Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Александра Салиева

Обречены и одиноки

Время и прилив никогда не ждут.

Вальтер Скотт

Глава 1. Обрести и потерять

Черный узор защитного контура мерцал и переливался, роняя отблески на высокого, стройного и еще не полностью одетого архимага Ашерро. Он стоял на балконе и задумчиво смотрел куда-то за пределы купола. Я провела ладонью по прохладной каменной кладке стены, увитой зеленью. Лиана с крупными желтыми трубчатыми цветками скрывала мрачные стены почти целиком. Растение привносило атмосферу гармонии и умиротворения, напоминая о том, что когда-то природа этого измерения была прекрасна.

Когда-то и мраморные стены дома моего отца были вот так же увиты кампсисом. Правда, цветки были оранжевые, а в закатных лучах казались красными. До сих пор помню, как отец каждый вечер садился рядом со мной на лужайке в нашем саду и рассказывал, как прошел его день, а потом мы вместе смотрели, как садится солнце. Только нет больше ни мраморных стен, ни оранжевых кампсисов. И солнца нет. Как нет и отца.

Из всех моих родных мне единственной удалось выжить в кровопролитной войне. И теперь, спустя столько веков, когда я узнала, что не была ее истинной причиной, это приносит мне пусть и небольшую, но надежду на то, что остальные смогут понять и принять мой выбор. А если не захотят, я их заставлю. Ведь я точно знаю как. Я верю, что Создатель не зря позволил мне дожить до этих дней. Прежде никому из таких, как я, не было отпущено столько времени, а это означает, что моя прямая обязанность закончить начатое. Не обращая внимания ни на что. Даже на любовь к самому прекрасному светловолосому воину всех моих грез. На нее, наверное, в первую очередь.

Легкий ветерок обдувал мое лицо, унося с собой выступившие слезы. Воспоминания слишком горьки. Но я не сломаюсь. Я уже отомстила за смерть отца, пусть это и не принесло мне покоя.

Я — жизнь и сила. Я — воздух, которым дышу. Никогда не сломаюсь.

— Вероника еще не в состоянии замкнуть круг, — вырвал меня из пелены размышлений задумчивый голос Архана. — Вообще все очень странно. Она не помнит, как оказалась в Люксембурге. Не помнит ничего, что происходило после того, как она пересекла границы Альтерры вместе с Авророй. — Он горько ухмыльнулся, а затем мрачно добавил: — Самое интересное, что Ян пытался обнаружить чье-то воздействие, но не смог. Как в случае с тобой.

А вот это мне совсем не понравилось, но я не подала виду.

— Да? — только и спросила я. — Не может такого быть. Тот способ, который я использовала, недоступен для остальных.

— И что за способ такой? — заинтересованно спросил Арх.

Так и знала, что он ведет именно к этому!

Я не ответила. Новый порыв ветра принес аромат его парфюма. Я закрыла глаза, пытаясь вызвать ассоциацию, которая была где-то внутри меня. Осталось только найти ее. И я нашла. Всегда нахожу то, что мне нужно.

— Все это время, что я была на Земле, не считая времени в Джакарте. Тимур не просто рассказал тебе, что я там делала. Ты ведь следил за мной?

Арх чуть улыбнулся, делая шаг мне навстречу. Я, конечно, не возражала, но сейчас мне хотелось услышать правду, а не отдаваться на волю эмоций. Я быстро сотворила на его пути преграду из энергетических потоков воздушной стихии, показывая архимагу, что готова к серьезному разговору.

— Присматривал, — сказал архимаг Ашерро.

Невольно я поморщилась. Не люблю, когда за кулисами есть еще кто-то. Пусть даже и тот, кому я могу доверять больше остальных. В черных, словно сама ночь, глазах, отражающих все звезды Вселенной, читалось искреннее непонимание.

Я улыбнулась про себя — удивляться ему придется еще долго. Я давно не та, что прежде. Но сейчас речь не об этом. В первую очередь я должна понять, когда все пошло не так, как было задумано. Я должна найти того, кто посмел встать на моем пути. Прощать я давно разучилась.

— Ты ведь был там, когда я переживала последствия «поцелуя Марены». Почему ты не остался? — спросила я как можно небрежнее.

Я начала издалека. Не хотелось, чтобы он понял все вот так сразу. Может быть, со временем я и смогу рассказать. Но точно не сегодня.

Он ничего не ответил, только еще шире улыбнулся. Пока я смотрела в его глаза и думала о своем, он начал расплетать мою защиту.

Ладно, разговор может и подождать. Я прищурилась и отодвинула щит в сторону, давая ему знать, что вступать в пусть и шутливую, но все же схватку не намерена.

— Коварный, — сказала я и игриво ткнула пальцем в его торс.

Во взгляде черных глаз промелькнуло удивление. Затем Архан рассмеялся.

— Это я коварный? — сквозь смех спросил он. — Ну, знаешь ли… Это не я вышел замуж за архивампира по расчету, чтобы четырнадцать веков ждать момента и планировать великий план отмщения. В отличие от некоторых…

Архимаг схватил меня за запястье и притянул к себе. Он ласково улыбнулся и провел ладонью по моей щеке.

— В отличие от некоторых обворожительно опасных, — тут я получила легкий поцелуй, — чарующе прекрасных, — еще один поцелуй, — неимоверно стойких и очень сильных в своей воле женщин этого измерения.

Я невольно прикрыла глаза. Создатель, сколько же я ждала этих прикосновений! Мужские ладони прошлись по плечам и замерли, чтобы потом плавно двинуться по спине и опуститься на поясницу. Одним резким движением он прижал меня к себе совсем вплотную. Так, что я почувствовала все его желание.

Хотелось тонуть в этих ощущениях и забыться вновь, не вспоминая прошлого и не думая о будущем, но нужно прояснить хотя бы один, самый важный для меня вопрос. Я прекрасно помнила, что мягким Архан бывает только со мной, а потому предупредила сразу, чтобы потом не было больно ни мне, ни ему.

— Александр. Он помогал мне. — Я вспомнила все, что архивампир сделал для меня, и тон стал более жестким. — Помогал мне жить. Если бы не он, я бы точно сейчас не стояла здесь. И поэтому ты даже не приблизишься к нему. Ведь так, любимый?

Самый прекрасный воин всех моих грез помрачнел, но ничего не ответил.

Пришлось добавить:

— Ведь я права, великодушный архимаг Ашерро? Вы же настолько благородны, что позволили кучке магистров-недоучек проклясть себя аж целых девять раз! Так что вам стоит не трогать всего одну персону?

Руки Арха сжались в кулаки. Знала, что он разозлится, но выбора у меня не было. Я должна заставить его чувствовать себя виноватым, иначе он не оставит Александра в покое. Черные глаза потускнели, и сияние в них погасло. Лицо любимого стало еще мрачнее. И я понимала, о чем он думает. О тех самых магистрах. Да, я высказалась резко. Может быть, даже слишком, но слов не вернешь. Он молчал. Даже отодвинулся от меня на шаг.

— Если бы пришлось, я сделала бы это еще раз. Ради нас и всего этого мира. Не только я последняя в своем роду. — Я не смогла сдержать горькой усмешки. — Из двух зол я выбрала то, которое мне ближе, Арханиэлиус.

В его глазах читался немой укор. Я отвернулась, не в силах выдержать этого взгляда. Хотела, чтобы он почувствовал свою вину? Что ж, моя вина и вправду больше. Но я давно решила, что не буду сожалеть. В конце концов, их сердца остановились быстро и они не мучились. Я не настолько жестока.

— Так почему ты ушел тогда? — Я вернулась к прежней теме разговора. — Были причины?

Архимаг стихии земли коварно улыбнулся. В следующий миг пара веточек лианы обхватила мои запястья, и он смог окончательно расплести мой щит. Тот не мешал Архану прикасаться ко мне, тихонько сиял в стороне, но, видимо, желание превзойти меня хоть в чем-то укоренилось слишком сильно.

Что ж, я позволила. Ведь он все-таки мужчина. И так давлю на него, раз за разом доказывая, что всегда на шаг впереди. А тут — пусть и ничтожная, но победа.

— Я не хотел принуждать тебя, — тихо прошептал он, зарываясь пальцами в мои волосы.

Я точно знала, что он врет. Просто чувствовала. И не потому, что накануне мы наконец закрепили обряд единения на крови. Я и так достаточно успела его изучить.

— А вчера, что это было? — съязвила я в ответ.

Осадок в душе из-за того, что архимаг осуждал меня за прошлые поступки, все равно остался. Хорошо, что он не знал, что я еще натворила, пока он был в гранях. Я не вынесу, если самый прекрасный воин всех моих грез отвернется от меня навсегда. А что касается лжи — выясню, чем он занимался, и без его признаний.

Арх состроил серьезную мину.

— Вообще-то, если помнишь, обряд, — он взглянул на потухшую пентаграмму, — провела ты. А на самом деле мы уже давно женаты. Я и так долго ждал, когда ты соизволишь отдать свой супружеский долг, — он снова прижался ко мне всем телом, — но так и не дождался, — его рука плавно двинулась вдоль бедер, — поэтому решил вежливо попросить, вот и… — он выдохнул прямо мне в губы, — все. Попалась…

Я уже не так наивна, чтобы поверить ему и не понять, что он что-то скрывает. Но я не стала вырываться или противиться прикосновениям. Уж слишком долго я ждала этих слов и мечтала оказаться вот так близко к нему. Мне даже пришлось жить под одной крышей с архивампиром, потому что только он знал, как удержать во мне веру в то, что мое время еще придет. И я потянулась за поцелуем, проведя ладонями по черным рунам на шее архимага в надежде вновь почувствовать тепло мужского тела и забыться хотя бы ненадолго. Руки Архана скользнули по внутренней стороне бедра.