойцом и не будет полагать, что к ее голосу можно не прислушиваться.

«Если меня, конечно, не собьют», — пришла ей вдруг в голову мысль. Нет… она справится. Она несколько лет тренировалась в пилотировании. А внизу полно дюн, среди которых можно затеряться. «Пусть Дарт Вейдер попляшет, вытряхивая колючий песок из-под своей брони».

Она решилась попытать счастья в тот момент, когда двое из сопровождавших ее штурмовиков отделились от остальной группы и направились в соседний командный пункт, — насколько Лея могла догадываться, они собирались доложить о ее переводе в тюремный блок. Она позволила оставшимся конвоирам запихнуть себя в следующий лифт, но едва успели двери закрыться, как она вдруг ударила обеими руками по панели управления и кабина резко остановилась. Штурмовики пошатнулись и на миг растерялись, чем принцесса и воспользовалась. Вытащив у одного из конвоиров бластер, она открыла огонь.

— Стой!..

«Слишком поздно, господин Жареные Мозги», — подумала Лея, глядя на парализованных штурмовиков. Увы, ни у одного из них при себе не было ключей от ее наручников. Пришлось воспользоваться одной из нескольких дюжин шпилек, удерживавших ее прическу. Впрочем, наручники были не так уж и важны. Она смогла бы управлять челноком даже будучи слепой, глухой и со связанными руками и ногами.

В ту же секунду, как двери лифта с шипением разошлись, Лея выскользнула наружу и обвела взглядом зал. Никого. Тогда она развернулась и выстрелила в панель управления лифтом. Двери возмущенно загудели — торчавшая нога оглушенного конвоира не давала им закрыться. Лея недовольно фыркнула, сдувая с глаз выбившуюся прядь волос, и пинком затолкала штурмовика внутрь кабины. Двери захлопнулись.

Держась поближе к стене коридора, принцесса направилась ко входу в примеченный ангар. Корабельный воздух был сухим и холодным до ломоты в костях, но Лея взмокла от пота. Ее сердце замерло, когда она увидела, как из дверей ангара, тихо переговариваясь, выходят два механика. К счастью, они повернули в противоположную от нее сторону и зашагали прочь.

Сжимая в руке трофейный бластер, девушка скользнула внутрь огромного помещения и устремилась к челноку. Трап был опущен… Лея торопливо прикидывала, какие опасности ей могут угрожать, — словно перебирала стопку карт для сабакка.