Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Глава пятая

ЧЕЛНОК доставил их на «Звезду Смерти», и Лея, едва ступив на борт станции, тут же принялась старательно запоминать все увиденное, ничего не упуская.

Она чертила воображаемую карту маршрута, которым они следовали от ангара до ряда лифтов, отмечая каждый поворот и считая количество шагов, требующееся для преодоления каждого помещения. Она вела учет отрядам штурмовиков, марширующих по глянцевым металлическим палубам, отмечая про себя направления их перемещений. Глядя на суетящихся у нее под ногами крохотных дроидов, принцесса вдруг вспомнила о малыше R2 — как он там, один-одинешенек в бескрайних песках? Лея понимала, что муками совести делу не поможешь, что главное сейчас — сохранять ясность мысли, но с каждой новой ошибкой ее все больше терзало чувство вины.

У нее не было ни малейших сомнений касательно того, что ждало ее впереди.

Для ее сопровождения Вейдер выделил сразу восемь штурмовиков. Это было в некотором роде даже лестно, вот только когда они все вместе стали втискиваться в один лифт, Лея закатила глаза и едва удержалась от насмешливого вздоха.

Конвоиры доставили ее в тюремный блок, не обменявшись с ней по пути ни единым словом. Когда они переступили порог последней из дверей, на принцессу ошарашенно уставились три офицера, сидевшие за терминалами. Лея испытала некоторое удовлетворение, заметив, как у дежурных глаза на лоб полезли. Они ее узнали. Вот и хорошо. Стало быть, у нее уже сложилась репутация этакого жука-игольника, который не дает покоя Императору.

— Узник два-один-восемь-семь, — доложил один из конвоиров.

Офицер охраны смущенно покачал головой:

— Но это же сенатор…

— Это узник два-один-восемь-семь, — с нажимом повторил штурмовик.

Разумеется. С точки зрения Вейдера она уже не сенатор. Да и не принцесса тоже. Теперь она для него лишь ничтожное существо, не заслуживающее даже собственного имени. Преступница. Положение становилось… затруднительным. Лея понимала: если только она не сумеет каким-то образом доказать, что никак не связана с Восстанием, ей уже никогда не удастся вернуться домой на Алдераан. Во всяком случае, до тех пор, пока повстанцы не одержат верх над Империей. И хотя принцесса с радостью бы вступила в Альянс повстанцев в качестве полноправного бойца — каждый день жить, сражаться и трудиться вместе с ними, — она прекрасно понимала, что могут пройти годы, прежде чем она снова увидит своих родных.

Командир охраны не сводил глаз со штурмовика. Штурмовик не сводил глаз с командира охраны.

И Лея решила на время стать той принцесской, которую из нее так старательно лепили тетушки.

— Со мной уже несколько часов обращаются оскорбительно и совершенно несообразно моему высокому положению, — заявила она. — У меня больше нет сил терпеть вашу повальную некомпетентность, и я желаю, чтобы меня наконец сопроводили в мои покои. Или требовать от вас исполнения ваших обязанностей — это слишком много?

Она прекрасно понимала, что «ее покои» — не более чем тюремная камера, но скорее бы выпрыгнула в открытый космос без скафандра, чем озвучила бы это вслух.

— Э-э… хорошо, — промямлил командир охраны.

Лею вновь подтолкнули в спину, и девушка пошла мимо установленных на высоких стойках контрольных панелей. Она внимательно оглядывала скудно освещенный коридор, ежась в порывах холодного воздуха, с шипением вырывающегося из вентиляционных решеток в полу. Насколько принцесса могла судить, к тюремному блоку вел только один проход — тот самый, по которому ее сейчас вели. Дверь одной камеры, второй, третьей, люк мусоропровода… Штурмовик, шедший впереди нее, остановился настолько резко, что Лея по инерции налетела на него.

Что же, с нее хотя бы сняли наручники, прежде чем затолкнуть в камеру. Принцесса устало подошла к длинному и гладкому металлическому блоку на другом конце тесной комнаты. Судя по всему, на этом самом блоке ей и предстояло спать. Она резко развернулась и шагнула к двери, чтобы как следует пнуть ее ногой, но передумала.

— Я этого так просто не оставлю! — крикнула она. — Слышите меня?

Лея была готова голыми руками разорвать всю эту станцию на части, но вначале надо было найти способ выбраться из камеры.

Девушка принялась бродить по помещению, внимательно ощупывая каждый шов на стене в поисках плохо закрепленных панелей — даже если за ними не нашелся бы потайной лаз на волю, их все равно можно было бы использовать в качестве оружия. Но, увы, все на этой станции было с иголочки новым и надежно прикрученным. Тогда Лея забралась на металлическую койку и переключила свое внимание на потолок… Есть! Красный свет, льющийся через решетку над головой, не позволял сразу заметить то, что искала принцесса. Вентиляционное отверстие!

Вот только в это отверстие едва-едва проходила голова.

Ее восторг мгновенно угас. Лея устало села на койку и испустила раздраженный вздох. Чтобы воспользоваться этой лазейкой, ей пришлось бы стать тонкой, как ковакианские обезьящеры, и вдобавок высокой, как вуки, иначе она просто не дотянулась бы до отверстия.

Принцесса была голодная, усталая, замерзшая и очень злая. Она села, обхватив колени руками. «Из дворца — в тюрьму» — она прямо-таки видела этот заголовок в новостных разделах Голосети.

Дарт Вейдер не заставил долго себя ждать. Должно быть, ему было любопытно, как она будет выкручиваться на допросе. Но почему он решил самостоятельно заняться столь грязной работой?

Дверь с шипением скользнула в сторону, и на пороге показался огромный черный силуэт. Вейдер, сопровождаемый двумя охранниками, шагнул в камеру. Офицеры замерли по обе стороны от двери, напряженно изучая потолок. В течение нескольких долгих и жутких секунд в тесной камере стояла полнейшая тишина, нарушаемая лишь ритмичными хрипами из-под маски Вейдера. По спине Леи струился холодный пот.

— Надеюсь, принцесса, ваша каюта вам понравилась.

Лея непокорно вздернула подбородок. Не бояться. Не прогибаться. Не кричать. «Докажи сама себе, — подумала она. — Докажи, что заслуживаешь стать одной из них».

Надо было держаться — ради отца и ради Восстания, которое он создал. Она все еще могла им помочь.

— Я требую, чтобы меня выпустили и судили в соответствии с законом, — заявила принцесса.

— Хватит уже валять дурака, — сказал Вейдер. — У меня на это нет ни времени, ни терпения.

Раздался странный звук — попискивание и электрическое шипение, — от которого волосы у Леи встали дыбом. Вейдер отошел в сторону, пропуская в камеру сферического летающего дроида. Слегка покачиваясь, устройство подплыло к принцессе. На его черном, пронизанном серебром корпусе мерцал красный огонек единственного глаза.

— Что?.. — произнесла девушка, вжимаясь спиной в стену своей камеры.

Из корпуса дроида выдвинулись сверкающие серебром лезвия и щупы, но взгляд Леи был прикован исключительно к нацелившемуся на нее шприцу, который медленно наполнялся какой-то жидкостью. Острие длинной, как предплечье взрослого человека, иглы было направлено прямо на принцессу.

— Нет! — закричала она.

Лея отлично знала, что́ это за устройство… Дроид-дознаватель. Их использование было запрещено как чрезмерно жестокое обращение с заключенными. Великие звезды, какой же дурой она была! Для Империи слишком большой жестокости просто не существовало.

— Последний шанс, ваше высочество, — предупредил Вейдер. — Если не расскажете, где спрятали чертежи и где находится база повстанцев, мне придется выжать из вас нужные мне ответы.

Дыхание Леи стало прерывистым. Во время занятий по самообороне ее учили противостоять и пыткам… Вот только принцесса и представить себе не могла, что однажды окажется в настолько плачевной ситуации. Боль и унижения можно отринуть, представить себе, что их просто не существует. Но что делать с сывороткой правды?

Бежать было некуда. Лея было рванулась к двери, но Вейдер тут же схватил ее и поставил на пути дроида-дознавателя. Игла вонзилась в руку, вызвав невыносимую боль.

Девушка бессильно сползла по стене и тряхнула головой. Голова вдруг стала удивительно легкой — казалось, ее может унести порывом сквозняка. Мир вокруг был расплывчатым и смутным, как если бы принцесса вышла на прогулку по дворцовому саду ранним туманным утром… кожи коснулись мягкие и теплые солнечные лучи… Нет, нет — все не так. Лея была вовсе не на Алдераане.



Сквозь облака пробился чей-то голос:

— Ваше высочество, вы в безопасности. Мне вы можете доверять.

Лея потрясла головой и коснулась щекой чего-то холодного, твердого и гладкого. Тюремная камера. Она в камере. На… на… Почему же так трудно сосредоточиться? В ушах снова застучала кровь. Она прижала к ним ладони. Не в безопасности. Не в безопасности. Не в безопасности.

«Звезда Смерти»…

Эти два слова всплыли из тумана забытья и отпечатались в сознании. Вот где она на самом деле. Не на Алдераане. От этой мысли вдруг сделалось очень больно. Лею затошнило. Когда же все это закончится? Где отец? Ей нужно было повидаться с отцом…

— Я из Альянса повстанцев, — продолжал вещать голос. — Мне нужно узнать, что стало с чертежами «Звезды Смерти». Вы должны мне сказать. Вы должны мне доверять.